ОБЩЕСТВО

Крещёный Шейх

Похищенного отцом-дагестанцем 6-месячного сына мать смогла вернуть лишь через три года


Нередки случаи, когда семьи, созданные представителями разных культур, проживают долгую и счастливую жизнь. Но если брак распадается, заложниками ситуации, как правило, становятся дети. Яркий пример тому - история, произошедшая в селе Долгое Иршавского района Закарпатской области. 


- Гайдар в наше село Долгое (Иршавский район Закарпатской области. - В. П.) приехал из Дагестана и занимался продажей леса, - рассказывает Людмила Фирка. - А я вернулась домой после художественного училища и торговала в магазинчике моего отца. Гайдар внешне был неприметным, но очень общительным, оптимистичным и веселым. Мы встречались два года. Не расписывались, так как Гайдар сказал, что женится на мне, когда заработает на дом и получит постоянную прописку. Потом я забеременела. Ни минуты не сомневаясь, решила рожать. Мы вместе рассказали родителям о будущем ребенке.
Они известию о внуке обрадовались, хотя понимали, что нам придется нелегко. Земляки к кавказцам относились настороженно. Когда я была уже на девятом месяце, пришел участковый и предложил свои услуги: «Ты только скажи - я столько на него навешаю, всю жизнь будет помнить». Гайдар переехал работать в райцентр, но его там тоже все время дергали. Чуть что в районе произойдет, сразу приезжали за ним.


Корит себя за слепую любовь


Людмила родила в декабре 96-го. Гайдар был мусульманином и настоял, чтобы сына назвали Шейхом и не крестили.
- Я долго убеждала маму не противиться. Думала, вырастет, выберет веру сам. Шейх был крепким, как орешек, я не знала, что такое насморк у ребенка или температура. Гайдар ездил по делам в Киев и Петербург, но к нам наведывался часто.
Людмила не догадывалась, что гражданский муж попал в переплет и замыслил уехать из их краев, выкрав своего ребенка.
В апреле 97-го, когда Шейху было пять с половиной месяцев, она проводила Гайдара на прогулку с сыном.
- Они не вернулись через час, и я заволновалась. Вместе с мамой мы бросились в райцентр. По словам соседей Гайдара, он попросил знакомых на машине отвезти его с Шейхом в Киев - якобы погостить к бабушке. Обещал хорошо заплатить. Мы побежали в милицию, написали заявление. Ребенка еще можно было вернуть, ведь были известны номера машины, а далеко они уехать не успели. Но в милиции нам заявили: «Ребенка забрал родной отец? Так какое это похищение? Начнем поиски через три дня, если не объявится». Мы вернулись домой в шоке.
Всю ночь Людмила пыталась понять, что побудило любимого к этому ужасному поступку.
- Я корила себя за слепую любовь и доверие. Гайдар был очень ревнивым. Я смеялась, не воспринимая всерьез его упреки, ведь поводов я не давала. Теперь думаю, что моя смешливость и непонимание чужого менталитета тоже сыграли свою роль.






Мама Людмила и двоюродная сестричка просят земляков не называть Илью Шейхом

Мама Людмила и двоюродная сестричка просят земляков не называть Илью Шейхом


Прекратила поиски и молилась


Гайдар позвонил на следующий день. Успокаивал, мол, Шейх только что уснул, они оба в порядке. Обещал, что на днях за Людмилой приедут и привезут к нему. И пропал.
Людмила часто звонила сестре Гайдара в Дагестан, но та говорила, что брат домой не приезжал, а остановился в Киеве. Отчаявшаяся женщина все же узнала телефонные номера, по которым Гайдар звонил из райцентра в Киев, и позвонила его знакомым.
- Трубку подняла женщина, - продолжает Людмила. - Когда я все рассказала, она ответила: «Люда, ты убила меня наповал! Гайдар на днях приходил к нам с ребенком. Сказал, что мать Шейха погибла, а бабушке внук оказался не нужен и теперь он вынужден воспитывать его сам. Я с таким восхищением смотрела на него! Но ты не переживай - Гайдар души не чает в сыне. Только, где они живут, мы не знаем».
Несколько месяцев скитаний по инстанциям, рассказы сведущих людей о похожих случаях, когда мужья-мусульмане, не желая расстаться с ребенком даже по решению суда, в гневе убивали себя и детей, образумили Людмилу.
- Я прекратила поиски, чтобы не навредить сыну. Поняла: если кто и может вернуть Шейха - это Бог. Я начала ежедневно молиться, ездила в монастыри, просила здоровья и для сына, и для Гайдара. И верила, что все будет хорошо.


