ОБЩЕСТВО

Бей бомжей — спасай Москву?

НАДЯ И СВЕТА: на детской площадке перед медицинским приемником

НАДЯ И СВЕТА: на детской площадке перед медицинским приемником

Со всех окраин сюда стекаются бомжи и, дожидаясь, пока их примут в пункте медико-социальной помощи, обшаривают близлежащие дворы и помойки, греются в подъездах, тут же устраивают привалы, чтобы не ездить через весь город на перевязку. Получается, что местные жители отдуваются за всю Москву. За год в приемник, организованный международной миссией "Врачи без границ", за помощью приходят ни много ни мало около 7 тысяч бомжей.

Потеряв всякое терпение, жильцы окрестных домов громят пристанища бродяг, вытряхивают их из подъездов на улицу, пишут гневные петиции, взывая к властям. Недавно Пресненская управа распорядилась о выселении "Врачей без границ" с Красногвардейского бульвара. Но депутаты городской Думы не позволили упразднить пункт.
Наши корреспонденты Ольга ХОДАЕВА и Паата АРЧВАДЗЕ (фото) решили провести разведку боем и отправились на место, где бушуют страсти.

По заведенному порядку посетить врача в приемнике можно, только сходив в баню. Первыми в помывочную входят дамы. Мужики, лениво матерясь, сидят на лавочке. Злятся от того, что на голову капает октябрьский мокрый снег.
Я рискнула и зашла в предбанник. У 36-летней Маши вдоль позвоночника и на голени - багровые пятна и гноящиеся язвы. От каждого прикосновения она морщится от боли. Новая подружка Надя трет Маше спинку. Тем временем их ветхую одежду избавляют от вшей в прожарке.

Бомжиха Маша болеет сифилисом, а работает на овощной базе

Впрочем, Маше о здоровье следовало заботиться гораздо раньше. Как выяснилось на приеме у врача, язвы на ее теле - признаки запущенного сифилиса. Семь лет назад Маша сбежала из больницы, не долечившись. Уехала с дружком из родной Астрахани в Москву на заработки, оставив с престарелой матерью маленького сына. Но и сейчас ложиться в больницу не торопится. Получив направление в стационар, она отправилась перебирать овощи и фрукты (!) на оптовку. За эту работу ей платят - 250 рублей в месяц.
Врачи пункта не могут заставить своих пациентов строго следовать рекомендациям. Нет у них и транспорта для перевозки особо опасных пациентов в больницу. Медики, оказывающие помощь бездомным, не включены в систему здравоохранения города, они - сотрудники международной гуманитарной организации.
"Врачи без границ" работают в российской столице 8 лет. Но, увы, в этой борьбе, они одиноки.
По закону бомжей должны обслуживать в любой городской поликлинике. Но куда там - даже приличных иногородних граждан на бесплатный прием не допускают, а уж грязных и вонючих - тем более.

Бродяга Философ пьет, потому что сам себя стесняется

Гена - тоже пациент пункта медпомощи. Смотрится парень, которому едва стукнуло 20 лет, вполне прилично. Куртка на нем старая, залатанная, но чистая. В прошлом году он приехал в Новосибирск из Узбекистана. Познакомился с коммерсантами, заработал хорошие деньги и отправился на отдых в Туапсе. Отрывался на курорте по полной программе и после пьяной драки оказался на железнодорожных рельсах без денег и документов. От верной смерти его спас случай, но поездом отрезало ногу. Бедолагу подлечили в больнице и купили по его просьбе билет до Москвы. Теперь он устроился работать в метро "инвалидом". Свой процент, который ему отстегивает мафия подземки, он отдает на хранение социальному работнику пункта. Гена надеется скопить нужную сумму на дорогу до дома. "Врачи без границ" могут ему выдать документ - в нем просьба к сотрудникам железной дороги посодействовать его предъявителю.
Очередной пациент разматывает гниющую рану на ноге.

МАКИЯЖ: никогда не бывает лишним

МАКИЯЖ: никогда не бывает лишним

- Потерпи, дорогой, скоро будешь, как огурчик, - сочувственно говорит медсестра. И так она с каждым - ласково, обходительно, без единого грубого слова. Бомжи благодарны: ведут себя здесь всегда тихо и скромно. За все время работы медпункта медикам ни разу не приходилось звать на помощь милицию. А за работу со "сложным контингентом" врачи получают всего лишь по 6 тысяч рублей в месяц.
В помещении стоит жуткий дух, я начинаю просто задыхаться и выхожу на улицу. Тут со мной вступает в разговор Света с большим фингалом под глазом.
- Не боись, я не вшивая! - без обиды в голосе говорит она, видя, как я потихоньку отступаю подальше. - Это меня жители подъезда разукрасили, где я ночевала. А куда деваться - на улице-то холодно?!
Светка водит дружбу с бомжем по кличке Философ. Они каждый вечер на пару покупают "пузырь" и коротают вечер за разговорами, сидя в подъездах.
- Философ и вправду умный, - уверяет меня бродяжка. Кандидатскую защитил, его квартиру обманом продали, и теперь он спивается. Как человек с двумя дипломами о высшем образовании он не может заснуть на лестничной клетке трезвым, а после стакана-другого стыд улетучивается.

Новых "бомжатников" в Москве строить не будут

ОЧЕРЕДЬ: в ожидании приема не грех и принять

ОЧЕРЕДЬ: в ожидании приема не грех и принять

- Нам их, конечно, жаль, ведь они тоже люди, - говорит жительница одного из ближних домов по улице Литвина-Седого Светлана Максимова. - Помогать бомжам надо, но лучше устраивать подобные пункты за пределами кольцевой дороги.
Другой местный житель, пенсионер Геннадий Иванович, узнав, за какой надобностью мы пришли, разразился бранью:
- Сил уже никаких нет с этим бродячим элементом бороться! Они же в бомжатник все наши дома и подъезды превращают! Никому до этого дела нет - сколько мы по инстанциям разным ходили, пытались "выкуривать" их из подъездов - ничего не помогает! У нас в конце концов дети маленькие, а кругом такая зараза! Эти бомжи ведь не только житья нам никакого не дают, но и болезни всякие страшные разносят!
Координатор программы помощи бездомным миссии "Врачи без границ" Алексей Никифоров сказал нам на это вот что:
- Если мы закроем единственный в Москве приемник, без всякой помощи останутся почти 20 тысяч столичных бродяг! За год пункт проводит 20 тысяч консультаций и тратит 1 млн. 600 тыс. рублей. Содержится он за счет иностранных инвесторов. Столичные власти не тратятся на такого рода благотворительность. Москве необходимы по крайней мере три медико-социальных пункта. Пока же строится только один - за Курским вокзалом. Место для подобного учреждения выбрано удачно - жилых домов поблизости нет. Но предполагается выделить всего 80 квадратных метров. А для нормальной работы нужна площадь в три раза больше. Но что самое удивительное, власти не намерены тратиться на строительство новых пунктов, а переселят в новое помещение наш.
Выходит, он так единственным и останется!