ОБЩЕСТВО

Знаменитая венская проститутка обслуживает только девственников

Ее трудовой стаж составляет 37 лет, - на панели она работает с 1964 года. Пять лет назад Катрин БРАУНЕР прониклась идеями борьбы со СПИДом и решила в корне изменить свою жизнь. А именно – перестать обслуживать кого попало и заниматься исключительно юнцами, пока еще не знающими, что такое женская ласка. В 1998 году Катрин Браунер стала первой и пока единственной венской проституткой, которая стала получать зарплату от государства. Австрийский фонд борьбы со СПИДом зачислил ее в штат в качестве “консультанта-практика”. Наш собственный корреспондент в Европе Кирилл ЩЕЛКОВ разыскал на ночных венских улицах необычную 58-летнюю путану.

58-летняя путана ждет юного клиента

58-летняя путана ждет юного клиента

- Катрин, по популярности вы не уступаете австрийским политикам и звездам эстрады. О вас пишут газеты, рассказывают радиостанции, снимает передачи телевидение. И клиенты, наверное, узнают?
- Та слава, которая на меня свалилась, очень тяжелая. Все время приходится держать себя в форме. Люди привыкли, что по телевидению на мне хороший грим. Хотят и в реальной жизни увидеть такой же. Знаете, какие затраты? Косметику теперь покупаю в дорогих магазинах… Одежда тоже – не барахло. Раньше я снимала комнату в одном борделе, куда вела клиентов, теперь купила квартиру. Копила на нее 30 с лишним лет! Я уже не могу приводить своих мальчиков куда попало, они ждут комфорта высшего качества.
- Катрин, а почему вы решили работать только с невинными мальчиками? Солидные мужчины с большими кошельками перестали обращать на вас внимание?
- Я задумалась: “А зачем я живу? Только ради денег… Умирать противно, получается, зря жизнь прожила”. И тогда решила, что должна помочь молодым ребятам, которые хотят начать жить половой жизнью, но не могут и из-за этого страдают. Понимаете, ну, может этот мальчик снять проститутку. Переплатить ей 500 шиллингов за то, что она отдастся ему без презерватива… Почему она так сделает? Не потому, что СПИДа не боится, а потому, что давно им больна. Или просто проститутка быстро обслужит его в машине, без души. С этого дня мальчик так и будет относиться к женщинам. Как к телу для утех. А я работаю по-другому. После меня девственник выходит взрослым мужчиной… Я пошла в фонд борьбы со СПИДом, им моя идея понравилась. Поставили зарплату, дали рекламу. Так и живу. Зарплата – 700 долларов в месяц, с мальчиков беру чисто символическую сумму - 10 долларов за встречу.

Клиентура становится моложе, а эрекция – слабее

- А зачем вы с девственников берете деньги, если за их обслуживание вам платит фонд?
- 10 долларов – смешная сумма. Вот считайте сами. Приходит ко мне мальчик, я не сразу стаскиваю с него джинсы. Включаю музыку. Говорю: “Ты взрослый. Веди себя, как хочешь…” Наливаю ему алкоголь, предлагаю сигареты… Мы танцуем, разговариваем. Сексом начинаем заниматься часа через три после начала встречи. Потом он идет в душ. Во время занятия любовью используем презервативы, иногда разные игрушки. Посчитали? Получится больше, чем 10 долларов. А это все мне фонд не оплачивает …
- Но как вы понимаете, девственник ли к вам пришел? А может, это просто экономный мужик, который решил выдать себя за невинного мальчика и таким образом сэкономить деньги?
- Два или три раза такие случаи были. Я об этом рассказывала по телевидению. Я все поняла, сказала: “Или уходи, или плати по полной таксе…” Заплатили… Не знаю, как вам объяснить. У меня глаз наметанный. За столько-то лет практики… Я девственника смогу вычислить. Тем более что девственники сейчас стремительно молодеют. Ко мне приходят мальчики 13-15 лет. Редко – 18-летние.
- Вы спите с 13-летними подростками и еще за это получаете зарплату… Но разве это не развращение малолетних?
- Я их не насилую. Значит, привлечь к суду меня нельзя. Вы думаете, было бы лучше, если бы 13-летний подросток напал на женщину на улице? От переизбытка сексуальных желаний… Проблема в другом. Это здоровье подростков. Раньше, лет десять назад, мальчики кончали, но эрекция при этом у них сохранялась. Был второй заход, часто и третий. Сейчас после семяизвержения они одеваются и уходят. Не потому, что не хотят продолжать. Не могут. Наркотики, алкоголь, стрессы сделали свое дело.

Мальчики уходят и возвращаются. Поесть пирожных

- Катрин, вы уже не молодая девушка… Нет опасения, что после знакомства с вами мальчики или переключатся на дам вашего возраста, или вовсе испугаются женщин?
- Обидеть хотите? Почитайте классическую литературу. Великие люди, гении ходили к проституткам, чтобы лишиться невинности. Набраться опыта. Опыта у взрослых женщин, которые им в матери годятся. Чтобы потом этим опытом делиться с ровесницами... Если мальчик ко мне пришел, значит, он меня хочет. У меня за все время практики не было ни одного пацана, который бы не получил оргазма.
- Молодые австрийцы, которых вы лишили невинности, ни разу не приглашали вас свидетелем на свои свадьбы?
- Вы что, с ума сошли? Вот вы бы сказали своей жене: “Милая, я хочу позвать на свадьбу проститутку, которая была моей первой женщиной?” Никогда бы. Семья, любовь. Зато ко мне часто приходят ребята, бывшие клиенты. Звонят в дверь: “Катрин, ты одна?” Приносят вино, шампанское. А я пеку пирожные. Все-таки моя основная профессия – кондитер, хоть я и проработала им всего три года, в ранней юности. Сидим, беседуем, ребята благодарят меня за то, что я лишила их комплексов.
- А их родители вам цветы не приносят? За то, что лишили сыновей невинности?
- Однажды через фонд борьбы со СПИДом меня нашла одна женщина. Говорит: “Моему сыну уже 25 лет, а он еще не познал женщины. Тревожно мне… Пожалуйста, обслужите его…” Притащила его ко мне. Заплатила. Ушла. Сын напился виски и признался: “Я – педераст. Только не говорите маме…” Вот тогда я впервые в жизни соврала. Мама вернулась, а я говорю: “Он – потрясающий мужчина! И уже не девственник!” Мама мне подарила цветы, расцеловала, приглашала в гости.
- Катрин, а проститутка – обидное для вас слово?
- Знаете, в молодости я стеснялась своей профессии. В компаниях врала, что работаю секретаршей или медсестрой. Пряталась, боялась, чтобы не увидели знакомые. Как я “снимаюсь” на улице. А потом подумала: “Чего я, собственно, боюсь? Лучше быть профессиональной проституткой, чем непрофессиональным врачом!” И страх ушел. Ну а когда начала работать для фонда борьбы со СПИДом, даже подруги меня зауважали: “На старости лет пошла на государственную службу!”