ОБЩЕСТВО

Охота на &#034божьих одуванчиков&#034

МАРЬЯМ НАУРЗАЛИНОВА: считает, что суд "повесил" на нее лишнюю смерть

МАРЬЯМ НАУРЗАЛИНОВА: считает, что суд "повесил" на нее лишнюю смерть

Родные сестры Марьям Наурзалинова и Гузель Абдуллина жили в совхозе Степной Кустанайской области. На хорошую работу необразованных девушек не брали. И они мечтали о собственном бизнесе. Первый брак у Марьям развалился. На руках остались дочка-школьница и маленький сын, которых нужно было кормить. Гузель же только мечтала встретить "вторую половину". Вот кто-то сведущий и посоветовал сестрам бросить насиженное место и уехать в Челябинск. Мол, женихов там хватает, а будете вкалывать - обеспечите и себя, и родных.

Смертельные таблетки

По дороге на новое место девушки грезили благоустроенной квартирой и приличным заработком. Но, приехав в Челябинск, смогли устроиться лишь на рынок. А крышу над головой делили с одинокой 80-летней пенсионеркой Зоей Пашниной. Заработанных денег катастрофически не хватало даже на питание, не говоря уже о плате за комнату. Но сестренки не горевали: хозяйка, не избалованная посещениями родственников, как ребенок, радовалась обществу молоденьких квартиранток. Правда, на шутливые расспросы о том, сколько деньжат она припасла на черный день со своей пенсии, Зоя Ивановна не отвечала. Зато охотно показала внушительный запас тушенки, рыбных консервов и сгущенки. Дескать, живите спокойно, с голоду не пропадем.

ГУЗЕЛЬ АБДУЛЛИНА: мозговой центр банды

ГУЗЕЛЬ АБДУЛЛИНА: мозговой центр банды

Но однажды добродушная пенсионерка намекнула Марьям и Гузель, что пришло время рассчитаться за комнату. Платить в планы девушек не входило, и они тайком съехали. Спустя несколько дней Наурзалиновой и Абдуллиной срочно понадобились деньги на поездку в Казахстан. Они вспомнили про комод, который Пашнина почему-то закрывала на ключ, а также про продуктовый склад в кладовке. Взяв с собой торговавшую на том же рынке подругу Таскиру, сестры отправились к Зое Ивановне.
На улице уже стемнело, когда выпившая троица постучала в дверь Пашниной. Женщина долго не решалась открывать. Тогда Гузель попросила воды - "запить таблетку", и доверчивая пенсионерка впустила всю компанию в комнату. Как только Зоя Ивановна пошла за водой на кухню, визитерши стали наспех обыскивать ящики старенького комода. Не обнаружив денег, девицы обозлились, и, когда старушка вернулась, Гузель накинула на шею несчастной бельевую веревку с загодя сооруженной петлей, а Марьям и Таскира, повалив жертву на пол, потянули концы в разные стороны. Чтобы крик хозяйки не напугал жильцов, Марьям свободной рукой зажала рот Зои Ивановны полиэтиленовым пакетом.
Из кладовки убийцы вынесли более 50 банок консервов, 20 кусков хозяйственного мыла, 3 комплекта постельного белья, 23 пачки стирального порошка, 5 флаконов шампуни и четыре хозяйственные сумки. Уходя, сестры с подельницей перетряхнули еще раз все ящики комода. И наконец нашли три тысячи рублей.
Через сутки соседи Зои Ивановны, обеспокоенные длительной тишиной в квартире обычно шумной пенсионерки, вызвали милицию. Уголовное дело оставалось нераскрытым более года.

Кровавый конвейер

АЙГУЛЬ АБДУЛЛИНА: сожалеет о том, что "игра не стоила свеч"

АЙГУЛЬ АБДУЛЛИНА: сожалеет о том, что "игра не стоила свеч"

После первого преступления Абдуллина и Наурзалинова на три месяца залегли на дно. Потом успокоились и решили грабеж сделать своим бизнесом. Сестры обходили городские дворы и наводили справки о пожилых женщинах, нуждающихся в уходе. Симпатичным девушкам верили.
Марьям и Гузель за год сменили более 10 квартир и без труда могли бы сами справиться с их беспомощными хозяйками, но в личной жизни сестер произошли существенные сдвиги. Практически одновременно они обзавелись любовниками. Марьям сожительствовала с челябинцем Алексеем Быковым, подсевшим на наркотики. А Гузель - с нигде не работавшим Евгением Устиновым. Парочки снимали жилье порознь, а убивали, как правило, вместе. Действовали по одному сценарию, иногда прибегая к помощи новых дружков. Схематичность и помогла следователям найти связь между преступлениями.
…Второе убийство оказалось "внеплановым". 62-летняя Эсфирь Мишина, страдавшая эпилепсией, поселила у себя Гузель и ее друга Евгения незадолго до Нового года. В тот трагический день у Эсфирь сильно разболелась голова, и она прилегла на диван. Женщина не слышала, как квартиранты запустили в квартиру собутыльника. Молодежь шумно выпивала на кухне и на просьбы хозяйки прекратить пьянку не реагировала.
Гостивший у друзей Миндгалей Абдуллин, однофамилец Гузель, устав от нытья старухи, зашел в комнату, ударил Мишину по голове чем-то тяжелым и стал душить. Еле-еле стоявший на ногах Устинов, как мог, ему помогал. Поживиться у бедной пенсионерки было особо нечем. Преступники положили глаз на две хрустальные ладьи и чайный сервиз. Не побрезговали даже окровавленным халатом и стоптанными тапочками жертвы.
Зато третье убийство 67-летней Нины Храмцовой планировалось тщательно. Когда-то у этой пожилой женщины проживала Марьям. Обратиться к прежней хозяйке Наурзалинову, по ее словам, заставила "крайняя нужда": Быкову срочно понадобились деньги на очередную дозу, и любовница быстро смекнула, у кого их можно раздобыть. Нина Павловна отказала. Бывшая квартирантка обиделась и решила отомстить. Марьям предложила Гузель и Быкову прикончить несговорчивую старушку.
Убивать Нину Храмцову трио отправилось на частной машине. Водителю отморозки наперебой говорили, что едут на день рождения к своей бабушке. Шофера насторожило время застолья - перевалило за час ночи. Высадив пьяную компанию возле одного из домов по улице Кирова, мужчина умчался в гараж с дурным предчувствием. Через год ему пришлось участвовать в опознании убийц. Из квартиры Храмцовой изверги вынесли утюг, телевизор, шторы и бутылку спирта.

