ОБЩЕСТВО

Русские интердевочки любят китайцев и ненавидят американцев





Проститутка поделилась впечатлениями от общения с представителями КНР и США


Интернет-дневник питерской путаны «Кэт. Записки шлюхи», пишущей под ником prostitutka_ket, пользуется в виртуальной сети невероятной популярностью. «Экспресс газета» публикует на своих страницах главы, собравшие наибольший читательский отклик. В этот раз Екатерина Сергеевна рассказала о впечатлениях после своей работы с представителями двух сверхдержав - США и КНР.


Трое на одну


Ох, сходила недавно по вызову.
В общем, звонит мне девушка. И таким серьезно-деловым тоном спрашивает, работаю ли я с иностранцами. Я ей отвечаю таким же очень серьезным тоном, что безусловно работаю, пару-тройку слов и выражений знаю, и ежели они встречаются со мной исключительно ради секса, а не Гете обсуждать, то языкового барьера не будет.
Девушка для проформы позадавала мне еще важно-нужных вопросов на предмет ВИЧ, презервативов и всевозможных высыпаний на коже и, кажется, успокоилась.
- Вы нам подходите, - сказала она мне деловым тоном.
У меня сиюминутно возникло стойкое ощущение, что меня принимают на работу в престижную иностранную компанию и завтра же необходимо явиться в накрахмаленной рубашечке ровно в десять нуль-нуль.
Как оказалось, от истины я была недалека. Явиться следовало не завтра, а сегодня. И не в десять, а в восемь вечера к парадной одного из престижных питерских домов. Дресс-кодом, только не смейтесь, был обозначен деловой костюм.
Я было хотела возразить, что из меня офисный сотрудник - как из потушенного бычка гороховая каша, но да ладно.
Через пару часов я сидела в гостях, выпрашивая у подружки офисный костюмчик.
- В сисечках маловато, - задумчиво разглядывала Маша мой новый облик.
Я была вылитой бл...ю из порнофильмов. Не хватало очков, члена во рту и призывного взгляда в глаза оператору.
- Хм, может, пуговку не застегивать?
- Точно! - засмеялась подружка. - Ты ж не на собеседование едешь. Им понравится. А какой они хоть нации?
Тут я впала в ступор.
Я совершенно забыла спросить, откуда интуристы. Испанцы, итальянцы, немцы?
Вот немцы, кстати. Им с женами не повезло - они все как из монастыря подобранные. Дают любимым мужьям только в позе пирожка и минет делают исключительно при выключенном свете. Если снисходят до минета.
Вот эти немцы и дорываются до русских женщин.
А дорвавшись, не знают, что с ними делать. Они к женам привыкши. И к позе пирожка. И трахают тебя, как будто с секундомером в голове. В программе вечера: три минуты сверху, три - снизу, три - сзади. И не дай бог не уложиться в график.






Рис. Валентина ДРУЖИНИНА

Рис. Валентина ДРУЖИНИНА

Но у немцев неожиданный плюс - они не могут отказать. Только на немца надо смотреть жалостливыми глазами, и тогда он явно расщедрится на чай.
От моих размышлений подружка меня отвлекла.
- Катя, что за иностранцы?
Пришлось сказать, что какие-то итальяшки. Ну надо же! Забыла спросить, кто меня сегодня трахать будет. К чему хоть готовиться?
- К собеседованию, - подсказала я сама себе. - Судя по наряду-то - точно к нему.
Надела туфли на шпильках, чмокнула подружку в щеку и пошла.
В парадной меня встретила девушка, представилась переводчиком.
Сказала, чтобы я особо не старалась, этим и так сойдет. Они у нас люди серьезные, деловые, им бы только разрядиться немножечко - и снова в бой. Деньги зарабатывать для страны.
Заплатила мне вперед, конечно. Пожелала удачи. Открыла дверь.
Вхожу. Сидят. Трое. На ковре посреди гостиной. Китайцы, ептыть! Жуют что-то. Хрустящее. И трындят на своем этом ахалай-махалай-дзынь-чань-шунь. Я даже опешила. Таких у меня еще не было. Ни разу. Я им что-то вроде «хеллоу пипл», а один подпрыгивает и ко мне. Бежит, сумочку хватает, кивает. Уверена, была б в пальто, он бы его галантно снял и стоял бы с ним у входа. Вот впечатление, что они меня всю жизнь ждали, с самого детства. И радуются теперь, улыбаются. Щебечут на своем.
Налили чего-то в стакан. Я понюхала. Водка, чистая водка.
Ну ни хрена себе китайцы дают.
Эх, точно захотелось интуристам колорита. Русской водки, русских баб, чего уж тут. Хорошо хоть, медведя не заказали.




