ОБЩЕСТВО

У семьи отбирают детей из- за бедности

Местные чиновники говорят, что малыши не должны есть из заплесневелых тарелок


- Мы не хотим в интернат! - выкрикнул 11-летний Вовка, когда в дом в очередной раз пришли чиновники. Он среди детей старший, а значит, должен отвечать за всех своих братьев и сестер. К сожалению, слово «интернат» в доме Надежды СКАКУНОВОЙ и Эдуарда ОРЕХОВА стало звучать часто.


Легко писать о злых чиновниках, во что бы то ни стало стремящихся изъять детей из семей, попавших в беду, и о родителях-чудовищах, издевающихся над собственными чадами. Тут все очевидно. А что делать, когда и семья вроде неплохая: мама с папой детей любят, не пьют, но с родительскими обязанностями не совсем справляются. И местная администрация - не сборище бездушных монстров, поскольку просто исполняет то, что положено по долгу службы. Именно такая ситуация сложилась с многодетной семьей из Ростовской области.






В большой комнате, где живёт многочисленное семейство, пока не очень уютно, зато есть новые обои и кроватки для детей

В большой комнате, где живёт многочисленное семейство, пока не очень уютно, зато есть новые обои и кроватки для детей

В поселок Донской под Волгодонском 29-летняя Надежда Скакунова с мужем и детьми приехали в 2010 году. Искали большой дом, который можно было бы купить на материнский капитал. Приобрели одноэтажный, без отопления, с покосившейся стеной. Зато 120 м - большому семейству не будет тесно: кроме Вовки, у Нади и Эдуарда подрастают пятилетний Ромка, трехлетняя Лера, двухлетняя Ангелина и девитимесячный Давид. Стенку глава семьи поправил, водопровод-туалет наладил, обогреватель поставили. И тут потянулись проверяющие.






Эдуард ОРЕХОВ и Надежда СКАКУНОВА детей любят, но чиновникам этого мало

Эдуард ОРЕХОВ и Надежда СКАКУНОВА детей любят, но чиновникам этого мало

- Приехали из местной администрации. Спрашивают, зачем купили дом в их поселке, почему с ремонтом тянем, - рассказывает Надежда. - Мы говорим, со временем сделаем. А потом друг за другом - органы опеки, замглавы администрации, участковый… Последний - Алексей Герасименя - по дому ходил, ногами двери открывал и несколько раз выругался при детях. Я поехала к мэру, попросила крышу поправить, а он только руками развел: никакой возможности. А в одном из кабинетов нам прямо сказали: будете надоедать просьбами - сделаем все, чтобы вы отсюда уехали.
15 января Скакунову и Эдуарда Орехова вызвали на административную комиссию, где предупредили: если через месяц ремонт не закончите, детей заберем. Надежда взмолилась: дайте хотя бы полгода, муж-токарь устроится на «постоянку», возьмет кредит. Очередную проверку перенесли на апрель.
- По мнению этих людей, раз у нас не сделан ремонт, то я плохая мать. Хотя я не пью, не гуляю, дети накормлены, в доме тепло. Наш недостаток в том, что мы бедные, - сетует Надежда. - Официального дохода у мужа нет, перебивается на стройках. Получает 9500 рублей. Детские пособия с моей подработкой - еще 8550. Едва хватает, чтобы всемером прокормиться и одеться. Тут не до ремонта.
В органах опеки поселка Надины слова корректируют.






Ремонт купленного на материнский капитал дома влетит супругам в копеечку

Ремонт купленного на материнский капитал дома влетит супругам в копеечку

- Когда они только приехали, многие отдавали им одежду, посуду, стройматериалы. Но все не впрок. Надежда не приспособлена к быту - многое из того, что принесли люди, быстро пришло в негодность. Остались деньги от покупки дома, я говорю: «Сделайте запасы крупы, муки». А они телевизор купили. Но совсем отбирать детей у них никто не собирается, - объясняет специалист органов опеки Татьяна Скрипина. - Речь шла об ограничении в правах. Младших можно оформить в детский сад на круглосуточное пребывание, чтобы дать возможность родителям сделать ремонт и найти работу. Я говорила Эдуарду: «Давай помогу тебе на биржу труда встать». Он ни в какую: для этого надо в райцентр за 40 километров ехать, а ему тут подавай. Но в поселке ни у кого нет работы - все совхозы обанкротились. В сезон можно устроиться на поля к туркам, которые земли тут скупили. Платят по 500 рублей в день. Но Орехов не хочет «на турок спину гнуть». Трудно с ними. К новорожденному фельдшера отказались пустить. В доме беспорядок, холод, в столе на тарелках плесень. Дикари! Заставили их сложить печку, так они ее тряпками протопили. Одолжили Эдуарду бензопилу, чтобы дров напилить, а он не идет. Одни соседи морковкой поделятся, вторые – картошкой, тем и живут.
На проведение ремонта, а значит - решение судьбы детей, супругам дали время до апреля. Местные считают, что привести дом в порядок за это время нереально - прогнил весь.