ОБЩЕСТВО

Ольга Слуцкер отказалась общаться с детьми

Хотя ее уговаривали 1,5 часа


Есть вещи, которые традиционно не подлежат сомнению. Аксиомы, не терпящие критики. Общепринятые нормы, усвоенные с пеленок.


Одно из таких священных понятий – материнская любовь. Когда мать лишают возможности видеться с детьми, общество обычно встает на ее защиту. Это естественно и закономерно. Любовь к матери заложена в подсознании каждого человека на биологическом уровне, независимо от возраста, пола и социального положения. 
В истории Ольги Слуцкер, если верить ее словам, мать не виделась с детьми уже 18 месяцев. Подобная жестокость по отношению к матери с трудом укладывается в голове, рождает в обществе волну искреннего сопереживания. Кто посмел разрушить освященную всей многотысячелетней историей человечества связь матери и ребенка?
Для всех, кто следит за драматическим разводом супругов Слуцкер, ответ на этот вопрос способен вызвать глубокий шок. Оказывается, сама мать, Ольга Слуцкер, отказывается от встреч с детьми, которых не видит полтора года!
 К нам в редакцию пришла пресс-секретарь отца детей Владимира Слуцкера Екатерина Шаталина и попросила выслушать ее. Вот что она рассказала:
«Когда г-жа Слуцкер публично обвиняла во всех грехах и своих несчастьях своего бывшего мужа, я была связана по рукам и ногам. Владимир Слуцкер категорически не хотел раздувания этого семейного конфликта до масштабов общенациональной проблемы и, соответственно, запрещал мне вступать в дискуссию с этой женщиной, - рассказывает Екатерина. Однако в последнее время Ольга внезапно решила  «назначить» меня «виновницей» несчастной судьбы ее и ее детей. Она всенародно обвиняет меня в том, чего я никогда не совершала, да и не могла совершить.
Причем, эти обвинения сфабрикованы из откровенной лжи. Представьте, «мерседес» Ольги Слуцкер и огромный  тонированный джип без номеров с ее охраной блокируют  с двух сторон мою машину, от меня требуют опустить стекло, а когда я отказываюсь разговаривать, она преподносит эту историю в интернете как мой отказ общаться с обиженной беззащитной матерью. В блогах в мой адрес сыплются проклятия и угрозы, меня обвиняют в жестокости, оскорбляют. В таких обстоятельствах  я вынуждена ответить на ее ложь своей правдой».
В подтверждение своих слов Екатерина Шаталина передала редакции видеоролик, снятый во время одного из визитов Ольги Слуцкер к детям. Естественно, после просмотра ролика у нас возникли вопросы:
- Это была первая долгожданная встреча  матери с детьми? Может, она просто переволновалась?
- Да нет, и встреча была не первой  - Ольга Сергеевна регулярно приезжает в школу к Мише, она об этом ярко живописала, в частности, в многочисленных интервью. Да и отказ от общения с детьми это тоже далеко не единственный.
Например, перед новым учебным годом, 31 августа Владимир Иосифович пригласил Ольгу встретиться с ним и детьми, чтобы всем вместе решить, как построить график общения так, чтобы это было удобно и комфортно всем, и, прежде всего, детям. Организовать такую встречу было чрезвычайно сложно, дети никак на нее не соглашались. Ведь Миша и Аня, что бы по этому поводу ни говорила Ольга, совсем не горят желанием видеться с матерью. Почему? В двух словах это не объяснишь, Вам придется поверить мне и детям на слово.
В тот раз Ольга сначала согласилась, даже прислала телеграмму, и… не пришла. Дети прождали ее несколько часов.






Ольга СЛУЦКЕР

Ольга СЛУЦКЕР

- А что произошло в этот раз?
В этот раз Ольга Сергеевна приехала для встречи с детьми, и … снова не стала с ними общаться! Причем никто из присутствующих – ни сам Владимир, ни судебный пристав, ни дети, не поняли, что же случилось.
Сначала она потребовала общения с детьми наедине - без отца, без пристава и без охраны. «Пожалуйста, проходите!» - пригласил ее в дом Владимир. И тут вдруг Ольга Сергеевна замешкалась, остановилась перед дверью и начала звонить адвокату и консультироваться – стоит ли ей заходить общаться с детьми или нет! Казалось бы, вот настал тот момент, которого так долго ждала любящая мать – ей нужно было только переступить порог. Ведь Миша и Аня стояли буквально в трех метрах за калиткой!
После консультации по телефону с адвокатом Ольга Сергеевна потребовала пустить ее к детям непременно с психологом, одна она входить отказывалась. Потом снова стала звонить адвокату… Парадоксальная ситуация: судебный пристав и отец хором уговаривали ее зайти пообщаться с собственными детьми!
- Чем закончилась эта встреча?
- Ольга Сергеевна просто села в машину и уехала, даже не помахав рукой Мише и Ане.
- Но ведь зачем-то она приезжала? У Вас на этот счет есть какая-то версия?
Логически объяснить эти поступки никак не получается. Ведь если ты любишь детей и скучаешь по ним, ты используешь любой предлог, любой повод, чтобы просто увидеть их. А здесь Ольге Сергеевне предоставляют все возможности – а она делает все, чтобы с  детьми не встречаться. Да что там, не встречаться – она даже не взглянула на Аню, которую, как она трагически везде заявляет, не видела более полутора лет!
У меня сложилось впечатление, что дети ей не очень-то и нужны. Просто это очень красиво – быть героиней «всероссийской трагедии», красоваться на обложках журналов и участвовать в ток-шоу. А ведь вся эта «драма» - «меня не пускают к моим детям» - немедленно закончится, как только Ольга Сергеевна с ними пообщается. О чем же еще говорить, о чем давать интервью, кого в них гневно изобличать? Как дальше играть роль «матери №1»? Вот, видимо, она и оттягивает момент встречи изо всех сил и под любыми предлогами.
А дети в этом спектакле – просто подходящий реквизит, и их чувства ей, видимо, безразличны. Подумайте сами, что чувствовали Миша и Аня, когда услышали своими ушами, что мама отказывается с ними встречаться?
- Но ведь она умная женщина, успешная бизнес-леди. Какие-то мотивы для такого поведения у нее были?
- Знаете, на разделе детей по суду настояла именно Ольга Сергеевна. Она, естественно, старается об этом поменьше вспоминать и никому не говорить. Но ведь это было. Владимир предлагал ей вообще ничего не рассказывать детям о разводе, чтобы не травмировать их психику. Он хотел, чтобы внешне для детей все осталось по-прежнему. И даже предлагал ей оставить собственную комнату в доме, в которой она могла бы проживать и общаться с детьми сколько угодно. Но Ольга отказалась. Она захотела, во что бы то ни стало, отсудить детей. 
Я не знаю, какими соображениями руководствуется эта женщина, чтобы не встречаться со своими детьми. У нее слова противоречат поступкам, а поступки – словам. Но ведь это не раздвоение личности, она наверняка отдает себе отчет, в какую изощренную и сложную игру она играет со своими детьми. Я лично в потемках ее души копаться уже устала. Для меня очевидно одно: спекулировать на материнском инстинкте – безнравственно. А грандиозной мистификации на тему «мать не пускают к детям» пора положить конец.