ОБЩЕСТВО

Проститутки: на лицо ужасные, стрёмные внутри

Почему походы к путанам часто оборачиваются разочарованием


Наш питерский колумнист Екатерина Сергеевна, ведущая под ником prostitutka_ket популярный интернет-дневник «Кэт. Записки шлюхи», продолжает просветительскую работу в отношениях женщин и мужчин и делится житейской мудростью. В этот раз она предупреждает, что в жизни путаны гораздо страшнее, чем на картинках в Интернете, почему нельзя верить их саморекламе и отдавать деньги до предъявления всех их сомнительных прелестей воочию.


Галки, Машки и Надюхи - дурочки-глупышки с неизящными руками и толстыми лодыжками, приехавшие за красивой жизнью и попавшие в наш бизнес, начинают мнить себя уж если не принцессками, то хотя бы дамами полусвета. И придумываются, подбираются имена покрасивее. Чем красивее - хрен его знает, но они уверены, что это так. И появляются Анжелики всякие, с ударной «е», Каролины, Изабеллы, Виолетты и даже Эсмеральды.
И новоявленные Эсмеральды в дешевых кружевах, с отросшими корнями и диким макияжем корячатся на фото своих веб-страничек, выставляя красные коленки, попки с ушками, сиськи молочные. И завернув неестественно руку, локтем вверх, обсасывают пальчик и призывно смотрят - «милый, я твоя».
На них есть спрос. Они не слишком дорогие. Мужик на недорогих ведется. А что делать, если денежек немного, а присунуть хочется. Две тысячи рублей - и она твоя. Со всеми потрохами. Ненадолго.
Клиент сегодня сидел, на коллег моих жаловался. Накипело у него. А мне интересно. Это же всегда забавно - про коллег послушать. В общем, рассказал - сидел как-то деньком на сайте деву юную, недорогую выбирал. Просто до зарплаты было далеко, финансов осталось немного, а приключений страсть как хотелось.
Дев было до фига - одна краше другой.
И знал же, что хорошее дешевым не бывает, но все равно купился. Точнее, прикупил. Нашел на час за полторашку некую Сюзанну.
Девичий грубый голосок, с характерным украинским «гэ», сказал по телефону, что будет ждать.






В платном сексе, как и в любой другой сфере обслуживания, могут нахамить, обсчитать и подсунуть не то, о чём мечталось. Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА/«Комсомольская прадва»

В платном сексе, как и в любой другой сфере обслуживания, могут нахамить, обсчитать и подсунуть не то, о чём мечталось. Фото Владимира ВЕЛЕНГУРИНА/«Комсомольская прадва»

У дома его встретило нечто худое, косматое и даже отдаленно не похожее на фото.
Не успел он толком обалдеть, как нечто, с тем же акцентом, представилось Миленой и кокетливо сказало, что девочка, которой он звонил, ждет дома. А оно, нечто, - это подружка, и если вдруг он хочет поиметь двоих, то еще тысяча - скидочка за опт, и девочки согласны.
От групповушки он благоразумно отказался. Подружка была больно страшненькой и плоской.
И они пошли наверх.
- Свееет! Привела? - заорал откуда-то из ванной тот самый грубый девичий голосок.
Света-Милена, ничуть не стушевавшись, гаркнула в ответ:
- Не ори! Привела!
- Проходите, сейчас выйду! - проорала из ванной дешевая фея.
Он разулся и прошел.
Света-Милена потопала за ним в комнату, потребовала деньги вперед - а он так растерялся от обстановки и напора, что дал, еще не глядя на то, что будет трахать.
Милена-Светка на прощание зачем-то цепко схватила его через брюки за яйца и томно, как ей казалось, зашептала табачным дыханием:
- Мииилый…а может, все-таки, двоих?
Двоих ему не хотелось. Тут бы выдержать одну. Милена утопала за дверь. И в комнату вплыла Сюзанна.
В полотенце на бедрах и зачем-то в линялом лифчике. От фото оригинал отличался, примерно как отличаются рисунки первоклашки от полотен Рафаэля. Ну, то есть сильно. На фото с припиской «100 проценьтов мои!» была миленькая девчушечка с аккуратненькими сисечками, фарфоровой кожей и сексуально растрепанными блондинистыми прядями, прикрывавшими лицо.
Перед ним стояло нечто неожиданное, и он вдруг понял, что попал.
Сиси подкачали - ну, то есть даже через лифчик было ясно, что упругими они если и были - то давно; фарфоровую кожу слегка портили растяжки на всем, что было ниже сисек. Талии совсем не наблюдалось, а глядя на подуставший живот, он молча сделал вывод - девочка рожала, и явно не раз. Да и возраст выдавал - плюс пять, а то и семь.
Кстати, пергидрольная мочалка на головке оказалась действительно растрепанной - она такой и будет, если долго волосы не мыть.
Он сильно озадачился и подорвался было валить, но тут украинская фея картинно сбросила полотенце, и с голодухи у него привстал.
Ладно, решил он, недорого, так хоть соснет.
Слово «минет» фея понимала явно не так, как это обычно бывает. Минет она понимала - как грызть и слюнявить. Ну, не то чтобы совсем уж грызть, но в какой-то момент ему стало страшновато - зубы ощутимо вовлекались в процесс.
Пытку сосанием он долго выдержать не мог, ибо в голове крутилась мысль: если не прервется - принесет домой огрызок.
Через пять минут он не выдержал и таки решил феей воспользоваться. Видеть ее лицо грозило психологической импотенцией.
- Ой! - сказала фея, когда он вставил.
- Ооой! - продолжила она после пары фрикций.
На стоны страсти это мало походило.
- Ты чего? - остановился он.
- Да ничего, - зло сказала барышня, - у меня воспаление, на холодном посидела...
Он слез.
Его дружок упал в обморок и явно умолял хозяина не предпринимать реанимаций.
- Слышь, а может тебя в попу отодрать? - с сарказмом спросил он потасканную деву.
- Сзади не даю! - сказала Сюзи и для верности мигом повернулась и села на попец. Наверняка боялась, чтобы силою не взял.
Брать силой убогие потрошки у него не было никакого желания. Впрочем, просто брать - тоже. Он угрюмо молчал, и в воздухе запахло порохом.
Девчушечка неуверенно сказала:
- В жопу Милена дает, но доплатить надо. – И, глядя на его лицо, которое явно не предвещало ничего хорошего, уточнила, - позвонить, позвать?
- Девки... - сказал он, поднимаясь, - девки, идите вы лесом с таким обслуживанием!
И натянул брюки.
Сюзанна сидела на кровати, хмуро смотрела на него и вдруг, набравшись наглости, сказала:
- Деньги не возвращаю!
- Себе оставь, сиськи сделай, блин! - ответил он ей и вымелся за дверь.
Ну, в общем, выпустил он пар, я посмеялась, посочувствовала и обслужила его.
Как надо, а не как-нибудь.