ОБЩЕСТВО

Драматург Михаил Волохов: У меня был секс с Моникой Беллуччи!

Герои всемирно известного драматурга Михаила ВОЛОХОВА, автора легендарной пьесы «Игра в жмурики», которую на Века в России поставил Андрей ЖИТИНКИН с такими актерами как Сергей ЧОНИШВИЛИ, Андрей СОКОЛОВ и Олег ФОМИН - все сплошь извращенцы, садисты, маньяки и убийцы. В новой пьесе ВОЛОХОВА «Рублевское сафари нах» два олигарха отсасывают друг у друга, а чтобы возбудиться, заставляют «шпагатистую девочку» глотать бриллианты и умирать медленной смертью. Лесбиянки в пьесе «Лесбияночки шума цунами» замочили своих любовников с их «невкусными членами», чтобы бесконечно отлизывать «пусси» друг друга и кончать, кончать и кончать. Все кончают раз по двадцать на зависть зрителям. Да, еще при этом и ругаются отборным, трехэтажным матом. Корреспондент «Экспресс газеты» решила выяснить у Михаила ВОЛОХОВА, почему его больное воспаленное воображение касается именно этих тем.






Михаил ВОЛОХОВ, Армен ДЖИГАРХАНЯН

Михаил ВОЛОХОВ, Армен ДЖИГАРХАНЯН


- Михаил, почему вас так привлекают извращенцы?
- Просто было интересно разобраться, что мотивировало этих людей на такой радикальный образ жизни. Я через них выявляю проблему, так как они -- барометры общей деградации мира. И вскрывая их дьявольскую сущность, я таким образом помогаю светлым силам...
- В любви вообще бывают извращения?
- Нет, если все делается по любви, по обоюдному желанию. А вот секс без любви и с презервативом -- это уже извращение!
- У вас у самого была такая страстная любовь, которую испытывают почти все ваши герои, сливающиеся в бесконечном, обоюдном оргазме?
- Ну, вообще да. Одну из своих женщин я никогда не забуду. Ее звали Шарлотта, она была очень похожа на Монику Беллуччи. Мы по три-четыре дня не выходили из спальни -- только перекусить, и совсем не уставали.
- Но даже такая неземная любовь закончилась...
- Да, к сожалению, я пишу пьесы. И эта энергия любви перешла в рукопись, и лишила наши дальнейшие отношения этой силы. Вот так бывет.


Геи и лесби


- В пьесе «Лесбияночки шума цунами» , которая вдохновила Вячеслава Зайцева на создание костюмов к этому спектаклю, поднята тема ненависти женщин к мужчинам. Как вам удалось так это прочувствовать?
- Я общался со многими женщинами. Такое явление действительно есть в нашей жизни. Просто по мере взросления мужчины утрачивают романтичность, желание любви и уходят в куплю-продажу, делание денег или, наоборот, спивается, деградирует. А вот женщина, даже, спившись, не деградирует, в ней остается какой-то протест, дух.. Вот смотришь на ту же Догилеву, вроде алкоголичка, а все равно есть в ней какое-то очарование...






«Лесбияночки шума цунами»

«Лесбияночки шума цунами»


- А почему у вас все герои просто бьются в оргазмах... Возникает чувство, что вы этим компенсируете полное отсутствие «высшей точки наслаждения от секса» в своей жизни...
- Как раз наоборот, мои герои повторяют мой опыт в сексе. Почему бы им не испытывать наслаждение бесконечное число раз? У вас так не бывает?
- Бывает, бывает... Как вы думаете, почему мы живем в эпоху, когда процветает движение геев и лесбиянок?
- Я объясняю это тем, что женщина женщине никогда не надоест, у них никогда не кончатся темы для разговоров. Они лучше понимают друг друга, и в плане секса тоже. У мужчин тоже самое. Мужчине с мужчиной лучше хотя бы потому, что можно поговорить про своих баб -- с женщиной же о них не поговоришь...






Даниил СТРАХОВ в пьесе  «Вышка Чикатило»

Даниил СТРАХОВ в пьесе «Вышка Чикатило»


-В пьесе «Вышка Чикатило», в которой феноменально сыграл Даниил Страхов в постановке Житинкина, а затем и вы - в своем фильме, показанным на 27 Московском международном кинофестивале - ваш герой, всемирно известный серийный убийца вспоминает какую-то Нинель, свою первую любовь, которая ему не дала и, мол, из-за этого в нем и проснулась ненависть и жажда убивать. А ведь у Чикатило первое убийство произошло из-за того, что проститутка посмеялась над его импотенцией...
- Возможно... Чикатило в моей пьесе -- не конкретный исторический персонаж, а скорее собирательный образ всего мирового зла. В нем есть немного и от Гитлера, и от Макбета, и от того же Наполеона... И Андрей Чикатило, как вы знаете, ни в чем не раскаялся. Наоборот, он имитировал сумасшествие, лишь бы ему заменили смертную казнь на пожизненное заключение. А мой герой раскаивается в своих преступлениях. Я как художник, написал произведение-покаяние, а иначе нет смысла что-то создавать. Любое произведение, которое не имеет морального пафоса обречено на умирание. Такое произведение искусства не будет жить в веках...






Сергей ЧОНИШВИЛИ, Олег ФОМИН в пьесе «Игра в жмурики»

Сергей ЧОНИШВИЛИ, Олег ФОМИН в пьесе «Игра в жмурики»


- А сами вы в себе не замечали желаний кого-то убить, помучить?
- Никогда! Я очень добрый, миролюбививый и всем желаю только хорошего, даже тем людям, которые мне желают плохого.