ОБЩЕСТВО

Почему погибла 6-я рота псковских десантников на самом деле

Источник: mil.ru Источник: mil.ru
В ночь с 29-го февраля на 1 марта 2000 года российская армия в последний раз воевала в стиле 90-х

Десантники 104-го парашютно-десантного полка, погибшие на высоте 776. Источник: sdrvdv.ru
Десантники 104-го парашютно-десантного полка, погибшие на высоте 776. Источник: sdrvdv.ru

Последний бой 6-й роты 104-го гвардейского парашютно-десантного полка 76-й воздушно-десантной дивизии – пожалуй, самое драматическое и героическое сражение Второй чеченской кампании.

Несмотря на относительно небольшой масштаб, бой на высоте 776, без сомнения, является историческим. Российская армия в последний раз дралась с крупным чеченским бандформированием в стиле 90-х: меньшим числом, с плохой связью, без поддержки с воздуха и помощи товарищей, компенсируя недоработки и разгильдяйство генералов массовым героизмом и жизнями солдат.

В последующие годы армейское руководство, хоть и со скрипом, но усвоило кровавые уроки гор. Уже 2008-м, спасая Южную Осетию от грузинского нападения, Россия продемонстрировала совершенно другой стиль введения войны, разгромив за 48 часов силами трех тысяч военных 14-тысячный корпус агрессора.

Крыс сгоняют в угол

Зима 1999 – 2000 годов оказалась плохим временем для ичкерийцев (бандформирований, воевавших за независимость Чечни). Маховик войны, раскрученный вторжением Шамиля Басаева и Хаттаба в Дагестан, перемалывал одну банду за другой. Федералы не только остановили вторжение, похоронив надежды на «имарат от моря до моря», но и в ходе летней кампании восстановили контроль над равнинной частью республики, осадили и взяли Грозный. Как и в первую кампанию, потерпев поражение в полях, чеченские отряды стали отходить в горно-лесистую местность на юге.

Настоящей дорогой жизни для сепаратистов стало Аргунское ущелье, по которому в Грузию бежали их семьи и вывозились раненые. По нему же в Чечню шли караваны с оружием, медикаментами и снаряжением.

Российское командование отлично понимало значение этой дороги и сделало ход конем: вертолетами забросило на высоты над ущельем пограничников и десантников. Войска доставили на позиции над головами бандформирований; снабжали их также по воздуху.

Первый десант был высажен 17 декабря, а к концу января пути отступления боевиков в Грузию были полностью отрезаны. 2300 «погранцов» и десантников окопались на всех ключевых высотах вдоль границы. Им перебросили минометы и артиллерию.

10 февраля военным удалось выдавить боевиков из горного поселения Итум-Кали.

Подпирали боевиков и с равнины. 20-тысячная группировка вела наступление на Шатой – последний районный центр, находившийся под контролем террористов. Армейцы шли с севера, запада и востока, сформировав огромную дугу и ломая любое сопротивление перед собой.

Оперативная обстановка накануне столкновения на высоте 776. Источник: wikipedia.org
Оперативная обстановка накануне столкновения на высоте 776. Источник: wikipedia.org

Под их ударами в этот район из Грозного выкатилось порядка тысячи боевиков. Еще две тысячи под командованием Хаттаба двигались им навстречу от Итум-Кали. Кроме того, в районе уже была «своя» банда – 1400 боевиков из группировки Басаева.

Горно-лесистый район помогал уклоняться от столкновений с основными силами русских, однако в стратегическом отношении это была мышеловка. Российская авиация совершала до 200 вылетов в сутки, разнося горные крепости и лесные базы боевиков. В лесах действовал спецназ, долины занимались бронетехникой и мотострелками. Пространства для маневра у боевиков почти не оставалось, а снарядов и бомб у армии было практически неограниченное количество.

Таким образом, сложилась ситуация, в которой российская армия стремилась удержать и доколотить в районе Шатоя остатки ичкерийцев. Террористы же, напротив, мечтали вырваться за кордоны военных и растечься по республике.

Рота против банды Хаттаба

6-я рота 104-го гвардейского парашютно-десантного полка, хоть и являлась частью одной из самых элитных дивизий российской армии, профессиональной отнюдь не была. Ее укомплектовали контрактниками и десантниками из других подразделений незадолго до отправки. Некоторых зачислили в роту буквально перед погрузкой в самолет.

2-й батальон, в составе которого роте предстояло воевать, также находился не в лучшей форме. Всего за месяц до командировки проверка признала его «к бою не готовым». Комбат Марк Евтюхин старался привести подразделение в порядок, но на тренировки просто не хватило времени. 3 февраля батальон перебросили в Грозный; через некоторое время десантникам поручили охранять базу в районе села Октябрьское.

Подполковник Марк Евтюхин, командир 2-го батальона. Источник: ru.wikipedia.org
Подполковник Марк Евтюхин, командир 2-го батальона. Источник: ru.wikipedia.org

Помимо солдат и офицеров 6-й роты, в бою также приняла участие группа из 15 бойцов 4-й роты того же 2-го батальона. Всего – 90 десантников. Огнем их прикрывал дивизион «Нон» (120-мм орудий).

Противостоял им противник отнюдь не простой. Вырываться из окружения чеченские боевики решили двумя большими группами. Одна под началом Руслана Гелаева пошла на северо-запад, нацелившись на село Комсомольское, а другая под командованием Хаттаба двинулась в почти противоположном направлении – на северо-восток. Именно с ними и предстояло сойтись десантникам 104-го полка.