Вещий сон


Так прошло три с половиной года. Позже выяснилось, что Гайдар с сыном долго жил в Киеве. Поначалу дела у него шли неплохо, ребенок ни в чем не нуждался. Но затем дагестанца нашли те, от кого он скрывался. Его забили до смерти прямо на глазах трехлетнего сына, которого долго пытали, чтобы разговорить отца. Ребенку пробили голову, тушили в ранах сигареты - над ушком навсегда остался шрам. Полуживого Шейха забрала в Дагестан сестра Гайдара Светлана. Однако Людмиле, звонившей в Махачкалу, она ни о смерти брата, ни о том, что мальчик живет у нее, не говорила. Как объяснила потом, не хотела связывать молодую женщину ребенком.
Как-то Людмиле приснилась жар-птица, светившаяся голубым сиянием.
- Я поняла, что меня ожидает радостное известие. Через четыре дня из Дагестана пришло письмо с фотографией Шейха возле Деда Мороза и Снегурочки. «Это твой ребенок, - написала Светлана. - Ты мать и вправе поступать, как хочешь». Оказалось, что Шейх болен. За полгода в Дагестане он трижды попадал в реанимацию. Ребенок в горячке все время звал: «Мама!» Света поняла, что не простит себе, если сын мой умрет, не увидев меня.


Все - на пол!


Людмила с отцом прилетели в Махачкалу, еще не зная ни о смерти Гайдара, ни о том, захотят ли им отдать Шейха:
- Сразу после посадки нас задержали фээсбэшники. Там шли бои с бандами Басаева и Хаттаба. Возле аэродрома стояли танки, на перекрестках - баррикады из мешков с песком, повсюду автоматчики. Пришлось дать взятку, чтобы нас пропустили и посадили в такси. Когда Света открыла двери, Шейх настороженно выглядывал из-за угла - худенький, остриженный кое-как. Мой папа сразу признал в нем внука, а я, пока не нащупала хрящик на ушке, который был у него с рождения, - не верила. Сын тоже долго сравнивал меня с фотографией, которая была у Светы, а потом строго спросил: «Ты где была? Почему не приезжала?»
По словам Людмилы, Шейх запомнил имя убийцы отца - это был какой-то чеченец Сафихан. В ночных кошмарах мальчик выкрикивал его имя.
- По поведению это был настоящий трехлетний бандит, - признается Людмила. - Матерился, бросался с кулаками, мог завопить на всю квартиру: «Все на пол, сейчас брошу гранату!» И все вынуждены были ложиться. Он практически не спал, на женщин смотрел исподлобья и никого к себе не подпускал. Это был настоящий зверек, и я с ужасом представляла условия, в которых он жил. Света предупредила: «Не заставляй его делиться с кем-нибудь игрушками или конфетами, а то может ударить или обматерить. И лучше не бегай за ним, а держись в стороне, пока привыкнет». Но мне было все равно, я приняла бы любое его поведение. Поэтому протянула коробку конфет и попросила: «Угости, пожалуйста, тетю, бабушку и дедушку». И он послушно обошел всех. Я поняла - мы справимся с бедой.


P.S. В родном селе мальчика первым делом окрестили и назвали Илюшей. Мягкий климат, хороший уход и квалифицированная медицинская помощь дали результат - после приезда домой у Илюши не было ни одного приступа, болезнь отступила. Однако последствия тех условий, в которых ребенок жил в последнее время, проявлялись еще очень долго.
- Его не интересовали ни сказки, ни мультики, он вечно прятался. «Теперь нас никто не найдет», - приговаривал, забившись в какой-нибудь темный угол. По сей день характер у него сложный, - будто оправдывается Людмила. - С первого класса постоянно вызывают в школу: «Шейх - его только так и называют - избил одноклассника, Шейх опять натворил беду...» Учиться не любит, с учителями открыто конфликтует и за работу не очень берется. Упрямый. Может, все из-за того, что в раннем детстве мы уделяли ему слишком много внимания, не знаю. Но надеюсь, что и все это он перерастет вместе с трудным подростковым возрастом.