ОБЩЕСТВО

«Мужики совсем сдулись. Зато какой спрос на вибраторы!»








Ну какая девушка не мечтает встретить своего принца!

Наш корреспондент Вера ПАНИНА в поисках секс-приключений: «Ну какая девушка не мечтает встретить своего принца!»


Корреспондент «ЭГ» отправилась в российскую глубинку в поисках секс-приключений


Говорят, романтика покинула мегаполисы. Якобы москвичи и питерцы давно перестали ценить искренние чувства. Крупнейшие города лидируют, к тому же, по числу импотентов. Врачи винят во всем пресловутую гонку за успехом и деньгами. В общем, выродились столичные самцы. «За здоровым сексом надо ехать подальше от Москвы! – просветила меня как-то подруга, - Там та-а-акой генофонд – закачаешься!» В поисках романтических эмоций и крепкой эрекции наш корреспондент отправилась в городок на Волге.


Самара не какая-то там провинция, как думают многие. Это самый что ни на есть город-миллионник. «У нас даже метро есть», - с гордостью заявляют местные всем, смеющим в этом усомниться. Правда, жителям на этих обширных просторах встречаться и знакомиться особо негде. Летом одинокие люди отправляются на три стратегически важные точки – городскую набережную, площадь Славы и центральную улицу Ленинградскую. Не нашедшие любви оставляют координаты прямо на местных достопримечательностях. Скульптура «Ладья» и Монумент славы (мужик с раскрытой в руках книгой), которого из-за очертаний называют Паниковским с гусем, буквально испещрены номерами асек и телефонов.
В другие времена года знакомиться на улице нереально. Потому что когда темнеет рано, лиц не разглядеть – в городе экономят электричество. Фонари там, где они есть, горят вполнакала. Прохожие, как в какой-нибудь деревне, освещают дорогу фонариками и мобильниками. Темнота тут не друг молодежи, а помощник лихого человека. В дворах и подъездах с вывинченными лампочками любят прятаться грабители, вырывающие у женщин сумки. После одиннадцати вечера одиноким девушкам по городу лучше не ходить. Поэтому позабытая в Москве традиция провожать даму до дома считается у местных нормой. Они же и разбивают злополучные лампочки в подъездах, чтобы вырвать у подруги пару минут петтинга в темноте у двери ее квартиры.






Отчаявшись встретить своего принца, можно легко найти ему замену - в секс-шопе

Отчаявшись встретить своего принца, можно легко найти ему замену - в секс-шопе


Эмансипированный рай


Во все остальные времена года самарцы тусят в клубах. Правда, собираются там зачастую малолетки и неудивительно, ведь в местных культурных заведениях любят крутить, в основном, танцевальную музыку. Устав проводить время среди школьников, можно переместиться куда-нибудь в кафе: там вас поджидает местная богема. Самарский истеблишмент неизменно пьян, имеет не ведавшую спортзала фигуру и плохо пахнет. Местные сражают девушек фразой: «А купите мне рыбки к пиву!» На секс можно не рассчитывать, скорее, вы заплатите ему за такси, чтобы его не стошнило на ваше парадное платье.
Трезвых мужчин, догадавшихся с утра почистить зубы и помыться, расхватывают в первую очередь. Впрочем, в отличие от столичных кавалеров, они не стремятся поразить вас своим интеллектом или, на худой конец, деньгами. Коронная тема разговоров – бытовые проблемы, а показатель крутизны – умение строить бармена. Здешние непуганые представители сферы услуг даже в престижном заведении не побоятся разбавить ваш фреш, подменить коктейль более дешевым или зажать сдачу. И тогда ваш спутник сделает жест… Нет, он не отведет вас в другой бар и не купит другой коктейль. Он станет громко кричать и стучать кулаком по столу, требуя менеджера, грозясь избить бармена, официанта и спалить кабак дотла. Девушка после этого скандала из-за сторублевого напитка должна, видимо, немедля восхититься и отдаться. Бармен, кстати, не пострадает. Пока ваш милый бузит, менеджер мигнет ему, и разливатель напитков тихо улепетнет через заднюю дверь…






Скульптура Белый танец на набережной вся исписана номерами асек и телефонов истомившейся по сексу молодежи

Скульптура «Белый танец» на набережной вся исписана номерами асек и телефонов истомившейся по сексу молодежи


«Девушки, купите мне портвейн!»


