ОБЩЕСТВО

Красота спасет Россию. Если та этого захочет

Альбом The Book of Olga, созданный Беттиной Реймс в 2008 году, наделал много шума и теперь успокоился на полках счастливых обладателей – тираж не был рассчитан на массы. Но взорвалась новая бомба, и от того же французского издательства Taschen. Имя бомбы The Story of Olga. Взорвала ее фотохудожник Эллен фон Унверт. А Ольга одна на оба альбома – киноактриса, телеведущая, модель, бизнесвумен Ольга Родионова, жена известного издателя, банкира и продюсера Сергея Родионова.
Сегодня мы беседуем с Ольгой Родионовой, дважды вдохновившей известных фотохудожников на шедевры эротики и откровения.

-- Ольга, первый вопрос, его сейчас все задают друг другу: где достать альбом, который уже наделал много шума в Европе? О нем одобрительно писали многие издания в мире, включая лидеров – немецкиe Vogue , Elle, GQ и Gаla, фрунцузские L’Officiel и Grazia, испанское издание Vanity Fаir посвятило ему 10 страниц, французский PHOTO -12, газеты Фигаро, Бильд, Франкфуртер Альгемайне цайтунг, не говоря уже об итальянском и аргентинском Playboy А в России альбом не видели, разве что несколько картинок в Интернете. Почему?
-- Альбом издан ограниченными тиражами – двумя коллекционными по 1800 долларов за экземпляр и одним артистическим по 700 долларов, каждому присвоен номер, и все – с авторским автографом  -Taschen делает лучшие альбомы в мире..В продажу он поступил в январе, и все дорогие экземпляры в большинстве стран мира уже проданы.  Авторские можно заказать в интернете на сайте издательства. В Берлине в галерее 2 месяца проходила специальная выставка с фотографиями из альбома, где они продаются по ценам от 9 до 22 тысяч евро за штуку. Только в первый день ее работы было продано фотографий на сумму свыше 100 тысяч евро.
Почему альбома нет в России? Это вопрос к издательству, я лишь модель, которая позировала для Эллен, так же как и прежде для Беттины. О причинах невнимания издателя к России я догадываюсь, хотя и не претендую на истину.

-- Хорошо, пока оставим дискриминационную тему. Что представляет собой альбом – сборник красивых фотографий или там есть какая-то идея, сюжет?
-- Книга создана как мини-фильм на основе сценария, написанного Эллен. Сюжет сам по себе провокационный. Я играю молодую прекрасную вдову, которая дорвалась до прежде неведомой ей жизни, полной плотских утех. Все – на грани, очень тонкой, непостижимой, но ни разу не нарушенной: это ни в коей мере не порнография. Эротика – да, любование женской красотой – да. Сюжеты, которые волнуют, пробуждают воображение, заставляют кровь быстрее бежать по жилам, мечтать, фантазировать – да, да, да. 
Действие разворачивается в роскошном поместье, оставленном героине в наследство. Сказочная красота сочетается с готической стилистикой, необузданные желания обволакиваются декадентским туманом – в фирменном стиле Эллен фон Унверт.
Это подлинное произведение искусства, и оно родилось в огромных совместных трудах целого творческого коллектива, подчиненных зрительному воссозданию замыслов большого мастера. Было очень непросто, но я не знаю работы более счастливой, чем творческий процесс, поиски решения и общая радость от находок. А это были не просто съемки, а рождение красоты, даже зрительского потрясения.
-- Вы же там были лишь моделью…
-- Конечно, но модель всегда в центре внимания, она должна первой улавливать идею художника, чутко следовать озарениям, предлагать свои идеи. Это настоящее сотрудничество, даже соавторство.
-- Эх, полистать бы… Все-таки обидно за державу. Нас не уважают французские издатели!?
-- Французские, а также новозеландские, куалалумпурские и все остальные издатели мира уважают тех читателей, которые уважают их работу. Вспомните, сколько копий было сломано после первого альбома, сколько оскорблений и в адрес фотохудожника, и издательства, уж не говоря обо мне!
-- Помню, а как же! Вы тогда даже подали в суд на Ксению Собчак за оскорбления…

