ОБЩЕСТВО

Алхимик Петрик






Бывший президент США Джордж БУШ изучил досье Виктора ПЕТРИКА, ещё будучи директором ЦРУ

Бывший президент США Джордж БУШ изучил досье Виктора ПЕТРИКА, ещё будучи директором ЦРУ


Академик войдёт в историю как самый богатый учёный XXI века


До недавнего времени имя Виктора ПЕТРИКА было известно только в узких кругах. Но сейчас его знает каждый школьник. Фильтры Петрика выиграли федеральную программу «Чистая вода», на которую из бюджета могут выделить 15 триллионов рублей. А Минобороны заинтересовалось его обтекателями для самонаводящихся ракет.
В то же время Комиссия по лженауке РАН объявила Петрика своим врагом номер один, а изобретения - опасными для здоровья. Правда, Виктор Иванович плюет на них с высокой колокольни. Поскольку вместо мелочи он носит в карманах ядреные изумруды, а в булочную ездит на «феррари» или «майбахе». Ему 65 лет, а его младшему сыну скоро исполнится два месяца.
А на днях Петрику позвонили из посольства США. Сообщили, что он выиграл грин-карту. Еще немного, и враг российских академиков может прямиком отправиться на заработки к Дядюшке Сэму.
«Экспресс газета» не ставила задачу выяснить, кто же он на самом деле: современный ЛОМОНОСОВ или мистификатор КАЛИОСТРО. Судите сами.


Встречу он назначил в «Европейской» - самой красивой гостинице Петербурга.
- У меня там уже 39 лет лучшее место для парковки и любимый столик в ресторане, - объяснил он.
Ко входу подрулил серебристый «ламборджини» с синими номерами Княжества Монако.
- Да есть у меня российские номера, есть, - поморщился Петрик. - Но ко мне с подобной ерундой не пристают, в этой машине и так нервно. Или вы ее укротите, или она вас измотает. Вот сейчас на перекрестке не разогнал достаточно двигатель, он заглох. Нажал на педаль чуть сильнее - набросился на впереди стоящую машину...






В своей лаборатории академик творит чудеса. Превращает вино в воду...

В своей лаборатории академик творит чудеса. Превращает вино в воду...

«Европейскую» Петрик облюбовал с 26 лет, когда у него в собственности появилась первая, по его словам, частная черная «Волга» в стране. Вторую, по разнарядке правительства, ему продали в 28 лет.
- Хотелось две, для большей важности, - признается скандальный академик. - Я тогда в НИИ им. Бехтерева работал и приезжал сюда ужинать. Нынешний начальник безопасности гостиницы еще в то время был полковником КГБ, до сих пор служит. Кстати, именно здесь я и познакомился со своей женой.
Солистка Ленинградского балета на льду Людмила случайно заняла его любимый столик и в знак извинения попросила официанта принести молодому человеку коктейль под названием «50+100»: 50 граммов коньяка на 100 шампанского.






...а природный газ в этилен

...а природный газ в этилен

- В то время я вообще не пил. Йогой занимался, карате. Попробовал, говорю: «Да это же вкусно». Она: «Молодой человек не понял. Налейте ему еще». Выпил вторую порцию, и официант мимо моей «Волги» повел меня на такси, - смеется Петрик. - Кстати, у нас с Людмилой в этом июне родился сын Артемий. Нам помогла суррогатная мать. Жутко дорогое удовольствие оказалось, но все довольны. Матерый такой ребеночек. Недавно я купил ему, по совету врачей, в обычном супермаркете детскую воду. Там написано - «не кипятить». Конечно, я вскипятил ради интереса. Страшно стало - серая жидкость, мутные повисшие хлопья. Отдал на анализ - нашли нитраты, а они, между прочим, из детского организма не выводятся. Правильно Онищенко объявил, что 70 процентов бутилированной воды не пригодно к употреблению. Вы верите, что «Перье» в стеклянной таре везут из Франции, да еще с нашими таможенными пошлинами?! Или, например, «Эвиан»? Я специально ездил в этот город, когда изучал знаменитые мировые источники воды, - месяц жил в бывшей резиденции короля Эдуарда VII.
- Скоро вас, как американца, европейцы ни в одно приличное место пускать не будут, - пугаю я академика.
- Понимаете в чем дело, я не участвовал в розыгрыше грин-карты. Как мне сообщили, это сделал кто-то из моих знакомых. Окончательного решения я еще не принял, оно для меня трудное. С одной стороны, в США у меня будут возможности к скорейшему внедрению некоторых разработок, которые бы хотелось увидеть еще при этой жизни. С другой стороны...
Петрик задумался и заказал в баре две минералки с газом.
- Вообще СО2 - это вредно, но привык. Только что вернулся с Украины, там на правительственном приеме угощали напитком под названием «Нафта» - нефть. Смесь колы с виски - дрянь невероятная. С Украины я вернулся владельцем половины медиа-холдинга «Украинское народное телевидение». Буду бороться с несправедливостью на всех уровнях. Вот мы с вами сейчас сидим за несколько сот метров от примера высшей несправедливости. На площади Искусств перед Русским музеем памятник Пушкину. На нем значится: автор работы - Михаил Аникушин. Но это не соответствует действительности.






