ОБЩЕСТВО

Таможня берёт добро

Президент пообещал разобраться с коррупцией на границе


В ходе разговора с молодыми учеными и предпринимателями Президент России Дмитрий МЕДВЕДЕВ, услышав очередную жалобу на препятствия, возникающие у бизнеса в связи с таможенными барьерами, вышел из себя.
- Я когда слышу про таможню, мне иногда тяжело сдержаться. Просто, ей-богу, хочется взять микрофон, как запустить в стенку, - сказал Дмитрий Анатольевич.
В конечном итоге он пообещал таможенникам радикальные изменения в самом ближайшем будущем. «Экспресс газета», неоднократно писавшая о неадекватных пошлинах и таможенной коррупции, из-за чего у нас устанавливаются запредельные цены на импортные товары, полностью поддерживает президента.
А экономист Юлия ЛАТЫНИНА в своей передаче «Код доступа» рассказала, с чем же нужно бороться в первую очередь.


- Россия, наверное, единственная страна, где имеется узаконенный класс контрабандистов и называется «таможенными брокерами», - рассказала Юлия Латынина. - Ситуация анекдотическая. Вот у меня есть знакомый, который импортирует в Россию очень дорогое вино. Он с улыбкой рассказывает о том, что наша таможня не считает европейские сертификаты вина правильными. Ей обязательно нужно на проверку и на дегустацию 2-3 бутылочки, ну так, по $500.






Когда во время приезда в Москву Арнольд ШВАРЦЕНЕГГЕР зашёл в столичный бутик и увидел, что цены там втрое выше, чем в США...

Когда во время приезда в Москву Арнольд ШВАРЦЕНЕГГЕР зашёл в столичный бутик и увидел, что цены там втрое выше, чем в США...

То же самое у нас с лекарствами. В Грузии принят закон: если лекарство продается в Европе, европейская сертификация для грузин достаточно хороша. Они говорят: «Пожалуйста, ввозите». У нас нет, ну что вы! Ну разве мы можем принять европейскую сертификацию? Обязательно нам нужна своя, обязательно специальные люди будут испытывать, обязательно время будет тянуться.
Есть совершенно замечательная история с ввозом любого научного оборудования. Я помню, как мои знакомые, крупные ученые, рассказывали мне, что они просто не знают, что делать, потому что если ввозить тот или иной прибор через таможню легально, то это несколько месяцев или еще чего-нибудь там. Если ввозить нелегально - заберут. А уж если вывозить, так вообще пришьют измену родине. Значит, соответственно, единственный вариант - уезжать самим и делать это все на Западе.






...то долго не мог поверить в такое экономическое неравентсво

...то долго не мог поверить в такое экономическое неравентсво


Ввозить все равно выгоднее, чем производить


- А вот что рассказал мне мой приятель Владимир Невейкин, у которого был бизнес одновременно и в России, и в Китае по сбору раций, - продолжает Латынина. - В России, как только он стал ввозить комплектующие, с него попросили написать «простыню» на каждый микрофон, который стоит два цента. Он только за эту «простыню», по-моему, заплатил $25 тысяч. В Китае, естественно: «Комплектующие? Какая проблема? Ввозите. Вот когда вы будете вывозить, мы, может быть, чего-нибудь с вас возьмем». При этом же с этими комплектующими дело странное, потому что есть такая штука, которая называется «средняя таможенная стоимость». Она заключается в том, что, например, микрофон сколько стоит? Таможня считает, что он стоит $100 долларов, потому что все представляют себе микрофон. А вот тот микрофон, который ввозится и потом в рацию вставляется, - ну, понятно, что ему оптовая цена два цента. А таможенник может сказать: «Нет, она у тебя не два цента - она у тебя $100. Плати пошлину, пожалуйста, со $100. Не хочешь - будем решать вопрос».






Вино, которое нам впихивают за 1000 рублей, в Париже стоит пять евро

Вино, которое нам впихивают за 1000 рублей, в Париже стоит пять евро

И эта история со средней таможенной стоимостью является инструментом, который убивает любого конкурента, не связанного с таможенником. Вот, например, известная мне история со слов человека, который ввозит в Россию одежду дорогих марок. Он везет марку подешевле, а ему говорят: «Нет, это стоит не $100, как ты у себя написал в декларации, а 300, потому что нам так кажется». И, соответственно, вся партия конфискуется и просто продается на сторону или надолго ложится на складе. Или человек вынужден платить разорительные пошлины, которые убивают его бизнес.
Латынина считает, что сложившаяся система настроена на то, чтобы выдаивать из российской экономики по несколько десятков миллиардов долларов в год. Но при всем этом страшная, катастрофическая реальность заключается в том, что все равно в Россию, оказывается, выгоднее ввозить, чем производить внутри. Потому, что с производителя берут взятки все, с кем ему приходится сталкиваться, а это около 20 структур, а если ввозить товар, то всего один, два раза. Именно поэтому в нашей стране ничего не производится.