Убитая Мария БАЗАРКИНА

Убитая Мария БАЗАРКИНА

Через несколько недель Наурзалинова и Быков поселились у пенсионерки Тамары Первушовой. Соседки ее шутливо величали "кассой взаимопомощи" и сдавали на сохранение свои деньги. Услышав такую шутку, решили не медлить. Но так как к общительной бабушке в любой момент могли нагрянуть соседи, в подельники пригласили целую команду: Гузель, Устинова, 15-летнего наркомана Хабюша, все того же Абдуллина и 19-летнюю Айгуль, жену родного брата Марьям и Гузель. (Девушка привезла на продажу из Казахстана свежее мясо и после успешной сделки осталась жить в Челябинске вместе с золовками.) Тамару Первушову изверги задушили петлей из найденной в доме старенькой вязаной кофты. После расправы как ни в чем не бывало отужинали на кухне хозяйскими пельменями. Уходя, прихватили свитер покойного мужа Первушовой, плюшевые игрушки, электромясорубку, мешок картошки и съеденную молью кроличью шубу. Денег убийцы в квартире так и не нашли.
В том же составе отморозки лишили жизни еще пятерых пенсионерок: Марию Базаркину, Александру Попукайло, Анну Толстоброву, Марию Оболаскову и Марию Иванищеву. Всех безжалостно задушили. Добыча - калькулятор, кроссовки, пуховый платок, махровые полотенца, золотая цепочка, теплые чулки, пять комплектов постельного белья, старый ковер и электроплита. Многие из этих вещей Марьям и Гузель увезли в Казахстан и подарили своей родственнице на свадьбу.

Пенсионерка идет по следу

Труп Марии ОБОЛАСКОВОЙ

Труп Марии ОБОЛАСКОВОЙ

Поиск преступников-крохоборов. Самое удивительное, но на след серийных убийц вышли не милиционеры, а… пенсионерка Любовь Ясницкая. Прогуливаясь по детской площадке, женщина обратила внимание на подозрительных девиц "нерусской" национальности. Они то и дело останавливали выходивших из подъездов бабулек, подолгу с ними беседовали, потом что-то записывали в толстый блокнот. Ясницкая подошла к незнакомкам и поинтересовалась, кого они ищут. Те, чуть не плача, попросили подыскать им пустую комнату. Пенсионерка предложила беженкам свою "двушку".
На следующий день Гузель, Марьям и Айгуль заявились к Ясницкой раньше назначенного времени. У Любови Андреевны соседка пила чай. Квартирантки нервничали и пытались выпроводить гостью. Гузель предложила выпить за знакомство и уговорила соседку сходить за бутылкой. Оставшись в квартире с девицами, осторожная Ясницкая вышла из комнаты в коридор и увидела в дверную щель, как Айгуль достала из сумки веревку. Сообразительная пенсионерка выбежала в подъезд и подняла такой шум, что девицы удрали. Вернувшись в квартиру, Любовь Андреевна заметила, что со столика в прихожей исчезли ключи.
О случившемся узнал весь двор, и сестрам пришлось оставить пенсионерку в покое и приступить к поискам новой жертвы. И вдруг около рынка Любовь Андреевна увидела Абдуллину и Наурзалинову. Ясницкая громогласно требовала вернуть ключи, и из проезжавший мимо милицейской машины заметили перебранку. Когда сестер привезли в участок, они сразу начали давать показания, от которых у дежурных волосы на голове встали дыбом.
Позже Марьям Наурзалинова своим признанием: "На убийство мы шли как на работу", сразила и следователей. После чего стала перекладывать вину на сообщников, впрочем, как и все остальные.

Приговор

Марьям Наурзалинова и Гузель Абдуллина получили по 25 лет лишения свободы, Алексей Быков - 18, Айгуль Абдуллина - 17,5, Таскира Абдуллина и Миндгалей Абдуллин - по 12,5, Евгений Устинов - 11,5, Виталий Хабюш - 6 лет.

Любовь Ясницкая до суда не дожила: из-за нервного потрясения за несколько часов до первого судебного заседания женщина скончалась.

Комментарий специалиста

Александр СКРЯБИН, судья Челябинского областного суда:
- Мотивы преступлений, совершенных Наурзалиновой и компанией, понять невозможно. Случалось, пожилых женщин "убирали" с целью завладения их жильем. В этом же деле бабушек лишали жизни фактически из-за ерунды.
Самая хитрая из всех, на мой взгляд, - Гузель Абдуллина. Именно она была мозговым центром банды. Виталий Хабюш - дебил. Это - диагноз. Марьям и Айгуль на суде утверждали, что грабили и убивали, дабы обеспечить своих детей. Но ни копейки им не отсылали.
Все, кроме Таскиры, написали трогательные письма в Верховный суд России. Осужденные просили принять во внимание их раскаяние и пересмотреть приговор. Но Верховный суд оставил их просьбу без внимания.