ОБЩЕСТВО

Сексуальные искания Достоевского

Больше всего на свете гений любил целовать пальчики на женских ногах


К 190-летию со дня рождения Федора ДОСТОЕВСКОГО вышла первая книга, посвященная сексуальным поискам великого писателя, - «Тайная жизнь Достоевского. Страсти, наваждения, пороки».  Авторы К. и Т. ЕНКО досконально разобрали отношения гения с женщинами. С разрешения издательства «Эксмо» «Экспресс газета» публикует фрагменты книги.


- Интерес к эротизму Достоевского возникает потому, что он в своих романах и повестях так страстно говорит о тайнах и безумиях пола, много раз показывает развратников, растлителей и сластолюбцев, так образно подает грешных и роковых женщин, что читатель вправе задать себе вопрос: откуда пришло к Достоевскому подобное знание подробной чувственной эротики его растленных героев и героинь?
…В семье Достоевских детей воспитывали в послушании, не допускались никакие фривольности. О женщинах разрешалось говорить лишь в стихах. Сестры, которые были моложе Федора, и крестьянские девочки - вот то женское общество, какое находил вокруг себя подросток до 16 лет. Его первые эротические ощущения были, конечно, связаны с этими детскими воспоминаниями - и это впоследствии нашло отражение в его жизни и творчестве.






Холостой Евгений МИРОНОВ, сыгравший писателя в телефильме «Достоевский», с удовольствием познавал во время съёмок все прелести супружеской жизни

Холостой Евгений МИРОНОВ, сыгравший писателя в телефильме «Достоевский», с удовольствием познавал во время съёмок все прелести супружеской жизни

Во всяком случае, Достоевский-писатель обнаружил повышенный интерес к маленьким девочкам, вывел их в нескольких романах и повестях, а тема растления малолетней неотступно привлекала его: недаром он посвятил ей страницы в «Униженных и оскорбленных», «Преступлении и наказании» и «Бесах».
Достоевскому приписывают физическую близость с 12-летней девочкой, которую ему якобы в баню привела гувернантка. Эту байку о Достоевском пустил гулять по свету его биограф Н. Н. Страхов, причем со ссылкой на профессора П. А. Висковатого, которому якобы лично об этом похвалился сам Достоевский. Вот что пишет об этом в своих «Воспоминаниях» Анна Григорьевна, вторая жена писателя: «С своей стороны, я могу засвидетельствовать, что, несмотря на иногда чрезвычайно реальные изображения низменных поступков героев своих произведений, мой муж всю жизнь оставался чужд «развращенности».


Питал страсть к проституткам


Сексуальная жизнь Достоевского началась в Петербурге, когда он поступил в Главное инженерное училище. Только два-три приятеля знали, что, несмотря на внешнюю вялость и холодность, он был горячим, порывистым юношей. Уже тогда отличался болезненной впечатлительностью. Он избегал ходить в гости, не умел держать себя на людях и страшно смущался в женском обществе. В начале 1840 года он упал в обморок, когда на вечере у Вьелгорских его представили известной в те годы красавице Сенявиной.






Вся русская творческая интеллигенция XIX века любила проводить свой досуг в борделе, где черпала вдохновение и сюжеты для будущих произведений

Вся русская творческая интеллигенция XIX века любила проводить свой досуг в борделе, где черпала вдохновение и сюжеты для будущих произведений

Но Достоевский не был девственником. Женщины его интересовали, и он проявлял к ним обостренный интерес. Как и большинство эпилептиков, он обладал повышенной половой возбудимостью. «Озарение плоти» пришло к нему не в виде восторженной юношеской первой любви, а в образе случайных встреч с женщинами легкого поведения.  Молодой Достоевский начал различать любовь от физического наслаждения. Он писал: «Я так распутен, что уже не могу жить нормально, я боюсь тифа или лихорадки и нервы больные». «Минушки, Кларушки, Марианы и т.п. похорошели до нельзя, но стоят страшных денег. На днях Тургенев и Белинский разбранили меня в прах за беспорядочную жизнь», - пишет он брату в ноябре 1845 года.
Когда Достоевский обосновался в Петербурге, начал читать публичные чтения на студенческих вечерах. После одного из его выступлений к нему подошла стройная молодая девушка с большими серо-голубыми глазами, Аполлинария Прокофьевна Суслова. Она написала ему письмо - первая предложила свое сердце Достоевскому.