Заключённый ПЕТРИК в своём доме, построенном в центре колонии, на досуге делал скрипки. Сейчас на них играет Венский симфонический оркестр

Заключённый ПЕТРИК в своём доме, построенном в центре колонии, на досуге делал скрипки. Сейчас на них играет Венский симфонический оркестр

На памятник Пушкину был объявлен конкурс. Выиграл проект Юрий Кириллович Линник, а Аникушин, председатель Союза художников, пользуясь своим академическим постом и безграничным влиянием, взял и присвоил его работу. В знак протеста Линник больше никогда не вышел из своей мастерской. Об уровне этого художника можно судить по тому, что при его жизни в Третьяковке целых два года проходила выставка его миниатюр в воске. И вот я, когда был студентом психфака ЛГУ, дневал и ночевал в его мастерской. Пытался научиться создавать, как он говорил, в малой форме фундаментальный образ. Благодаря его урокам я на портрете юного Ленина заработал свои первые большие деньги. Работу через знакомого протащил через Союз художников. Утвердили и пустили в массовое производство. Работа была неформальная, поэтому в СССР моего Володю охотно покупали.
Научные оппоненты Петрика предполагают, что успехи в некоторых сферах связаны с его мастерским владением гипнозом. Петрик вертит пальцем у виска, но своих гипнотических способностей не отрицает. Как и того, что пользовался ими не только по заданию партии и правительства (за что и получил возможность кататься на двух «Волгах» сразу), но и в личных целях, чтобы на эти «Волги» заработать.






Нобелевской премии не хватит...

Нобелевской премии не хватит...

- Все началось с женщины, - вспоминает увлечения молодости Петрик. - Ей кто-то посоветовал обратиться ко мне как к психологу. Мой двухчасовой сеанс гипноза стоил пять рублей. У нее не было никаких психических заболеваний, она просто была измучена жизнью. Чем помочь? Я просто внушал ей под гипнозом, что она сильная и счастливая.
Через год к Петрику за счастьем тянулась целая очередь. Понимая, что на каждого тратить по три часа никакого времени не хватит, он разработал метод, при котором его клиентки мгновенно погружались в гипноз при предъявлении заранее установленного символа, например, редкого иероглифа. Этот метод в дальнейшем был доработан Петриком для использования человека в качестве переносчика информации в советской разведке.






...чтобы купить даже один из этих камешков

...чтобы купить даже один из этих камешков

- Я за свою жизнь выступал с демонстрацией массового гипноза всего несколько раз. Этим увлекся мой друг Толя Кашпировский. Он уникальной доброты человек, в разных городах ему дарили квартиры, машины. И он прямо в зале, выискав глазами какого-нибудь несчастного человека, передавал ему ключи от только что полученного подарка.
Кто и от чего отдавал ключи самому Петрику, мы, наверное, уже никогда не узнаем. Но его последними клиентами были управляющая отделением «The Chase Manhattan Bank» в СССР 27-летняя Карэн Андерсон и Дэвид Рокфеллер.
- Миллиардер дружил с Брежневым и часто к нам прилетал, - объясняет ученый причину своего знакомства с главой «тайного мирового правительства».
И вот однажды эта блестящая жизнь обрушилась.
- Меня осудили сразу по 16 статьям Уголовного кодекса. Впервые в истории Советского процессуального кодекса человека судили путем сложения сроков. Как в США.
Суду над Петриком «Ленинградская правда» посвятила большой очерк, в котором подробно рассказывалось, как талантливый молодой человек увлекся сначала чуждыми строителю коммунизма гипнозом, йогой, карате, а дальше пошло-поехало. Порнография, подстрекательство к совершению преступлений и так далее, и тому подобное.
Петрик поясняет, что порнография - это фильм «Калигула», кассету с которым ему вместе с видеомагнитофоном подарил Илья Глазунов. А факт подстрекательства заключался в том, что двое его знакомых пацанов украли у подруги рулон джинсовой ткани.






