ОБЩЕСТВО

Киллер для жены и сына








Василий ПАЛИНКАШ простил предателя-отца и дал ему ключи от старой хаты в своем дворе

Василий ПАЛИНКАШ простил предателя-отца и дал ему ключи от старой хаты в своем дворе


Мерзавца, заказавшего членов своей семьи, опера разоблачили, инсценировав убийство


$5000 за две жизни - по сельским меркам сумма немаленькая. Убийства совершают и за бутылку водки. И все-таки зверские намерения 57-летнего Ивана ПАЛИНКАША из закарпатского села Крива так поразили земляков, что милиции удалось предотвратить жуткое преступление. Жертвами его должны были стать жена и родной сын.


Иван Палинкаш уехал на заработки, когда сыну было четыре года. Вдали от дома он нашел другую женщину. Вернулся спустя 17 лет с мечтой организовать идеальное убийство близких некогда людей.
- В феврале до нас дошла оперативная информация, что некий житель Тячевского района подыскивает киллера, - рассказывает начальник управления уголовного розыска Закарпатского областного ГУМВД Василий Мацо. - Проверка установила личность заказчика: Иван Палинкаш. Законная жена его обратно не приняла, но и разводиться не стала. Мужчина устроился на работу, а жилье снимал в соседних селах. Задумал двойное убийство в расчете на то, что дом после смерти жены и сына достанется ему, как единственному наследнику. Слежка показала: Иван ищет опытного наемного убийцу и может выйти на него в любой момент. Поэтому мы решились на спецоперацию: подыскали своего «киллера», 29-летнего сотрудника уголовного розыска. По легенде он якобы матерый уголовник из Чехии, заехал в родные края проведать родню. Для убедительности нашли ему новый «Опель-Астра» с чешскими номерами, вручили пистолет, который он при знакомстве «случайно» продемонстрировал Ивану.


В доме не убивай


Палинкаш предложил за убийство жены и сына $5000. И заявил: «Больше денег нет. Если не возьмешься, найду другого». На двух следующих встречах «соучастники» обсудили детали операции - Иван нарисовал подробный план дома, рассказал, когда в комнатах тушат свет, где спят жена и сын. И высказал пожелание: не убивать их в доме, поскольку тогда его будет сложнее продать. «В крайнем случае убить можно в этой комнате, - показывал Иван план. - Здесь на полу линолеум, с которого легко смыть кровь».






Увидев это фото, муж поверил, что его супруга Мария ПАЛИНКАШ мертва

Увидев это фото, муж поверил, что его супруга Мария ПАЛИНКАШ мертва


Оперативники, опасаясь, что заказчик параллельно ищет менее приметного убийцу, держали двор родных Ивана под постоянным наблюдением. Наконец заказчик назначил «киллеру» встречу, дал аванс и свой мобильный телефон, чтобы сфотографировать тела убитых, и велел: «Работа должна быть сделана сегодня».
Оперативники под вымышленным предлогом срочно вызвали потенциальных жертв в сельсовет. Услышав, что сегодня ночью их с сыном должны убить, женщина потеряла сознание.


Жалел блудного отца


Хозяйство, которым пытался завладеть Иван, находится в самом центре села. Хороший участок земли - 50 соток, добротный кирпичный дом в 100 «квадратов», летняя кухня, хозяйские пристройки и построенная в гуцульском стиле без единого гвоздя старая дубовая хата. В докризисное время за один только земельный участок можно было выручить $75 000.
- Мы прожили с мужем шесть лет, - рассказывает Мария Палинкаш. - Весной 1984-го Иван поехал на заработки в Пермскую область, а осенью бригада вернулась без него. «Твой муж нашел другую», - объяснили рабочие. Осенью я поехала в Сибирь, с трудом нашла его, просила вернуться. Он отказался. Приезжал потом несколько раз со своей гражданской женой, останавливался у сестры. В 2001-м Иван приехал один. Просился назад, но я отказала. Он снял жилье в другом селе, сюда приезжал лишь изредка. Сын мой как-то сжалился над блудным папашей, разрешал ему у нас переночевать. Встречаясь с мужем во дворе, мы даже не здоровались. За все эти годы Иван никак не помогал нам, ни разу не интересовался сыном. Алименты приходили из России только первое время - 15 советских рублей в месяц. Претензии на дом муж лично мне никогда не выдвигал. Когда милиция нам рассказала про его планы, я была потрясена. Он все спланировал, даже договорился о продаже на мясо наших свиней и коровы. Собаку хотел первой убить, чтобы не выла…
- Я отца почти не помнил, - говорит Василий, сын Ивана. - Знаю, что в России у него осталась дочь, ей 22 года. Все это хозяйство записано на меня, и, когда умер дед, я сказал отцу: «Если негде жить, живи в старой дубовой хате». Дал ему ключи - отец как-никак. А он вот что задумал!


Чистая работа


Потерпевшие согласились помочь оперативникам изобличить убийцу. Инсценировку преступления устроили в одном из кабинетов райотдела - оперативники уложили женщину и сына на пол и разукрасили их красной краской, рядом разбросали знакомые Ивану вещи. Затем сфотографировали «окровавленные трупы» на мобильник, выданный «киллеру». Около полуночи «исполнитель» встретился с Иваном на окраине села. Просмотрев снимки, заказчик произнес: «Чистая работа», и через несколько секунд вместе с «киллером» был схвачен милиционерами.






Благодаря милиции хозяева дома остались живы

Благодаря милиции хозяева дома остались живы


Тячевский райотдел милиции возбудил против Палинкаша уголовное дело.
- Когда мы проверяли заказчика на стадии подготовки спецоперации, выяснили одну интересную вещь, - рассказывает начальник Тячевского РОВД Иван Немеш. - Гражданская жена Ивана, с которой они жили в селе Березняки Пермской области, умерла в 2001-м, и он сразу уехал оттуда. Мы направили запрос нашим российским коллегам с просьбой проверить обстоятельства смерти женщины, но ответа пока не получили. Согласовывая детали спецоперации с областным руководством и департаментом уголовного розыска МВД, мы были готовы к разным неожиданностям со стороны «подопечного», ведь человек, решившийся на убийство родных, способен и на устранение исполнителя. Сам Иван, кстати, здоровый мужик - под два метра ростом. Поэтому на последнюю встречу «киллер» надел под куртку бронежилет. После задержания Иван все категорически отрицал и, лишь когда понял, что мы владеем полной информацией, все подробно описал. Он не знал, что жена с сыном живы, но раскаяния на его лице не было. Позже мы сказали ему: «Радуйся, что твои родные не погибли, иначе получил бы пожизненное заключение. А так - отсидишь лет 15». - «Я столько вряд ли протяну», - буркнул он.