Вообще умение девушки самой себя обеспечить у местных в чести. Здесь вы можете в полной мере почувствовать себя эмансипе. Никто не предложит оплатить вам после свидания такси. Не говоря уже об ужине в ресторане. Зарплаты маленькие, так что каждый платит за себя. А уж если вы раскошелитесь и на трапезу спутника, волшебный вечер обеспечен. Не зря местные сайты знакомств пестрят объявлениями вроде «Девушки, купите мне портвейн!». Все эти 30-40-летние Стасики, Костики и Шурики, «живущие с родителями» и имеющие «стабильный средний доход», они тоже хотят встретить свою принцессу. Но при этом не догадываются, что для начала нужно научиться отличать Бабеля от Бебеля, иногда мыться и не выбрасывать, по старинной русской традиции, презерватив в окно. Месяц за месяцем они постят на сайтах сделанные мыльницей фотки в растянутых свитерах и ждут большой и чистой любви, но их хватает только на объявы вроде: «У меня тыща на кармане, кто подкинет еще и пойдет со мной в клуб?»






Скультура на набережной. Бесформенный торс с грудью и без рук называется Идущая Клио

Скультура на набережной. Бесформенный торс с грудью и без рук называется «Идущая Клио»

Впрочем, ухоженные и интеллигентные мужчины тут и не в чести. Среднестатистическая горожанка зарабатывает немного, и если нет «рукастого» мужика в доме, приходится отдавать немыслимые тыщи умельцам из ЖЭКа, которые ничего забесплатно не делают. Так что Статик в растянутом свитере всегда найдет свою принцессу, а принцесса – бесплатного столяра, электрика и сантехника в одном лице. Тем, кто стесняется знакомиться сам, невест ищут мамы и сестры – через газеты и тот же интернет. Ищут с формулировкой «нужна женская помощь по дому» и объясняют, что после смерти не хочется оставлять сыночка грязным и голодным.
Состоятельные мужчины, если такие даже вам попадутся, никогда не станут швыряться деньгами и гнуть понты, как это принято в столице. На свидание ваш состоятельный кавалер явится одетым, как последний голодранец. На ресторан вряд ли потратится, предложит покормить дома. Отличие от представителя среднего класса будет состоять в том, что дома не окажется мамы.






Смотровая площадка Ладья 1986 года, расположенная на набережной, служит местом тусовок молодёжи

Смотровая площадка «Ладья», расположенная на набережной, служит местом тусовок молодёжи.


Спрос на вибраторы


С секс-развлечениями в городе туго. Тут аж четыре гей-клуба, но дела у них идут неважно.
- Посетителей мало, как в деревне, все друг друга знают, - жалуется арт-директор одного из них. – Народ тут настроен очень гомофобно. Поэтому у нас система клубных карт и фейс-контроль. Несколько раз посетителей у клуба подстерегали местные гопники и избивали. Нажаловались ментам, попросили разобраться – те только рассмеялись.
В городе 15 секс-шопов, правда, ассортимент бедноват. Уличный павильон «Интим» впечатления не производит. На полках одиноко пылятся липкие китайские дильдо, похожие на просроченную колбасу. 35-летняя продавщица Гуля смотрит на меня, как на инопланетянина. На просьбы рассказать, как работает тот или иной прибор, только хлопает глазами. Недавно она продавала косметику в палатке и ушла из-за домогательств хозяина. В окружении вибраторов и надувных кукол ей хорошо – сюда почти никто не заходит. Ассортимент она не знает. Признается, что как-то спутала анальные бусы с масляными шариками для ванной – бросила дома в воду и удивилась, почему те не растворяются.
В крупных сетевых секс-шопах дело веселее. Продавщица Настя бодро рапортует, что с началом кризиса женщины стали заходить чаще.
- Мужики наши совсем сдулись. Вот и берут девочки вибраторы, да побольше, - хвастается она.
Поклонники экзотической и нетрадиционной любви обитают лишь на местных интернет-форумах, где грустно жалуются, что найти развлечение по душе они могут лишь в столице. Да, тут есть и трансы, и садо-мазохисты. Но первые на поверку оказываются обладательницами или обладателями накладных силиконовых прелестей.  А для вторых верх смелости - меховые наручники.
Увы, так и не найдя большой и чистой, с грустью покидала я волжский город, тоскливо размышляя о том, что раз даже недалеко от столицы секса нет, то что же происходит в глухой глубинке? Впрочем, не имея возможности вкусить запретных плодов, самарцы всегда умеют над эротикой посмеяться. Выражается это даже в архитектуре. Уезжая из Самары, еще долго помнишь вокзал. Он округлый, как фаллос, и упирается в улицу Льва Толстого. Так его и называют - конец Льва Толстого.