ОБЩЕСТВО

Не могу назвать по имени

Здравствуй, Вика! Меня преследует проблема, в корнях которой не могу сама  разобраться. Со всеми общаюсь хорошо, легко обращаюсь по именам. Но если  влюбляюсь  в мужчину, никак не могу назвать его по имени. 


Отношения строю с людьми, которые любят меня, то есть позволяю себя любить. А с теми, кого люблю сама, боюсь идти на контакт. Одна из причин - та самая проблема с именем. Настраиваю себя, подхожу, краснею-бледнею, происходит глупая ситуация. И, видимо, еще один «пунктик» из той же оперы: с трудом выдерживаю пристальные взгляды при близком общении с любимым мужчиной. Может, это аутистические расстройства? Подскажи, как перебороть себя. Страшно понимать, что теряю любимого мужчину из-за своего дурацкого страха.


Лена


Дорогая Лена! Описанные тобой комплексы - вещь весьма распространенная и даже название имеет - номатофобия. Помимо боязни обращаться к предмету своей симпатии по имени, таким людям не менее трудно перейти с ним на «ты», общаться «глаза в глаза». Некоторым даже проще лечь с парнем в постель, нежели преодолеть себя в таком, казалось бы, пустяке, как назвать его Петей или Васей.


Причина этого - в недоверии и боязни открыться человеку, в которого влюблена. А вдруг он не тот, кто мне нужен по жизни? А что если он меня отвергнет? Эти опасения диктуются подсознанием и поверхностному анализу поддаются плохо. Таким людям, как ты, нужно время, чтобы как следует привыкнуть к новому спутнику, научиться ему доверять. Тогда и слова нежные найдутся, и его имя будет звучать, как музыка. А чтобы это случилось быстрее, учись бороться со своим страхом. Обычно люди, страдающие той или иной фобией, стараются избегать пугающих ситуаций. А нужно поступать ровно наоборот. Поначалу назови его имя по телефону. Причем говори не: «Здравствуй, Коля! Это Лена». А начинай разговор с какого-то конкретного повода: «Коля, тут такое дело… нужна твоя помощь» и т.п. Главное, преодолеть барьер, а дальше будет легче.


В причинах номатофобии специалисты только начинают разбираться. Не исключено, что в основе недуга лежит инстинкт, генетически переданный нам от пращуров. В старину во многих странах, в том числе и в европейских, было принято давать новорожденному несколько имен. То имя, с которым человека крестили, старались не разглашать посторонним, его знали только родные. Считалось, что это служит своеобразной защитой от дурного глаза и нечистой силы. И не потому ли до сих пор во многих семьях супруги часто не называют и друг друга, и своих детей  по имени, а придумывают ласковые прозвища, пытаясь интуитивно защитить близкого человека.