ОБЩЕСТВО

Живая водка и мёртвая






До перестройки и «сухого закона» русские люди чаще пили водку по радостному поводу, а после, - чтобы залить горе

До перестройки и «сухого закона» русские люди чаще пили водку по радостному поводу, а после, - чтобы залить горе


Живая водка и мертвая


«Сухой закон» отменили, чтобы легче было проводить грабительские реформы


25 лет назад, 16 мая 1985 года, Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом», прозванный в народе «сухим законом». Граждане тут же принялись рубить виноградники и одновременно с этим мастерить по домам самогонные аппараты. В итоге - гласность, перестройка и прочий бардак, который не прекратился до сих пор.


Собственно, тот самый день тогда, в 85-м, я особо не выделил в череде однообразных будней. Не то чтобы меня борьба с пьянством совсем не интересовала. Очень даже интересовала. Но косвенно. Просто я в тот момент служил в армии. В Ракетных войсках стратегического назначения Советского Союза! В дремучих белорусских лесах. И какая-то лабуда с ограничением продажи спиртного и борьба с пьянством не могли затмить грядущего осенью этого же года дембеля. Так что впервые я столкнулся с этим законом только осенью, уже в Москве. Ехал в гости, зашел в главный гастроном столицы - Елисеевский и удивленно обнаружил сиротливо-пустые витрины винного отдела, которые, видимо, чтобы не так уж травмировать народ, задернули веселенькими беленькими занавесками. Изумленный я пошел дальше. Через квартал в продуктовом увидел пиво, купил ящик и отправился спокойно в свои гости. О, как я был наивен! Этот никчемный закончик, фитюлька, перевернул, перепахал, разжевал и выплюнул разом судьбы и жизни миллионов людей! Именно он был детонатором распада и скатывания в третий мир самого мощного государства ХХ века - СССР.




Не успели граждане как следует очухаться и занять бесконечную очередь в винный, как начались демократия, бегство войск из Германии, процесс «Перекуем ракеты в кофеварки!», распад социалистического лагеря, отделение республик, запрет русского языка у «братских народов» и так далее.


Двойной обман


- Я часто слышу: вот началась антиалкогольная кампания и люди стали пить меньше и жить дольше. Это бред! - прямо заявил мне на одной из пьянок директор Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя Вадим Дробиз. - Пить стали меньше ненамного - процентов на десять. И антиалкогольная кампания к продолжительности жизни не имела никакого отношения. Просто тогда у людей появилась надежда на лучшую жизнь; все думали, что к тем плюсам, которые были при социализме, добавится изобилие продуктов питания, товаров и мы будем в «шоколаде». У людей просто появилось желание жить.
Но продолжалось это недолго. Народ очухался и прикинул, что раньше-то было лучше. Да, пили. Регулярно! С чувством глубокого удовлетворения, как говорил Леонид Ильич Брежнев. Но летали ракеты, куда мы захотим, строились заводы и электростанции, детские сады и планетарии, мы выигрывали в хоккей и не быть первыми на Олимпиаде казалось просто стыдным. А тогда вслед за исчезнувшей водкой сначала испарились все продукты из магазинов, потом - бесплатные профсоюзные путевки на юг и возможность, пусть отстояв 10 - 15 лет, получить от государства бесплатно квартиру. Не успели народные массы поднять волну возмущения, как им тут же вернули водку.




В начале 90-х эксперты, консультировавшие правительство под эгидой Валютного фонда, объяснили: «Вы знаете, переход к рынку - это будет такая тяжелая вещь. Миллионы людей потеряют работу. Не дай бог, у вас в стране начнутся народные волнения. Поэтому лучше проведите полную либерализацию оборота алкоголя. И народ будет занят». Либерасты с радостью приняли этот «совет». Они быстро поняли, что трезвое общество не даст разграбить страну.




Россию немедленно залили ниагарами такого дерьма, что диву сейчас даешься, какую же гадость мы глотали! Изголодавший народ скушал все и в алкогольном безумии промолчал, когда его под водку и соленые огурцы предавали в беловежской бане.
А когда чуть очухался, выяснил, что все уже не его. Все уже украдено до нас, как говорил герой Никулина в «Операции «Ы». Все, что представляет хоть какую-то ценность, уже свистнули.
А ведь как было раньше? Если уснешь в метро пьяный, то можешь потом обнаружить себя без сумки, без денег, голым и в постели женщины-милиционера. Золотой век. Райские кущи. Неслыханная радость бытия!
Да, кстати, насчет ящика пива, который я купил друзьям. Когда я его допер на другой конец Москвы, выяснилось что оно безалкогольное. Я же не подозревал, что такое может в принципе существовать в природе! Это было что-то сродни байкам о снежном человеке. Друзья не убили меня только из уважения к сержантским лычкам, полученным в армии. Я плакал от отчаяния. Именно тогда для меня кончился СССР. С появлением безалкогольного пива.


Только цифра
С начала экономического кризиса в 2008 году общее потребление крепких алкогольных напитков в США и Европе увеличилось на 6 процентов.


Прикинь!
Сегодня наши чиновники говорят, что в России безумно дешевая водка, а на Западе она очень дорогая. Поэтому русские и спиваются. Чаще всего ставят в пример Скандинавию. Там водка стоит от 7 евро. У нас самая дешевая легальная - 2,5 евро. Но мы же не норвежцы, у которых при множестве социальных гарантий минимальная зарплата 1000 евро. У нас 120 евро. Если же взять средний уровень зарплаты, то там она в 2009 году составляла 2100 евро, а у нас - 500 евро. Поэтому у нас средний гражданин может купить 200 бутылок, а в Скандинавии - аж 300.