Сколько именно головорезов шло с Хаттабом – вопрос спорный. По официальным данным, их было порядка 2,5 тысяч, по заявлениям террористов – 700. Так или иначе, отряд многократно превосходил по численности десантников.

В банде, кроме террористов-чеченцев, было большое количество арабов-наемников. Боевики были хорошо вооружены и прекрасно замотивированы: к тому времени российская авиация применяла по их позициям полуторатонные вакуумные бомбы и кассетные боеприпасы. Кроме смерти, под Шатоем им ждать было нечего. При этом, в отличие от десантников, оказавшихся в этом районе впервые, боевики знали местность весьма хорошо.

Рота уходит в вечность

28 февраля командир 104-го полка Сергей Мелентьев приказал занять господствующую высоту Исты-Корд. Первоначально комбат Евтюхин намеревался послать на это задание 4-ю роту, которая имела больше тяжелого оружия и была лучше подготовлена. Однако из-за поломок техники люди не успели прибыть. Заслоном было приказано стать 6-й роте майора Сергея Молодова.

Десантники выдвинулись на высоту пешим порядком. Бойцы несли не только оружие и боеприпасы, но и палатки, печки-буржуйки, большое количество дополнительного снаряжения.

Тем временем боевики начали прощупывать позиции полка в поисках слабого места. Около 11 часов утра Хаттаб вышел на позиции 3-й роты. Боевики по рации связались с командиром, назвав его по имени, и предложили денег за проход. Ротный ответил тем, что навел на них артиллерию. Оставив несколько трупов перед позициями несговорчивых десантников, хаттабовцы решили попытать счастья в другом месте.

Схема расположения 104-го полка и движения банды Хаттаба. Источник: gubernia.pskovregion.org
Схема расположения 104-го полка и движения банды Хаттаба. Источник: gubernia.pskovregion.org

В половине первого 12 разведчиков 6-й роты столкнулись с 20 боевиками на горе Исты-Корд, после чего отошли к основным силам. Рота перешла вброд речку Абазулгол. Перегруженные десантники сильно устали и растянулись по склону.

Головной дозор и командование поднялись на вершину одновременно с чеченской разведкой. Состоялась короткая, но ожесточенная перестрелка. В ходе боя майор Молодов получил смертельное ранение, и роту возглавил сам комбат Евтюхин.

Чеченцы отошли и перегруппировались. Около четырех дня последовала первая мощная атака. Боевикам удалось застигнуть и расстрелять на склоне третий взвод роты, который так и не успел подняться. Из этого взвода выжило всего трое бойцов.

Затем начался штурм вершины. В нападении участвовало до 1,5 тысяч боевиков. Террористы давили десантников массированным огнем, обороняющиеся отстреливались. На склон навели огонь самоходного дивизиона; атаку удалось отбить.

Однако ситуация уже была критической: множество убитых, оставшиеся – почти все раненые. Проблема была в том, что десантники не могли продолбить окопы в промерзшем каменистом грунте, а боевики не жалели минометных мин и огня из гранатометов.

Около десяти вечера началась вторая атака. По высоте по-прежнему долбили «Ноны», но боевикам терять было нечего. Около трех ночи на помощь к обороняющимся пробились 15 разведчиков 4-й роты, под командованием майора Александра Доставалова.

Для финального штурма боевики собрали группу из 70 добровольцев-смертников. К тому времени на вершине оставалось не более 40 -50 десантников. Раненые погибали не только от пуль: многие умерли от лютого мороза.

Тем не менее, израненные, обмороженные бойцы еще несколько часов отстреливались от наседавшей орды. В 6.01 комбат Евтюхин в последний раз вышел на связь, вызвав огонь на себя. Около семи утра прозвучали последние выстрелы.

Братишка, где помощь?

Почему погибла 6-я рота? С одной стороны, сказались просчеты при подготовке операции, с другой – крайне неблагоприятные обстоятельства в которых велся бой.

Военные не смогли вовремя обнаружить выдвижение крупных сил противника. Командование из благих побуждений запретило десантникам вести разведку своими силами за пределами артиллерийского «зонтика», а взаимодействие с отрядами спецназа «Вымпел» и 45-го полка специального назначения налажено не было. Поэтому, когда десантники столкнулись с чудовищной опасностью, этого не поняли ни командиры на месте, ни командование в штабе.

Авиация, на днях месившая боевиков, также ничем не могла помочь: в течение всего дня район был затянут густым туманом, из низких облаков шел дождь со снегом.

При этом нельзя сказать, что роту не пытались спасти. Ночью к осажденной высоте выдвинулись однополчане из 1-й роты. Но отлично разбиравшийся в тактике горной войны Хаттаб уже выставил на бродах речки Абазулгол пулеметные секреты, которые не дали деблокирующей группе подойти к месту боя.

Единственной помощью, которая дошла до 6-й роты, были те самые 15 разведчиков, которых привел майор Доставалов, в точности выполнивший завет Суворова: сам погибай, а товарища выручай.

Тем не менее, десантники дрались до конца. Ни один не поднял руки, чтобы сдаться, никто не просил пощады. Бойцы отстреливались даже после того, как управление ротой развалилось. Командиры разделили судьбу солдат: из 13 офицеров, участвовавших в бою, погибли все. Последним отдал жизнь лейтенант Дмитрий Кожемякин, прикрывший отступление двоих израненных солдат. Сражение на высоте пережили всего шестеро десантников.

Прорыв через позиции роты, по разным данным, стоил Хаттабу от 50 до 500 боевиков. Вскоре российским войскам сдалось более 200 боевиков; большинство из них были ранены, и многие – на высоте 776. За проход через позиции 6-й роты враг заплатил очень дорогую цену.