Изобретатель - один из немногих людей в стране...

Изобретатель - один из немногих людей в стране...

- При этом за два месяца до суда я подарил Русскому музею четыре картины Павла Филонова, каждая из которых стоит миллионы. Я коллекционировал передвижников. И, имея на руках такие богатства, подстрекал джинсы украсть? - вопрошает Петорик.
В 1982 - 1983 годах Петрик сидел в Гореловской колонии Ленинградской области.
- Там до сих пор стоит отдельный домик, где я жил, - говорит Петрик. - В течение года ко мне трижды приезжала прокурор по надзору за КГБ Инесса Васильевна Катукова - внучка знаменитого маршала бронетанковых войск. Много других высоких чинов, но мы не договорились. И меня отправили по этапу в сибирскую колонию, куда свозили помилованных советской властью смертников. Кроме основного срока, у меня было дополнительное наказание - ссылка. В то время ссыльным местом было одно из поселений эвенков. Я в своем романе описал похожую судьбу одного ученого - врага народа.
Когда меня везли в «столыпине», все пересыльные тюрьмы и лагеря знали - по этапу везут монстра. У меня в деле были четыре предупредительные полосы: красная - склонен к побегу, зеленая - склонен к нападению на конвой. Меня выводили только в растяжку, как Ганнибала Лектера в фильме. А здесь, - ученый показал на голову, - глубокая пробоина - это на всякий случай, с целью безопасности, чтобы не нападал на конвой, долбанули автоматом в новосибирской тюрьме и поволокли. Черная полоса - склонен к убийству, и последняя - склонен к террористическим действиям.






...для кого шикарная машина действительно не роскошь...

...для кого шикарная машина действительно не роскошь...

Везли меня прикованным в углу вагона. Над моим местом висела инструкция - «не спасать». Четыре месяца человек идет по этапу. В «столыпине» давали только хлеб и воду. Можно было из бочки на бегу кильку взять, но ее только слабые ели, потому что потом от тебя килькой воняет. Потом неделю-две в пересыльной тюрьме на баланде. Снова в «столыпине». И спустя много месяцев из «столыпина» выводят скелеты. А я приехал раскормленный. Все началось из-за одной истории. Едем по этапу, а за моей спиной кипеж, ругаются плохими словами. Я попросил помолчать. А сам-то ничегошеньки не понимаю, ведь до этого  почти три года в одиночках в «Крестах», потом год изолированный от колонии в отдельном домике, терминологией тюремной не владею. Вдруг глухой голос с другого конца вагона: «Это кто так распрягается, а ну-ка давай маляву». Подходит охранник, протягивает карандаш, бумагу. Я понимаю, что отвечаю «вору в законе». Любое неправильное слово может оказаться роковым. Волнуюсь, пишу: «Иду с девятки. Куда не знаю. Петрик питерский». Через несколько минут, а я к тому времени уже плотно сидел на чифире, чувствую запах чифира.






