ОБЩЕСТВО

Медсестра отучила капитана сквернословить






Татьяна Ивановна...

Татьяна Ивановна...


После взятия Берлина командир части женился на отважной девушке-фельдшере


Операционной медсестре Тане ГОРШКОВОЙ было всего 18, когда грянула война. Уже 12 июля 1941-го вслед за отцом и братом она добровольцем отправилась на фронт и до самой Победы выносила с поля боя и выхаживала раненых. Ее любили, о ней мечтали. Командир части, капитан Алексей СЕМЕНОВ, с которым она полвойны конфликтовала из-за его трехэтажного мата, не стал исключением. Их свадьба могла состояться в 1943 году, но комсомолка и красавица согласилась пойти под венец на двух условиях: только после взятия Берлина и если с сегодняшнего дня командир прекратит ругаться.


С первой любовью - Васей Пономаревым судьба свела юную Таню Горшкову осенью 1941-го в уральском военном госпитале под Ашой.
- С перебитой рукой он прибыл с фронта и в тот же день познакомился с какой-то женщиной и остался у нее, - рассказывает 88-летняя Татьяна Ивановна. - Из-за этого мне сильно влетело от начальства.






...вынесла с поля боя своего будущего мужа Алексея СЕМЁНОВА

...вынесла с поля боя своего будущего мужа Алексея СЕМЁНОВА

Когда Василий вернулся в госпиталь, Таня с ним не разговаривала, а молодой человек, желая искупить вину, помогал и воду носить, и «буржуйку» топить, и ухаживать за ранеными.
- Однажды моя коллега в темноте спутала колбу, в которой стояли градусники, с кружкой и плеснула в нее кипяток. Они лопнули, а отвечала за них я, - говорит Горшкова. - Каждый градусник стоил сто рублей. Таких денег у меня не было. Василий выручил: собрал со всех деньги и купил новые. С тех пор мы стали дружить.
Раненые считали обходительного бабника Васю и неприступную Таню женихом и невестой. Но зимой 41-го пути влюбленных навсегда разошлись: Таня отправилась в Ленинградскую область, а бравый танкист Василий - на фронт...
Ту дорогу Татьяна Ивановна вспоминает со слезами:
- Эшелоны бомбили круглосуточно, люди умирали сотнями. На протяжении всего пути на ветках висели оторванные ноги и руки, куски шинелей. Стоял 30-градусный мороз, ноги примерзали к портянкам. Голод перебивали водой, которую набирали на остановках из воронок с трупами.


Под юбку - не лезть!


В местечко Синявино под Ленинградом артиллерийская часть №505, к которой была прикреплена Горшкова, чудом прибыла практически без потерь. Но, по словам Татьяны Ивановны, на пустом поле буквально за два дня выросло солдатское кладбище. Погибших хоронили прямо под взрывы немецких снарядов. И так до января 43-го, пока не прорвали блокаду Ленинграда.
Вскоре медсестру повысили до фельдшера и направили в Красносельский военный госпиталь.
- Впервые за последние годы я спала не в траншее или землянке, а в доме с печкой, можно было раздеться, - рассказывает пенсионерка.
Однажды в воинскую часть прислали нового командира. Несмотря на поздний час, 35-летний капитан Алексей Семенов решил познакомиться с личным составом. Таня спала.
Начальник госпиталя попросил ее не будить и предупредил: «Фельдшер у нас - девчонка бойкая. Вы поосторожней с ней. Если под юбку полезете, враз по шее получите!»
Заинтригованный Семенов зашел в ее комнату, но в темноте обо что-то ударился и выругался. От мата Горшкова проснулась.
Одевшись, Таня вышла и спросила:
- Это кто тут выражается как сапожник?
- Это, товарищ капитан, и есть фельдшер Танечка, - представил Горшкову начальник госпиталя.
- Разве это фельдшер? Это же школьница! - выпалил Семенов.
- Считайте меня, кем угодно, только больше при мне не материтесь! - бойко парировала Таня.
С того дня Семенов потерял покой. Чтобы чаще видеть Танюшу, он вызывал ее к себе, как только находил к чему придраться.
- Ухаживания Алексея я долго не принимала, война все-таки, - продолжает Татьяна Ивановна. - Сколько раз он меня замуж звал, но я отшучивалась. А он приходил в ярость, однако матерился все тише и реже.


Презервативы на свадьбу


Однажды в Литве командир части вдруг срочно вызвал по рации Таню с передовой. Та оставила раненых и под пулями приползла к нему в блиндаж. «Отдохни, Танечка, отоспись!» - сказал ей Алексей дрогнувшим голосом.
- Вы с ума сошли, товарищ командир?! - возмутилась фельдшер, развернулась и вернулась на поле боя.
О поступке капитана узнало начальство. Семенов мог пойти под трибунал, но солдаты написали рапорт в его защиту. Влюбленного капитана помиловали. Но Татьяна этой выходки не простила и общалась только по долгу службы. Растопил девичье сердце печальный случай. При форсировании Одера Семенов получил тяжелое ранение правого легкого.
Под обстрелом Татьяна дотащила раненого до операционной палатки. Придя в сознание, капитан отказался ехать в тыл. Спустя неделю, увидев его на огневой позиции с лицом землистого цвета, Горшкова пришла в ярость:
- Что вы за человек, Семенов?! Делаете все мне наперекор!
- Прости, я хотел тебя увидеть. Мы идем на Берлин. Выживем, выйдешь за меня замуж? -спросил капитан.
- Да. Если навсегда прекратишь материться!
После капитуляции фашистов Семенов обратился с рапортом в штаб с просьбой разрешить им с Горшковой зарегистрировать брак.
26 июня 1945 года Татьяна и Алексей расписались. В немецком городе Шверин им выдали справку за подписью замнаркома Булганина.
- Там и свадьбу сыграли. Однополчане подарили нам много полезных вещей, найденных на улицах разгромленного Берлина, - говорит Татьяна Ивановна. - Часы, одеяла, посуду, одежду и даже презервативы. В Челябинск к маме я вернулась с внушительным приданым и мужем!
Семеновы прожили долгую и счастливую жизнь, вырастили двоих сыновей.
Пять лет назад Алексея Семенова не стало. По словам друзей-ветеранов, до последних дней пенсионер сдувал пылинки со своей ненаглядной Танюшки. И не сквернословил даже в ее отсутствие.