ОБЩЕСТВО

Иллюзия счастья

Чем гламурные кошечки расплачиваются за шубки и брюлики


Наш питерский колумнист Екатерина Сергеевна, ведущая суперпопулярный интернет-дневник «Кэт. Записки шлюхи», рассказала о цене красивой жизни.


Никому нельзя завидовать. Никому и никогда. Вообще. И мы вроде бы все это знаем, но червячок зависти нет-нет да и подточит изнутри. Потому что всегда найдется рядом тот, кто красивее, успешнее, тот, у кого вроде как лучше сложилась жизнь.
Лучше ли?
Это был тот период Анькиной жизни, когда рушилось буквально все: развод с нелюбимым и надоевшим мужем, переезд в другую квартиру, одиночество, тотальное безденежье и проблемы...
Мы сидели с ней в кафе, а за соседним столиком пристроились две молодые феечки - из тех, у кого настоящие сумки от Louis Vuitton, брюлики и шиншилловые шубки. Феечки, посидели совсем недолго, выпили по самому дорогому в меню коктейлю и вышли на улицу.
Из окна было видно: их забирали на огромном дорогущем джипе.
- Вот смотри, Кать, - сказала тогда мне Анька, - вот как им так везет, что они находят себе таких мужчин? Вот почему у меня никогда не было такого любовника? Я что, хуже смотрелась бы в такой шубке? Вот как у них это получается?
За все в жизни надо платить. Общительность и попутный ветер привели меня как-то в одну компанию. В одном из самых лучших ресторанов был устроен банкет - отмечали день рождения Алены. Компания за столом подобралась - все как под копирку. Красивые ухоженные девушки, с умопомрачительными прическами, в платьях, едва прикрывавших прелести. И с ними мужчины. Не то чтобы сильно красивые, не то чтобы сильно приятные, не то чтобы сильно душевные.
Всех этих мужчин объединяло одно: у каждого были деньги. А девушки - да, были из породы тех феечек, которые, скинув шубки, выбирают самый дорогой коктейль в меню.
Девушки блистали, и я вполне могла бы посчитать их счастливыми, не знай я того, что я про них знала.
Вот, скажем, слева сидели Карина и Влад.
Карина. Тоненькая, как тростиночка, брюнеточка, похожая, скорее, на породистую кошечку. И Влад - седой, почти пятидесятилетний неприятный тип, занимающий далеко не последний пост в структуре МВД. Заносчивый тупица, хамло и садист, ни во что не ставящий людей.
Он подарил Карине машину и оплачивает ее еду, одежду и съемную квартиру, в которую имеет право наведаться в любое время дня и ночи.








Дорогу к счастью каждый прокладывает, чем может. Кто грудью, а кто и животом

Дорогу к счастью каждый прокладывает, чем может. Кто грудью, а кто и животом


Впрочем, из этой самой квартиры он регулярно Карину выгоняет. Он приезжает среди ночи, слишком пьяный, чтобы хоть что-то соображать, орет, что таких, как она, он на трешку купит пучок, и начинает вываливать из шкафа ее вещи.
Дальше все проходит по стандартному сценарию: она, не глядя, не складывая, распихивает вещи в сумки, вызывает такси и едет к любой из подружек.
Впрочем, уехать далеко она не успевает, потому что начинает разрываться телефон.
- Ты куда ушла, сука? - орет в трубку Влад и ставит ультиматум: или она в течение пятнадцати минут будет дома, или в квартиру больше не зайдет.






И Карина возвращается домой, где он до утра е…ет не столько Карину, сколько ее мозги.
Как-то, услышав в десятый раз уже знакомую историю, я спросила у нее, зачем она терпит это чмо. Карина ответила мне, что ей уже тридцать и покровителей - любителей не слишком юных тел - на ее век осталось не так много. А потому - хотя бы так. Потому что если он ее бросит, то что ей делать дальше? По-другому жить она не умеет.
Вот, сразу после Влада и Карины, сидит Олечка.
В слишком коротком платьице и с такими ножками, что, кажется, даже официанты начинают работать чуть быстрее.
У Олечки трагедия - три месяца назад ее бросил Карим, неприлично богатый сириец. Его фотографией можно пугать детей. Несвежий, заплывший жиром тип, с пальцами-сардельками и какой-то неопрятной бородой, он имел огромный плюс.
Плюс этот заключался в том, что каждый месяц он выделял на содержание Олечки вполне фиксированную сумму - десять тысяч у. е.
Но вместе с плюсом был и минус. Несмотря на вес и тело, больше напоминающее тушу, он имел огромное либидо. И можете поверить - Олечка эту десятку отрабатывала с лихвой.
Была ли она счастлива? Ну не знаю. Разве что деньги в самом деле могут затмить собой все остальное.
Лена. Высокая, яркая, темноволосая. Красивая, даже слишком. Совсем неглупая.
Спит с очень интересным внешне сорокалетним бизнесменом. Он наведывается периодически в Питер по делам. У бизнесмена четверо детей от трех бывших жен и достаточно много денег, чтобы всех их содержать.
Он называет Лену своей женой и даже как-то раз они, дурачась, устроили такую шутливую свадьбу - Ленка была в белом платье, не то чтобы свадебном, но очень красивом, а он, как и положено, в костюме.
Они вместе уже пару лет, и у них все хорошо. Вот только, когда она забеременела, он посадил ее перед собой и слишком ясно сказал ей, что ни дети, ни семейная жизнь его не интересуют. И что бывших жен со всем этим кагалом ему вполне довольно. А потому или аборт, или на все четыре стороны. И о деньгах можно забыть. Его интересует красивая, подтянутая и всегда свободная, а не задроченная бебиком мамашка.
Был аборт. Ленку очухивали долго. Ее возможность в будущем иметь детей - это большой вопрос.
Сразу после того, как она наконец пришла в себя, он сделал ей подарок - тур в Доминикану. Ну и еще что-то по мелочи, вроде какого-то очередного золотишка.
Она хотела его бросить, но...
У Ленки в сумочке всегда есть что-то седативное.
В тот вечер мы с Аленой слишком перепили и, оставив мужчин, вышли покурить на воздух.
Алена - миниатюрное милое создание, полтора года назад вышла замуж за своего Сашу. Саша старше ее на девять лет и выше на двадцать сантиметров. Внешне они смотрятся странно.
- Кать, - задумчиво сказала она, когда мы курили по второй, - веришь, я его настолько ненавижу, что просто не могу дышать с ним одним воздухом. Вот мы лежим в спальне, а я думаю о том, что он тоже этим воздухом дышит, и меня выворачивает...
У нее есть норковая шубка в пол и брюлики в ушках и на шейке. Их квартира находится в самом центре Питера. На свадьбу она получила машину. Алена должна была быть счастлива по определению.