ОБЩЕСТВО

Чем дочь Сталина расплатилась за свое бегство из СССР

В ноябре 1966 года Светлана Аллилуева написала письмо Брежневу. В письме она просила отпустить ее на родину покойного мужа Браджеша Сингха – мол, из уважения к памяти покойного индийского коммуниста необходимо бросить его прах в Ганг. «Поездка займет 7-10 дней, не более», – заверяла Светлана. И обещала, что ничего предосудительного с политической точки зрения не случится. Обещания она не выполнила.

Непокорная дочь

Любимые дочери часто огорчают отцов. Светлана, дочь Иосифа Сталина, была именно из таких. Девочка, которую все детство окружали услужливые нянюшки и образованные гувернантки, еще до наступления совершеннолетия начала заводить романы, приводившие любящего папу в бешенство. Остается только позавидовать мужеству поклонников Светланы – в какой-то момент встречаться с ней стало попросту небезопасно. Так, режиссера Алексея Каплера за роман с дочкой вождя (формально – за антисоветскую агитацию) приговорили к пяти годам лишения свободы.

Три первых брака Светланы закончились разводами. Четвертого мужа она выбрала себе уже после смерти отца – правда, официально отношения с ним не оформляла. Это был гражданин Индии, аристократ и одновременно член коммунистической партии Браджеш Сингх. Брак с ним тоже кончился печально – после долгой болезни Браджеш скончался. Это было в 1966 году.

Светлана с отцом и братом Василием, 1935 год. Фото: ru.wikipedia.org
Светлана с отцом и братом Василием, 1935 год. Фото: ru.wikipedia.org

Семь дней, растянувшиеся на годы

Когда Аллилуева обратилась к главе государства с просьбой выпустить ее за рубеж, в Политбюро это восторга не вызвало. «Наверху» было хорошо известно, что дочь покойного вождя закончила работать над книгой «Двадцать писем к другу», в которой не только была жестко раскритикована сталинская политика, но и осуждались все члены партии – ведь именно их руками творились сталинские злодейства. Кремлевские старцы были не заинтересованы в публикации книги на Западе.

И все же Аллилуеву было решено выпустить – но только без рукописи. За нее заступился сам советский премьер-министр Косыгин. К тому же, власть имущим было известно, что ее сын от первого брака Иосиф собирается вскоре жениться. Был сделан вывод, что уж на свадьбу собственного сына мать точно приедет.

Позже глава КГБ Михаил Семичастный будет утверждать, что органы свою работу выполнили – никакой рукописи Светлана через границу не провозила, что книга, по всей видимости, попала за рубеж другим путем – Аллилуева могла ее переправить с кем-то еще. Это не спасет его от снятия с должности, а «Двадцать писем к другу» произведут настоящий фурор.

А пока что Светлану выпускают – кому и чему может повредить семи- или десятидневная поездка. Однако в СССР она не вернулась ни через семь дней, ни через десять.

Иосиф Сталин с дочкой Светланой (1935 год). Фото: ru.wikipedia.org
Иосиф Сталин с дочкой Светланой (1935 год). Фото: ru.wikipedia.org

На волю, в пампасы

Прах покойного Браджеша был благополучно развеян над священным Гангом, но домой Светлана не торопилась. Она пробыла в Индии месяц, по телефону упросила сына отложить ненадолго свадьбу, затем добилась того, чтобы ее пребывание на родине мужа продлили еще на месяц, и съездила в родную деревню Браджеша. После этого было решено, что Аллилуева в Индии загостилась и ей пора бы вернуться в Союз. Вместо очередного продления пребывания в чужой стране ей вручили паспорт и билет на самолет в Москву. Вылет был назначен на 8 марта.

Светлана начала бурные сборы – но следивших за ней сотрудников КГБ многое настораживало. К ней подослали разведчика, которого она не знала в лицо; тот подошел к ней в ресторане, представился французским гражданином русского происхождения, угостил ее коньяком (и позже рассказывал, что Светлана изрядно на него налегала) – и услышал много интересного: оказывается, Аллилуева не только нелестного мнения о руководстве родной страны, но и собирается эмигрировать – и уже кое с кем договорилась.

Всерьез резидента не приняли – мол, за Аллилуеву поручился сам Косыгин. Однако накануне предполагаемого отъезда Светлана, прогуливаясь, как обычно, возле американского посольства, буквально на глазах у следивших за нею чекистов нырнула в неприметную калитку, которая в другие дни была закрыта, а тут вдруг оказалось открытой.

Обратно она уже не вышла. Ночью ее перевезли в аэропорт в Дели – и отправили в Швейцарию.

«Очень счастлива очутиться здесь!»

В Швейцарии, однако, опасались осложнений в отношениях с СССР и политического убежища беглянке не дали. То же сделали и в Италии – и только в США не побоялись ее принять. В аэропорту Кеннеди Аллилуеву встретила толпа журналистов, которым она радостно заявила, что, мол, очень счастлива здесь очутиться.

Уже в 1967 году вышла ее книга «Двадцать писем к другу» – и принесла автору около 2,5 миллионов долларов. Американцы приняли ее весьма охотно: еще бы – дочь бывшего главы недружественной страны, самого Сталина, предпочла жить в США, да еще и публикует антисоветскую книгу. А вот в СССР полетели головы. Аллилуева моментально сделалась в Союзе персоной нон грата, и даже ее собственный сын Иосиф отказался слушать ее объяснения по телефону и не дал матери поговорить с ее младшей дочерью, Катей.

Аллилуева выпустила еще две книги – «Только один год» и «Дамская музыка» (последняя, впрочем, в США не была опубликована – в ней жестко критиковался образ жизни американцев). Вышла замуж за Уильяма Питерса и превратилась в Лану Питерс. Родила дочь Ольгу, развелась, перебралась в Великобританию. В 1984 году вернулась в Москву и дала пресс-конференцию, на которой объявила, что «все эти годы была игрушкой в руках ЦРУ». Через два года, впрочем, снова запросилась в США – и благополучно эмигрировала во второй раз.

Умерла бывшая «красная принцесса» в Висконсине, в Ричландском доме престарелых.