ОБЩЕСТВО

Материнский спецназ






Юлия САПУНОВА верит, что сможет добиться правды

Юлия САПУНОВА верит, что сможет добиться правды


Женщины за бутылку водки вызволили своих сыновей из воинской части


Осенний призыв на военную службу ознаменовался новым скандалом. На этот раз все прелести «дедовщины» испытали четверо южноуральцев. Защитить солдат-срочников из Тюленино, поселка Бреды и Златоуста, которых, требуя денег, избивали контрактники из Дагестана, прокуратура Амурской области не посчитала нужным. Теперь матери, за бутылку водки вызволившие своих детей из части, добиваются, чтобы на их сыновьях огульно не ставили клеймо «дезертир».


Провожая весной сыновей в армию, жительницы маленьких уральских поселков Бреды и Тюленино и городка Златоуст понятия не имели о том, что их сыновья могли избежать призыва по состоянию здоровья.
У братьев Максима и Дениса Губаревых - перинатальное поражение центральной нервной системы, у Кирилла Сапунова - гипертония и повреждение грудной клетки, у Вани Татаринцева тоже гипертония, а после тяжелой травмы ноги он хромает.
Но «косить» от армии юноши не собирались. «Учебка», где все они познакомились, призывников не разочаровала, и матери радовались их первым армейским вестям. Отцов у ребят нет. Женщины не были знакомы и не предполагали, что скоро жизнь объединит их в материнский «спецназ» и ему предстоит высадиться аж в Амурской области.






Наталья ЧЕРНООК, увидев спину старшего сына - рядового Дениса ГУБАРЕВА, выплакала все глаза

Наталья ЧЕРНООК, увидев спину старшего сына - рядового Дениса ГУБАРЕВА, выплакала все глаза


Деньги и травка


- Наши радужные представления об армии развеялись в первую же неделю службы, - говорит Кирилл Сапунов. - Дагестанцы-контрактники новобранцев за людей не считали. Уже во второй день вымогали деньги, предлагали покурить травку, а тем, кто отказывался, угрожали. Нас поднимали ночью, заводили по очереди в туалет и со словами «здесь вы будете делать все, что мы скажем» били берцами (армейские ботинки - М. К.). Ноги потом болели и так распухали, что невозможно было натянуть сапоги. Многие после «темной» ходили в тапках, а «деды» веселилсь. Любимым их развлечением была табуретка. Ее они пытались сломать о наши головы, приговаривая, что так они нас научат головой кирпичи разбивать. Шишки и головные боли не проходили неделями. От отчаяния хотелось залезть в петлю. Если бы не приезд матерей, домой бы мы вернулись в цинковых гробах.
Мам на помощь первогодки не звали. О том, что сыновьям она необходима, каждая из женщин догадалась сама.






Ваня ТАТАРИНЦЕВ думал, что армия даст ему профессию и путёвку в новую жизнь

Ваня ТАТАРИНЦЕВ думал, что армия даст ему профессию и путёвку в новую жизнь

- Я отправила в часть переводом 10 тысяч рублей, - рассказывает Наталья Черноок, мама братьев Губаревых. - Сыновья знают, что для меня это очень большая сумма, я собирала ее по знакомым. Но вскоре дети срывающимися голосами попросили срочно положить побольше денег на мобильники. И тут я все поняла. Отвечая «да» и «нет», мальчики подтвердили мою догадку. Контрактники забирали у них телефоны и звонили в Дагестан. Под предлогом, что я мало прислала, они продолжили вымогательства и избиения. Я позвонила командиру и настаивала на переводе детей в другую часть, но он сказал, что это невозможно. Тогда я попросила сыновей прислать мне телефоны других матерей.


Водка и картошка


Женщины созвонились и решили вместе отправиться спасать детей. Приехав в часть, они за бутылку водки уговорили командира отпустить ребят в увольнение. На всякий пожарный он выпустил новобранцев за пределы части без военных билетов.
Позже женщины позвонили командиру и попросили отдать документы, сообщив, что увозят своих детей домой. Командир сказал, что обменяет документы на сыновей. Билеты солдатам на поезд матери купить не могли. Понимая, что их объявят в розыск и сыновьям грозит обвинение в дезертирстве, женщины с беглецами почти четверо суток шли по тайге. Обессиленные вышли на трассу. На их счастье, им удалось поймать грузовик. Водитель спрятал ребят под мешками с картошкой и повез их в Челябинск, откуда на попутках они добрались до своих поселков.






