ОБЩЕСТВО

Ольга Слуцкер считает, что ее сын — «зомби»?








Ольга СЛУЦКЕР

Ольга СЛУЦКЕР


Пресненский суд г. Москвы, рассматривающий дело об определении места жительства детей экс-супругов СЛУЦКЕР, услышал наконец мнение о происходящем главного участника процесса - 11-летнего Миши СЛУЦКЕРА. После двухчасового опроса ребенка в суде адвокат отца заявил, что мальчик выразил однозначное желание остаться с папой. Адвокат матери сказал, что ничего не знает и три дня будет ждать официального протокола.


Если мальчик действительно предпочел отца-сенатора матери-бизнесменше, то результат суда легко предсказуем. В подобных «деторазводных» процессах желание ребенка однозначно перевешивает все аргументы и доводы взрослых родителей. Закон тут на стороне детей: исполнилось тебе 10 лет, можешь адекватно оценивать происходящее - сам выбирай, кто из родителей ближе и приятней.
Однако в рукаве у Ольги Слуцкер спрятан такой туз, который может в корне изменить весь ход процесса. В материнском порыве спортсменка, которая раньше уже пыталась убедить суд считать своего ребенка, мягко говоря, «неадекватным», приготовила сыну новый сюрприз. Теперь адвокаты мамы на всю страну называют маленького Мишу «зомбированным» и просят врачей-психиатров дать заключение. Не о своем, разумеется, психическом состоянии, а о состоянии сына. Вроде того, что мальчик похож на оживший персонаж американских фильмов и африканских легенд.
«Раз ребенок говорит не то, что нужно маме, он или нездоров, или заколдован», - похоже, примерно так рассуждает практичная бизнес-леди, напрочь отбрасывая предположение, что мальчик ее может больше не любить.
Публичные оскорбления в адрес детей со стороны самых близких им взрослых, увы, перестали быть редкостью. Когда летом прошлого года на всю страну делили ребенка Кристина Орбакайте и Руслан Байсаров, бабушка мальчика - Алла Пугачева - сравнила внучка с Павликом Морозовым. Не очень по делу, потому что Павлик сдал папу-кулака советской власти, а Дени Байсаров - наоборот: на всю страну признался в любви к отцу-олигарху. Но если вспомнить, что Павлика зарубили топором родственики, реплика Аллы Борисовны не очень понятна.
Орбакайте и Байсаров доскандалились до того, что их публично отругал Владимир Путин и этот развод стал самым громким в 2009 году. Может быть, чтобы стать звездой разводов-2010 Ольга Слуцкер, похоже, решила этот скандал скопировать, но несколько иначе?
В отличие от Аллы Борисовны Ольга Сергеевна воспитана не на Павлике Морозове, а на кооперативных видеосалонах и подпольных видеопросмотрах. Поэтому вместо замшелых пионеров-героев использует образы бурной юности восьмидесятых.
Если кто-то не помнит изначального смысла слова «зомби», напомним, что это мрачный покойник, чьим телом овладели злые негритянские колдуны, и теперь он с оловянными глазами бродит под луной и обижает фехтовальщиц. Иными словами, зомби - это Павлик Морозов, который спустя семьдесят лет после смерти вылез из гроба и пошел работать налоговым инспектором.






Миша СЛУЦКЕР ждёт встречи с судьёй

Миша СЛУЦКЕР ждёт встречи с судьёй


Правда, пока Мишу называют «зомбированным» только сама несчастная мать, ну и, разумеется, ее адвокаты. Поэтому существование сына-«зомби» надо удостоверить специальной справкой. И тогда, видимо, судье не останется другого выбора, как признать тот факт, что скромный мальчик Слуцкер пал жертвой злых колдунов, а главный из них, конечно, его папа.
Однако не очень понятно, раз все это - правда, зачем в таком случае Ольге Сергеевне «ребенок-монстр?» Ни в клуб не взять, ни на какие-нибудь там «Большие гонки» - засмеют собчаки-бондарчуки и прочие канделаки. А уж о том, что ждет ребенка-«зомби», когда он вырастет, и думать не хочется.
В конечном итоге все, разумеется, упирается в справку. Создается впечатление, что этой бумажке, которая должна заставить суд признать сверхъестественные явления, в сознании Ольги Сергеевны придается большое значение.
Как будто, если в ответ на слова Миши Слуцкера о желании остаться с отцом адвокат Ольги Руслан Коблев достанет заветную справку и зачитает по ней заключение экспертизы, злой папа Слуцкер, как после молитвы, растает в воздухе, а радостный Миша убежит за руку с мамой в закат на фоне финальных титров. И это было бы самое удивительное судебное заседание в истории России.