ОБЩЕСТВО

Четыре попытки переименовать Москву

pixabay.com
Два с половиной десятилетия «шаталось» название столицы, державшееся по крайней мере восемь веков

В Советском Союзе города нередко переименовывались по соображениям политики и идеологии. Впоследствии прежнее название могли вернуть. А могли и не вернуть.

Столица страны — Москва — оказывается, тоже неоднократно стояла на грани переименования. Но, похоже, что-то на протяжении десятилетий хранит Москву от смены имени.

Февраль 1927-го года

Ленин и Сталин. wikimedia
Ленин и Сталин. wikimedia

 

Москву решили переименовать в город Ильич. Кто первым это придумал — неизвестно. К тому времени Ленин был мертв уже три года, а в правительство было направлено ходатайство о переименовании столицы в честь любимого вождя с двумя сотнями подписей чиновников различных рангов.

Ленинград обрел свое название почти мгновенно после смерти Ленина, когда были отодвинуты в сторону «Санкт-Петербург» и «Петроград».

Кто помешал? Сталин. Ему это показалось чрезмерным — сразу два города, названные в честь вождя пролетариата. А может быть, он просто ревновал?

1938 год

Нарком Н. Ежов. wikimedia
Нарком Н. Ежов. wikimedia

Власть и влияние Иосифа Виссарионовича к тому времени окрепли. Его боялись. Особенно страшно было Николаю Ежову — наркому НКВД, который прекрасно понимал: его время заканчивается, надо срочно что-то предпринимать. В порядке мелкого подхалимажа Ежовым было выдвинуто предложение сделать из Москвы Сталинодар. Он дал своим подчиненным задание разработать проект переименования столицы.

Для подкрепления и обоснования были состряпаны многочисленные письма от трудящихся. Одна из авторов, по фамилии Чумакова, прислала даже стихотворную просьбу, зарифмовав название «Сталинодар» со строчкой о том, что «Сталин счастье дал нам в дар».

Кто помешал? Сталин. Вождь остался глух к мольбам трудящихся. Он отклонил предложение. Ежова скоро сняли с должности, а затем и вовсе расстреляли — подхалимаж не помог.

1945 год

Неизвестно, кто проявил инициативу на этот раз. Только в адрес правительства опять пошли письма от трудящихся — с просьбой закрепить победу над фашистской Германией, назвав столицу в честь генералиссимуса и отдав тем самым дань его полководческому гению.

Впрочем, никаких реальных действий предпринято не было, официальные документы составлены не были.

Кто помешал? Вероятно, опять Сталин. То ли из скромности, то ли из опасения «перегнуть палку».

1953 год

Н.С Хрущев. wikimedia
Н.С Хрущев. wikimedia

После смерти Сталина безутешные подданные будто сошли с ума: в правительство летели бесчисленные телеграммы от целых учреждений и организаций с сотнями подписей — все жаждали увековечить имя любимого вождя в названии столицы Советского Союза. Потеря великого «отца народов» стала непомерным грузом, по крайней мере — в первое время.

Ажиотаж переименований охватил всю страну. Грузию — родину великого вождя — предлагали назвать Сталинской ССР. Более того —  Союз Советских Социалистических Республик мог быть переименован в Союз Социалистических Сталинских Республик. Культ личности еще процветал, и страна был в одном шаге от превращения древней Москвы в пресловутый Сталинодар.

Кто помешал? Никита Хрущев, тогдашний секретарь Центрального Комитета КПСС. На ХХ съезде КПСС, в 1956 году, он выступил с решительным осуждением культа личности Сталина. По стране покатился вал обратных действий: сгоряча данные улицам, скверам, площадям названия в честь Сталина отменялись, а памятники вождю сносились.