Кирилл САПУНОВ на медкомиссии в военкомате опасался, что врачи его забракуют

Кирилл САПУНОВ на медкомиссии в военкомате опасался, что врачи его забракуют


Волки и овцы


Преступницами матери себя не считают. Как и все их земляки, помогавшие собрать деньги на этот десант. Ребята, когда еще были в части, писали в прокуратуру края, туда же звонили и матери. Однако проведенная по их просьбам проверка не выявила в части «дедовщины». Сослуживцы, которых тоже били, побоялись дать показания.
- Если в той части не наведут порядок, ждите самоубийств, - уверены братья Губаревы. -
На беглецов завели уголовные дела. А дагестанцам-контрактникам, превратившим их армейские будни в кошмар, хоть бы хны: они продолжают терроризировать молодых бойцов.
В Военной прокуратуре челябинского гарнизона отказываются принять заявления срочников о «дедовщине» на Дальнем Востоке, от которой они пострадали. Бегунков уговаривают явиться с повинной, однако матери не собираются выдавать сыновей.
- Нам достаточно было осмотреть детей и выслушать. Вся голова Кирюши, как и у других мальчишек, была в шишках и ссадинах, тело в кровоподтеках и рубцах, - говорит Юлия Сапунова. - Ребята сказали: «Если оставите нас здесь, мы повесимся». Смерти сына я бы не пережила, поэтому решилась на такое. Украли мы сыновей, чтобы спасти. Не позволю, чтобы долг Родине он отдавал рабской покорностью тем, кто сродни фашистам.






Денис ГУБАРЕВ утверждает, что контрактники его спину поцарапали проволокой просто ради забавы

Денис ГУБАРЕВ утверждает, что контрактники его спину поцарапали проволокой просто ради забавы


Комментарий специалистов


Людмила ЗИНЧЕНКО, председатель Ассоциации солдатских матерей Челябинской области:
- После ЧП я посмотрела медицинские карточки бежавших срочников и ужаснулась: их вообще не должны были призывать на службу. А раз призваны ребята были незаконно, значит, не должны преследоваться за побег из части.
За нанесение телесных повреждений контрактники и проглядевшие беспредел офицеры должны понести наказание. Загвоздка в том, что челябинские военные не хотят принимать заявление с жалобами на «дедовщину» на Дальнем Востоке. Здесь вина матерей беглецов: перед отправкой сыновей в армию они не озаботились оформлением доверенности на ведение дел от имени мальчиков.
Выход один - повторная медкомиссия и официальное комиссование. Уголовное преследование будет прекращено, и тогда матери солдат смогут подать заявления в суд с требованием возмещения морального вреда с военкомата, а также наказания командиров части.


Сергей ФЕДОРОВ, полковник, замполит воинской части №21720, где служили беглецы:
- Дальневосточная военная прокуратура провела проверку в воинской части под командованием подполковника Юрия Соболева. Выяснилось, что по прибытии в часть призывники были обеспечены всеми видами довольствия. Неуставные отношения к ним со стороны сослуживцев не применялись. Ребята, по всей видимости, оказались «маменькиными сыночками», просто расхотели служить, вот и ушли в самоволку.


Алексей ЧЕРНЫШОВ, секретарь Челябинского областного военкомата:
- Если над солдатом издеваются, вымогают у него деньги, он может самовольно покинуть часть. В течение десяти дней беглец обязан явиться в ближайшую военную прокуратуру и объяснить причину побега, а также написать в заявлении, кто и чем его избивал, как унижал. Только в этом случае его не будут считать дезертиром. Пока идет следственная проверка, бойца определят в другую часть.


Родителям на заметку


Доверенность на ведение дел от имени своих чад, призванных на военную службу, должна оформляться призывником как генеральная и содержать следующий текст:


Генеральная доверенность


Я, ФИО, все паспортные данные, прописка, доверяю своим родителям (ФИО, паспорт, прописка) быть моим представителем во всех государственных и административных органах, учреждениях и организациях, включая городской и областной военкоматы, военную прокуратуру, нотариат, вести мои дела во всех судебных органах и подписывать документы от моего имени.
Подпись
Дата


Документ заверяется нотариусом.