ОБЩЕСТВО

Молодым у нас дорога — в никуда






Едва заступив на пост, новый министр образования Дмитрий ЛИВАНОВ начал борьбу, как это ни странно, с образованием

Едва заступив на пост, новый министр образования Дмитрий ЛИВАНОВ начал борьбу, как это ни странно, с образованием (фото РИА «Новости»)


Новый министр образования не предвидит экономического развития в России


Сменивший Андрея ФУРСЕНКО на посту министра образования Дмитрий ЛИВАНОВ намерен в два раза сократить число бесплатных мест в вузах и увеличить плату за обучение до 250 тыс. руб. Преподаватели и студенты пророчат апокалипсис в образовании и дальнейший застой в науке. Комментирует грядущий ужас наш политический консультант Анатолий ВАССЕРМАН.


Россию 20 лет превращают в общество потребителей, причем по принципу: «Заставь дурака богу молиться, так он лоб расшибет». Поясню.
Система образования в Советском Союзе готовила молодежь к созидательному труду в промышленности, сельском хозяйстве, здравоохранении, науке, искусстве, спорте и других сферах деятельности, прославлявших наш народ и страну. Государство делало это бесплатно, так как видело в этом выгоду и для себя, и для всего населения. После развала СССР ельцинская Россия взяла иной курс - на развитие сферы услуг. И образование объявила тоже услугой, резко снизила ее финансирование и престиж, опустив зарплату профессора на уровень билетера в кинотеатре, а стипендию - до уровня воскресной подачки отставной козы барабанщику, что в древности помогал скоморохам развлекать людей на базаре .
Народу разъяснили: за услугу нужно платить. Но поскольку 95 процентам населения платить стало нечем, половину мест в вузах оставили бюджетникам. Потом потихоньку и их начали сокращать.






По мнению нового главы Минобразования, высококвалифицированные специалисты стране не особо-то нужны. Теперь их станет меньше - из-за сокращения бюджетных мест

По мнению нового главы Минобразования, высококвалифицированные специалисты стране не особо-то нужны. Теперь их станет меньше - из-за сокращения бюджетных мест

Педагоги попали в капкан. За образование, особенно за престижное юридическое и финансово-экономическое, платили в основном дети состоятельных людей с дотационного Кавказа и из бывших союзных республик. А бесплатные места частенько занимали чада чиновников. Учиться, как правило, они не хотели, предпочитая платить «преподам» за зачет и оценку. Педагоги старались принять на поток хоть десяток молодых людей, реально желавших учиться. Но гнилая система породила миф о том, что попасть в вуз на бюджетные места без взяток невозможно. И многие талантливые дети из необеспеченных семей даже не пытались поступить. Тем более что и выпускникам именитых технических вузов стало негде работать. В итоге в 2010 году из 490 800 бюджетных мест 3300 остались незанятыми.  Конкурсы в большинстве вузов упали так, что и на платные, и на бесплатные места стали брать троечников.
Этот козырь и вытащил сейчас на свет новый министр, предложив вдвое сократить бюджетные места. Дескать, зачем нам оплачивать обучение троечников, если через пару лет часть их отсеивается, а остальные становятся дипломированными неспециалистами. И с этим доводом трудно не согласиться. Как и с тем, что демографический кризис в принципе сократил число молодежи, а низкий уровень школьного образования, к слову, почти угробленного господином Андреем Фурсенко за восемь лет, сильно уменьшил число выпускников государственных школ, способных поступить в вуз.




Но, во-первых, троечник - это не приговор. Нередко бывшие троечники прекрасно проявляют себя в выбранной профессии. Многие студенты оказываются в троечниках, поскольку им вместо учебы нужно работать, чтобы себя прокормить и обуть. Часть отсеивается или уходит, не желая платить взятки или не имея такой возможности.  Но все же даже нынешняя чахлая система образования оставляет шанс способной и упорной молодежи не из олигархических или чиновничьих семей стать дипломированными специалистами. Плата в 200 000 - 250 000 тысяч рублей, предложенная новым министром, - это больше, чем среднегодовой доход обычного россиянина. Введение ее лишь усугубит расслоение в обществе и недовольство властью.
Но самое страшное - убеждение министра в том, что «сейчас стране нужно не так много инженеров, как раньше, а мест в вузах в три раза больше, чем нужно». Ибо в этих словах сквозит явная уверенность, что за ближайшие пять - шесть лет, которые студент должен учиться, в стране так и не появятся новые высокотехнологичные производства, которые всегда нуждаются в умах молодых специалистов.
Между тем Фурсенко в конце декабря 2011 обещал увеличить число бюджетных мест по 14 приоритетным направлениям в образовании: от специальностей «информационная безопасность», «энергетика, машиностроение и электротехника» до «химическая промышленность и биотехнологии» и «архитектура и строительство».
О специальностях, необходимых сельскому хозяйству и культуре, и тогда речь не шла. Но если сейчас сократят число бюджетных мест в этих сферах и откажутся от обещанного «приоритетного» увеличения, то отток молодежи за границу в поисках работы и образования, которое во многих странах ничего не стоит или стоит дешевле, увеличится. Ибо молодым у нас, похоже, остается одна дорога - в никуда.