...а средство передвижения

...а средство передвижения

Я понимал, что моя жизнь уже ничего не стоит, молюсь: «Господи, не важно, что со мной случится дальше, но за эту кружку чифира я свою жизнь готов поменять...» Вдруг отчетливо слышу, запах нарастает, вот он уже рядом с моей клеткой. Открываю глаза, охранник протягивает большую алюминиевую кружку: «Держи, свояк направил». Через некоторое время снова скрежет открываемой двери. Протягивают пакет и записку, где без единой запятой написано «шлю тебе браток душегреечку в наших краях горюшка с ней знать не будешь свояк».
В каждой пересыльной тюрьме меня ждали молоко, маслице, булка. До зоны доехал благополучно. А там приняли меня, толстого и лоснящегося, за сотрудника внутреннего расследования. Дело в том, что накануне в колонии был кипеж - 176 человек в одну ночь зарезали и сожгли. В газетах про такое, конечно, не писали. И меня не отправляют в барак. Отдельно селят, водят на обед. В борще куски сала. Скверно было, когда наконец стало известно, что я заключенный.
Позднее обо мне начали заботиться старшие товарищи, те, что оставались в руководстве страны. Благодаря их стараниям мне в центре колонии построили домик из кирпича. У меня там была лаборатория, где мне удалось вырастить черный опал.
Виктор Петрик протягивает пожелтевшую газету «Слава труду» за 1988 год. Это «орган политотдела исправительно-трудовой колонии», где вместо выходных данных напечатано: «за пределы учреждения не выносить». На самом видном месте фотография заключенного Петрика.
- Сидя там, я выигрывал многие конкурсы в СССР по товарам народного потребления, - объясняет Петрик. - Смешно, конечно, приводить в качестве примера такой объект - сито, но на его производстве я заработал для колонии колоссальные деньги. Сито было очень востребованной вещью в СССР. Норма для одного заключенного в колонии была 9 сит в смену. Я придумал технологию крепления и сборки деталей сита не с помощью проволоки, а на клее ПВА, которого в колонии было в изобилии. За смену собрал 70 сит, но каких! На следующий день прибыл начальник по труду. Рассказал, что когда на Фанерно-спичечном комбинате увидели мое сито, то обалдели и повысили закупочную цену. Меня назначили мастером производства. Вскоре мы завалили ими весь СССР. Потом к ситу присоединились художественные разделочные кухонные доски с выжженными на них картинами и прочая утварь. Но вершиной же моей деятельности в колонии было то, как я организовал цех резчиков по золоту. К нам привозили золотой песок, а мы его сдавали в виде изделий ручной работы. На столе в моем кабинете лежала золотая женская нога - чулок наполненный золотым песком. Начальнику колонии и некоторым заключенным разрешалось его погладить.






Иностранных друзей ПЕТРИК пугает рассказами о том, как ездит на своём армейском тягаче на разборки...

Иностранных друзей ПЕТРИК пугает рассказами о том, как ездит на своём армейском тягаче на разборки...

Попав в тюрьму, Петрик считал, что больше никогда не выйдет на волю и в лучшем случае умрет в ссылке, поэтому сразу оборвал связь с женой.
- Но она меня нашла. Дура, семь месяцев от лагеря к лагерю ходила и нашла. Приехала истощенная, с авоськой, где болталось несколько картофелин. С тех пор я начал думать, как выйти. До сих пор не знаю, кто организовал для меня амнистию.
На воле уже вовсю кипела перестройка. Петрик получил прекрасную возможность преобразовать все свои сделанные в заключении научные открытия в материальный капитал. Судьба привела его в немецкий городок Идар-Оберштайн - крупнейший центр обработки драгоценных камней в Европе.
- В Германии можно не сообщать, натуральный изумруд использован в украшении или искусственный, - объясняет Петрик. - Я понимал, что технология, которую я у них поставил, принесет миллионы. Мне же хотелось получить всего 150 тысяч долларов, мне эта сумма в 1990 году казалась ужасно большой! Немцы принесли чемодан через два часа, а на следующее утро добавили еще ключи от «мерседеса», который они решили подарить Людмиле. Так у меня впервые появилась нормальная машина. Вскоре наступили бандитские времена, и я первый в стране завел себе пару - шестисотый «мерседес» и «гелендваген» сопровождения. Потом Пал Палыч Бородин увидел и спросил, прилично ли будет так ездить Ельцину. Купил ему такие же автомобили.
Вернувшись тогда из Германии, Петрик в благодарность за чудесное спасение из тюрьмы восстановил храм, где до этого хранили картошку, и построил воскресную школу. На ней и сейчас висит табличка «В дар просвещению построена семьей Петрика В. И.».
- Но поехали лучше в лабораторию, - предлагает Петрик. - Только «Bentley Brooklands» возьмем. Красивая, но абсолютная дура. Мотор мощнейший, дизайн криминально-сумасшедший, а рулить неудобно. Ее создали, чтобы красиво доехать два километра до ресторана и обратно. Все. Дальше начинаются проблемы. Поэтому я на «майбахе» предпочитаю ездить или на «феррари» - у меня последняя модель.






...а на мотоцикле «Honda Valkyrie» по ночным клубам

...а на мотоцикле «Honda Valkyrie» по ночным клубам

В лабратории ничего не шкворчит, не булькает в ретортах и пробирках. Людей в перчатках и белых халатах за мигающими мониторами суперкомпьютеров тоже нет.
Выходной день.
Пространство под одним из столов с замысловатой колбой заставлено винными бутылками.