Есть я не стала. Говорю, мол, мальчики, время тикает. И начинаю раздеваться.
Так они, как увидели мою грудь голую, все сразу одним махом трусы поснимали.
Ничего себе, думаю, скорость восприятия.
А там, ну что сказать... Зря я, короче, презики размера классик с собой взяла. В этот момент я поняла, что классик - на гигантов. Гигантов тут не было.
Один, судя по всему, самый смелый, подошел, руку так деловито на сиську положил, потрогал и что-то радостно заорал на своем языке.
Тут и остальные сразу подскочили и давай меня трогать. Что же делается, люди добрые, если китайцы груди-то женской будто никогда не трогали? Столько радости у них вызвала, даже прослезилась.
Чувствую, теплое что-то на меня полилось. Ну, думаю, приплыли. Смотрю, и впрямь, один все, готовый. Даже резинку натянуть не успели. Стоит в блаженной улыбке, сиську мою не отпускает, а у него там все уже стекает на пол.
«Минус один», - подумала я. Так даже лучше. С двумя быстрее будет. Следующий кончился, как только я его добро в рот взяла. Вот клянусь, я взяла, и он кончился. Весь.
Ну, думаю, третьему-то я уж точно удовольствие доставлю, уже дело чести. Должен мужик с того конца света узнать, как русские бабы сосать умеют. Этот стойкий оказался. Минуты полторы продержался, а потом задергался да и обмяк.
Развалилась я на ковре, лежу, думаю о жизни, о китайцах, о том, что квартирка больно красивая. А эти, радостные, стоят втроем, шепчутся. Чего, думаю, ждать от этих? По второму разику, что ли? А мне уже так в лом. А нет. Подошли, руку пожали! Опять на своем что-то так довольно сказали, по плечу похлопали. Все! Делов на 15 минут.
Цветок какой-то подарили в горшке. На фикус похож.
Прощались мы почти родственниками. Если я верно их поняла, было что-то вроде: «Россия - отличная страна, ты - лучшая женщина на земле, мы рады, что потрогали священную сиську, теперь можно снова три года без выходных работать».
Дружба народов. Фигли.


Виагра от жадности


Теперь буду про американцев. Я их, честно, не слишком почему-то люблю. У меня их было не то чтоб сильно много, но и не мало. Для выводов хватит.
Вот, знаете, если зайдешь в номер, то можно на глазок определить, кто в нем живет. Если заходишь и видишь: носок на люстре, полотенце на тумбочке и - классика жанра - кусок бутерброда в кровати, можно быть уверенной. Это он - белый американец.
Я честно скажу - они почти сплошь трахальщики-террористы. Но такие, синтетические. То есть не потому, что темпераментом сильны или членом шибко крепки, нет. Тут другое. Они затрахают до смерти, но не потому, что хотят, а потому, что кровные уплачены. Больше того, это у них, видимо, национальная примочка такая: они, все поголовно почти, даже молодые, когда зовут девочку, жрут виагру. Они еще об этом обязательно радостно скажут. Типа, я должна обрадоваться, наверное. Ох, как я радуюсь. Дико, причем. А знаете, зачем они ее жрут? Я поняла. Это не потому, что не стоит, нет! Это чтоб натрахаться по максимуму на свои деньги. А то их потом, очевидно, жаба душит, что денежка уплачена, а эякуляция одна.




Вот он оговорит, а он оговорит обязательно, это к гадалке не ходи, что, допустим, хочет кинуть четыре палки, и можно быть уверенной, язык на плечо вывалит, но это будет четыре. Причем сдыхать он будет уже на второй, на третьей - в мыслях писать завещание, но четвертую он выложит.
Они торгуются страшно. Но не в совсем обычном понимании слова. Не за деньги торгуются, хотя за них тоже, а за качество, блин, услуг. Мужик американский обязательно подробно расспросит, что делать будешь, что входит, что бы еще получить. Бонусом, угу.
Это у них, видимо, привычка такая - акции со скидками везде искать. Наверное, будь их воля, каждый после сеанса еще бы и дисконтную карту просил. И бесплатную футболочку оставшемуся дома дедушке.
Они сами же отрабатывают свои потраченные деньги. Нет, я, конечно, тоже. Но они больше. А еще они действительно постоянно улыбаются. Постоянно. Даже когда тебя во все стороны вертят - улыбаются. Стоишь в позе пьющего оленя, он там трудится сзади, поворачиваешься внезапно - ну да, так и есть. Как только видит, что на него смотрят, начинает улыбаться. Очевидно, больше от любви к себе. Потому что даже в эпический момент феерического секса он чувствует себя частью великой нации.