ОБЩЕСТВО

Граффитчики — камикадзе

ПРОФЕССИОНАЛ - ГРАФФИТЧИК СТАС: ради искусства готов и жизнью рискнуть

ПРОФЕССИОНАЛ - ГРАФФИТЧИК СТАС: ради искусства готов и жизнью рискнуть

Наверное, все пассажиры, проезжая по наземной Филевской линии метро, обращали внимание на живописные картинки, украшающие серые стены глухих заборов. Это дело рук неуемных граффитчиков. Как же они умудряются пробираться через 2-метровые заборы, колючую проволоку и другие опасные для жизни препятствия? Снедаемая любопытством, наш корреспондент встретилась с одним из московских "марателей".

Найти нужного человека оказалось не так-то просто: у граффитчиков нет постоянного места тусовки. Случай свел меня со Стасом, личностью среди граффитчиков легендарной: к 19 годам у него за плечами уже 50 приводов в милицию. С таким специалистом можно хоть штаб-квартиру НАТО граффитить.
Я начала с азов: купила краску черного и серебряного цветов.
Как только стемнело, мы со Стасом встретились у станции метро "Кутузовская". "Ну что, пошли?", - бодро предложила я, указывая на черную дыру тоннеля. "Жить надоело? Туда ходят только настоящие асы типа меня, да и то не раньше 3-х ночи, когда ток отключат. А тебе могу предложить самый легкий вариант - раскрасить бетонный забор вдоль открытого участка метро", - сказал мой гуру.
Выбрали перегон между "Кутузовской" и "Студенческой".

1000 вольт - не преграда

Как оказалось, настоящий граффитчик должен обладать не только художественным вкусом, но и акробатической ловкостью. Чтобы добраться до "холста", нам предстояло преодолеть крутой спуск, перемахнуть через 2-метровый забор из металлической сетки и пролезть через электропровода.
Как альпинист-профи, Стас вскарабкался на узкий козырек, нависающий над проводами метрах в двух от земли и принялся граффитить: нанес серебряный фон, подождал, пока высохнет, и начал обводить черный контур. Все это время я стояла внизу, фотографировала процесс и отчаянно чихала.
Тут появился поезд. Ничуть не беспокоясь, Стас продолжал малевать на заборе. Внезапный скрип тормозов вернул художника к реальности. Из кабины машиниста понеслись крепкие выражения, общий смысл которых сводился к следующему: "Дети! Рисовать на стенах нехорошо!"
С места преступления мы уходили тем же экстремальным способом - через забор.

Дерутся с ментами с переменным успехом

После, сидя на скамейке и потягивая пиво, довольный Стас посмеивался, что на самом деле наше приключение - фигня. Куда больше драйва получаешь, когда вагоны в метро расписываешь, говорит он. Надо только дождаться, когда метро закроют, потом с фонарем пробраться по туннелю до депо, а там уже - рисуй, сколько краски хватит! Еще прикольно поезда дальнего следования и электрички расписывать во время остановок. Подбегаешь и, пока менты и проводники не очухались, начинаешь со скоростью света граффитить.
С милицией у московских граффитчиков разговор простой: "Иногда били мы их, иногда они нас, но чаще менты получали, - рассказал Стас. - А если все-таки нас забирали, то дольше двух дней в СИЗО не задерживали. Почти все стражи порядка хотели денег, бывало, отшучивались и отпускали. Есть такая статья - вандализм, по которой штраф - 1000 минимальных зарплат, наказание на год или исправительные работы. Но до этого никогда не доходило"...

Пелагея КУЗНЕЦОВА

Комментарий специалиста

Андрей Алексеев - старший дознаватель 3-го отделения по охране метро:
- Ловим мы этих горе-рисовальщиков, заводим на них уголовные дела по статье о вандализме, проводим воспитательные беседы. Но всех-то не переловишь - их в Москве больше 5 тысяч. В основном школьники и студенты от 15 до 22 лет. 22 - это уже ветеран, таких единицы. А вообще мне эти рисунки нарвятся. Я лично не против, чтобы они рисовали, только не похабщину.