- На себе испытайте действие моего изобретения, - переливая красный мускат из бутылки в колбу, втягивал меня ученый в какую-то авантюру, возможно опасную для здоровья.
Еще секунда, и, пройдя через фильтр, в стакан потекла совершенно прозрачная жидкость. Запах, вкус и градусы - точь-в-точь как мускат, который я предварительно попробовал из бутылки.
- Это специальный фильтр для подагриков. Убирает вредные для них пуриновые основания, - поясняет Петрик.
Идем дальше. Петрик подробно объясняет связь каждого станка с нанотехнологиями, жалуется, что наноматериала накопилось на складе уже 14 тонн.
- А эта технология - это конверсия природного газа в этилен , - споткнувшись о какой-то незамысловатый прибор, сообщает академик. - Тонна природного газа стоит 50 долларов, тонна этилена - 1600. Должен получиться нормальный бизнес.
В Кувейте была чудовищная проблема. Когда копают котлован под дом, идут подземные воды, насыщенные сероводородом. Запах отвратительный. По улице не проехать. Мы как-то разговаривали с Ее Высочеством Шикат Амитал аль-Сабах Эмиталь аль-Самоа, и она мне говорит: «Профессор, сегодня прилетал мой двоюродный брат из Саудовской Аравии. Вышел из самолета, вдохнул воздух и тут же улетел». Я ей говорю: не печальтесь, мол, все решим. Она чисто по-женски попросила: «Решите ее для меня, и вы получите все, что захотите». Я сразу назначил условие - поездку вдвоем в пустыню на трое суток в палатке. Она захохотала. Конечно, я покончил в Кувейте с сероводородом, но с шейхой меня разлучили с помощью тонкой дворцовой арабской интриги.
А вы знаете, что самые защищенные в мире деньги - российские, - сообщает академик. - Спасибо начальнику научного отдела, тогда ФСК, товарищу Пономаренко. Он дал мне задание, в ходе которого я разработал антистоксовые соединения. С их помощью наши деньги и защищают. Эта защита применялась мною совместно с ФАПСИ. В качестве роялти я получал в месяц $140 тысяч. Сейчас, правда, платить почему-то перестали.
- Так, может, вас в США хотят перетащить, чтобы привлечь к выпуску новой валюты амеро вместо доллара? Эксперты говорят, что это угробит мировую экономику, но спасет США от дефолта.
- Все возможно. Когда я решил колоссальную проблему метилтрибутилового эфира - мощнейшего канцерогена, обнаруженного в питьевой воде многих городов США, меня пригласили на день рождения к Джорджу Бушу-старшему. По заведенному протоколу я был обязан предупредить его о своей судимости, и, когда я это сделал, он ответил: «Я все о вас знаю с тех пор, когда возглавлял ЦРУ».
Оказалось, Петрик знает правду о причинах войны в Ираке.
- Они искали там 1300 тонн иприта, который поставили Саддаму Хусейну для атаки на Иран. И США нашли там свой иприт. Построили там завод, на котором попытались уничтожить газ щелочным методом. Погибло 36 солдат. Я это знаю, потому что пытаюсь внедрить у них свою технологию - высокотемпературная деструкция иприта на графенах. Изобретение защищено патентом. Я намерен войти в «Форбс» как самый богатый человек, заработавший с помощью науки, - простодушно делится изобретатель. - Очистка воды - уже пройденный мной этап. Сейчас я «дышу» воздухом. Чищу его графенами от сибирской язвы, чумы. Начал работать с черной оспой. Если у меня получится все это очищать, а у меня есть сильные подозрения, что я это сделаю, то «Форбс» станет реальностью. Представьте себе гостиницу, где написано: «У нас нет вируса гриппа». Или поезд «Сапсан», кабинет, квартиру. Да бог с ним, - машет Петрик рукой. - Посмотрите лучше, какие портреты я на досуге делаю.
На стол из пакета сыплются коробочки. В них огромные изумруды, сапфиры, шпинель. На каждом камне чье-то изображение. Самая красивая - шоколадного цвета Наоми Кэмбелл.
- Сколько они стоят?
- Винный сапфир - миллионы, а голубой изумруд бесценен, хоть я его и испортил бриллиантами в золоте.
Из какого сора Петрик выращивает драгоценные камни, неизвестно. Но его небрежное отношение к каменьям заставляет думать, что ему вполне по силам произвести изумруд величиной с корову.