ОБЩЕСТВО

Сквозь тернии к портвейнам






НИЙА: на свободу с чистыми мозгами

НИЙА: на свободу с чистыми мозгами


21 раз обежала наша планета вокруг красна-солнышка, с тех пор как на белых простынках кинотеатров нашей необъятной Родины прокрутили фильм "Через тернии к звездам", который из области научной фантастики. Тарелки летают туда-сюда, говорящие осьминоги, погибшая планета Десса, и вообще карлик по имени Туранчокс. Да, чуть не забыл самое главное. С полминуты показывали почти голую инопланетянку Нийю... И это все снималось в светлом 80-м году, когда по гениальному прозрению Хрущева, мы уже должны были вовсю купаться в лучах коммунизма! Народ в зале тогда просто рвал и метал. Рвал зубами тугие портвейные пробки и метал содержимое в себя. Фильм-то двухсерийный. А под картинку на экране да в кромешной темноте, без опасения быть связанным милицией, пилось легко и вольготно.
Но шли годы. Да, именно так - шли годы. Надувались и лопались гайдары, похмельной росой на лице Бориса Николаевича испарился Советский Союз. Жрать напитки теперь можно где угодно и когда угодно, билеты на приличный фильм стоят теперь, как несколько пузырей водки, не считая пива. Но радости мироощущения нет.








КАРЛИК ТУРАНЧОКС: Иди на Астру Там портвейн дешевле

КАРЛИК ТУРАНЧОКС: Иди на Астру Там портвейн дешевле


И вот пригласили меня на просмотр фильма "Через тернии к звездам". Только на новую версию. А что такое нынешняя демократическая новая версия старого фильма? Сами-то сейчас ничего такого фантастического снять совершенно не способны, так берут старую пленку, впихивают туда долбаный долби-звук, убирают социалистические реалии - и извольте жрать. Известный случай. Да, кстати, в число социзлишеств почему-то включили любимую голую инопланетянку и тоже выкинули. Но раз я решил поностальгировать, меня и Чубайсом не остановишь. Портвейн я нашел легко, а вот с граненым стаканом и плавленым сырком "Волна" пришлось повозиться. Ладно-ладно, все нормально. Звук гремел, на экране мелькали еще молодые физиономии актеров. Александр Михайлов, Борис Щербаков, Вадим Ледогоров... Наливаемый портвейн гулко бился о стенки стакана. Нормально.
Ну сюжетец-то все помнят наверняка. Нашли в космосе лысую инопланетянку. У нее, как выяснилось, с головой плохо. Просто совсем беда. В голове какие-то пупырышки. И если на них воздействовать хитрым образом, она такого наворотить может, что просто мама - не балуй. Ну там еще погибающая от зловония родная планета Десса, злобный карлик Туранчокс и прочая околокосмическая ерундистика. Да, на Земле, кстати,- полная благодать: все радуются и процветают, поголовно говорят по-русски включая инопланетного осьминога. И что особенно приятно, нет никаких американцев. То есть вообще. Жизнь по этому поводу просто замечательная.








СТАРАЯ ПЛЕНКА: с новыми звуков

СТАРАЯ ПЛЕНКА: с новыми звуков


Ну дальше - ясно. Планету от дерьма очистили, мозги инопланетянке прочистили. В итоге вечная любовь с инопланетными народами и грядущие интимно-половые коллизии между юным звездолетчиком Степаном и нездешней барышней Нийей. То есть под портвейн зыркать - одно удовольствие.
Где-то посредине киношки я неожиданно ощутил невообразимый ужас и тревогу. Портвейн -то кончается! А до конца фильма еще минут 40. Я панически заерзал на кресле, вызывая возмущенный шепоток окружающих киноманов. Как жить без портвейна?! Нет, немедленно бежать со свистом в ушах, хлопая по тощим бедрам крыльями незастегнутой куртки, мчаться, как Михаэль Шумахер из "Формулы-1" до ближайшего ларька! Схватив бутылку, я немедленно глотнул прямо у сверкающей посудой витрины. Что это? Такая жажда давненько со мной не случалась...
Отдышавшись, я ознакомился с пресс-релизом фильма. После недолгой борьбы со знакомыми буквами взгляд уперся в строки: "При записи сигнала управляющего действиями искусственных гуманоидов используются звуковые частоты, способные вызвать ухудшение состояния здоровья у людей с заболеваниями, сопровождающимися головной болью". И еще: "Позывные Нийи включают частотный спектр, заставляющий зрителей испытывать тревогу и смятение, а "вой биомассы" вызывает настоящую вибрацию в зале за счет использования сверхнизких частот".
Так вот в чем петрушка! Это во всем биомасса виновата, что я за портвейном так рванул. А я грешным делом подумал, что совсем до крутого алкоголизма докатился. Ан нет, фигушки. Это вам не просто так, а строго научный факт. Физика с химией.
Угомонившись от тяжких переживаний, я глотал портвейн уже с видимым удовольствием. Под внезапно выглянувшее солнце. А фильм - приятный и полезный. Только две бутылки брать надо. И уши ватой затыкать. Чтобы не помчаться за третьей.