Фёдор Михаилович любил женщин в хвост и в гриву

Фёдор Михаилович любил женщин в хвост и в гриву

Достоевский был ее первым мужчиной. Аполлинария не искала в нем красоты или физического обаяния. Ей нравились некоторые его особенности. У него были очень крепкие, хотя и небольшие руки: когда они с Аполлинарией занимались интимными отношениями, он сжимал ее в объятиях до боли. Вообще он был очень силен физически, когда чувствовал себя хорошо, но после припадков падучей становился слабым, как ребенок. Аполлинария вспоминала, что их половые отношения были лишены романтики. Достоевский с Аполлинарией попробовал действовать, как господин, - и тут натолкнулся на резкое сопротивление, потому что она сама была по духу своему и силе воли из породы господ, а не рабынь. В этом причина всех дальнейших столкновений, а особенно того сложного чувства, которое потом овладело Аполлинарией и так походило на ненависть и желание мести...
Из дневника Аполлинарии: «Вчера Федор Михайлович опять ко мне приставал. Он говорил, что я слишком серьезно и строго смотрю на вещи, которые того не стоят... Федор Михайлович опять все обратил в шутку и, уходя от меня, сказал, что ему унизительно так меня оставлять (это было в 1 час ночи, я раздетая лежала в постели)».






Вторая жена ДОСТОЕВСКОГО, Анна Григорьевна, беспрекословно выполняла любые его эротические желания

Вторая жена ДОСТОЕВСКОГО, Анна Григорьевна, беспрекословно выполняла любые его эротические желания


Соблазнил жену английского матроса


С Марфой Браун, беглой женой балтиморского матроса, Достоевский познакомился в конце 1864 года. В это время потерю жены он вспоминал как несчастье и Божью кару, а разлука с Аполлинарией обрекла его на одиночество... Достоевский однажды предложил ей переехать к нему на квартиру и временно жить там. Им двигали, очевидно, не одна жалость и желание дать приют бездомной. Письмо Марфы из больницы (от начала 1865 года): «Удастся ли мне или нет удовлетворить вас в физическом отношении и осуществится ли между нами та духовная гармония, от которой будет зависеть продолжение нашего знакомства, но, поверьте мне, что я всегда останусь вам благодарна за то, что вы хотя на минуту или на некоторое время удостоили меня вашей дружбы и вашего расположения». Марфе Браун удалось физически удовлетворить Достоевского на короткий срок: через два месяца они расстались.






Лишая Аполлинарию СУСЛОВУ девственности, писатель до боли сжимал её в объятиях

Лишая Аполлинарию СУСЛОВУ девственности, писатель до боли сжимал её в объятиях


До самой смерти удовлетворял жену


Сексуальную гармонию Достоевский нашел во втором браке.
Выходя за писателя замуж, Анна Григорьевна вряд ли отдавала себе отчет в том, что ее ждало, и только после брака поняла трудность вставших перед ней вопросов. Тут были и его ревность и подозрительность, и его страсть к игре, и его болезни. И прежде всего проблема физических отношений. Вначале у него не было страстного желания, и он обращался с нею с некоторой осторожностью и сдержанностью. В физическом отношении была она неопытна и наивна, патологическое готова была счесть за нормальное, по своей наивности верила, что так и надо, и естественно и спокойно отвечала на то, что другой женщине, более опытной или инстинктивно более понятливой, показалось бы странным или оскорбительным, а может быть, даже и чудовищным. Много лет спустя, за год до смерти, когда ему было почти 60 лет, а ей едва 35, он писал ей из Эмса: «Ты пишешь - «люби меня!», да я ль тебя не люблю? Уж один мой постоянный (мало того: все более, с каждым годом возрастающий) супружеский мой восторг к тебе мог тебе на многое указать, но ты или не хочешь понять этого, или, по неопытности своей, этого и совсем не понимаешь. Да укажи ты мне на другой какой хочешь брак, где бы это явление было в такой же силе, как и в нашем, двенадцатилетнем уже браке. А восторг и восхищение мои неиссякаемы. Ты скажешь, что это только одна сторона и самая грубая. Нет, не грубая, да от нее, в сущности, все остальное зависит. Жажду расцеловать каждый пальчик на ножке вашей, и достигну цели, увидишь».
Недаром Достоевский говорил о своем «возраставшем» супружеском восторге. Он с опаской вводил ее в мир сладострастья: он-то хорошо знал и свои садистские и мазохистские склонности, и свое неистовство, когда ему «позволяли» целовать ножки. Ведь и чисто физическое наслаждение от полового акта и его вершины давало ему ощущение прорыва в вечность.