-- И выиграла суд. Хотела, чтобы она прекратила хамить, не раскручивала свою скандальную популярность за счет не имеющих к ней никакого отношения людей. Не помогло. Уже и по поводу моего нового альбома она выразилась нецензурной бранью на своей страничке в Инстаграме. Какое-то время назад она пыталась убедить всех, что меняет свой облик. К сожалению, чудесный процесс превращения болотной лягушки если не в царевну, то хотя бы в Василису Премудрую не получился – природа взяла свое.
-- Завидует, наверное. Дай Бог каждой в 37 лет выглядеть как вы и вдохновлять  своим телом признанных фотохудожников мира.
-- Не знаю, да и неинтересно это. Скажу только, что злоязычность всегда следствие определенной ущербности. Но когда ее позволяют себе медийные фигуры, это наносит большой вред моральному состоянию общества, ведь их слышат, им вторят. Вот сейчас Ксения вышла замуж, и кажется по любви, попала в очень достойную, интеллигентную семью. Надеюсь, она счастлива и больше не будет нуждаться в самоутверждении за чужой счет и будет изливать на окружающий мир уже не злобу и суету, а счастье и покой. Особо надеюсь больше не видеть и не слышать ее рассказов о пуканье в музеях, как это было в ее интервью авторитетному журналу.
-- Да, остается всем медийным людям пожелать счастья в личной жизни, чтобы из их эмпирей в народ попадало меньше зла и больше добра. И тогда – возвращаясь к обиде за державу – Россия увидит оба альбома с вами в главной роли, а может быть, и третий подоспеет?
-- Насчет третьего не скажу, таких предложений пока не поступало. А The Book of Olga и The Story of Olga в Россию официально не завозили именно по причине не готовности аудитории оценивать предметы, в данном случае,  фотоискусства, выходящие за рамки привычных представлений.
Конечно, отношение к творчеству не может быть одинаковым. Один сутками напролет любуется «Сикстинской капеллой», другой пытается постичь тайну улыбки Джоконды, третий фантазирует насчет замысла «Черного квадрата», но общее для всех одно – попытка понять. Если она не удалась, не беда. Беда сказать «Я не понял, гы!». Или «Тю!» в сопровождении указательного жеста. Здесь – стена абсолютная, без права что-то возразить, объяснить. Особенно плохо стало с появлением возможности безнаказанно хамить в интернете. Забыта заповедь «Не судите да не судимы будете» -- судят! Страна страдает, в ней душно, совершенно очевидна тенденция глобального озлобления, недовольства всем и вся. К сожалению, люди не пытаются вырваться из духоты, серости и бедности, а через неприятие и ненависть норовят затянуть в свое болото тех, кто что-то сумел. По любому поводу и без повода быстро воздвигаются баррикады: между «пусями» и воинствующими церковниками, между геями и натуралами, между правыми и левыми, и все это поощряется горсткой разбогатевших людей, узурпировавших право писать законы, со страху за свое благополучие отгораживающих от всего мира целую страну. Интересно, как бы чувствовали себя гениальные геи - Чайковский и Дягилев в современном Петербурге, где идет " борьба" с влиянием геев?
В условиях неприятия, всеобщей вражды и ненависти, которая поощряется сверху,  творческим людям очень сложно реализовать свои идеи. Сам воздух пропитан неприятием, ненавистью. Трендом стал лозунг «Пора уезжать». И они уезжают, в том числе пока может безвестные, но достойные, самые нужные. Разве Россия не осиротела в свое время без Ильи Репина, Марка Шагала, Ивана Бунина, Владимира Набокова? А что взамен? Фальшивость,  пошлость. Ограничениями на иностранное искусство, бездумной цензурой или погромами галерей отечественных гениев не создашь. Мы уже пережили эпоху "социалистического реализма", запретов абортов, инакомыслия, "западной" культуры. А культура - она или есть или ее нет. И национальная культура- всегда часть всемирной, иначе она умирает. А пока  иностранным издательствам и продюсерам и художникам не очень хочется что-то делать в Роcсии, и русские творческие люди стремятся созидать и искать признания на стороне. Совсем недавно писатель Михаил Шишкин отказался представлять Россию на крупнейшей книжной ярмарке потому, что «коррумпированая власть создала обстановку унизительную для культуры страны». Вместо того, чтобы прислушаться к нему, чиновник из Роспечати сказал, что Шишкин оторвался от Родины. Так ведь от нее отрывались Герцен,  Бунин, Алексей Толстой, Солженицын, Довлатов, Бродский  и даже Горький, благодяря чему они смогли проложать творить и  привносить свой вклад в русскую культуру и общественное сознание – теперь в их честь называют улицы, а когда- то клеймили позором такие же царские или коммунистические чиновники и послушное безликое большинство.
-- Вот и баррикада за и против Ольги Родионовой может появиться.
-- Так она уже давно есть, хоть я и не являюсь талантом, просто ценю человеческую свободу.

-- В вашем случае это неприятие  имеет особую природу. Обнаженная натура, эротика, чувственность пока плохо приживаются в нашем искусстве, традиционно ориентированном на национальную стыдливость. Об этом можно только сожалеть, как и о любой обделенности…
-- Уточню: не вся натура в моих альбомах обнаженная, больше она вполне одетая, хотя от этого не менее чувственная, это правда. Насчет национальной стыдливости не могу согласиться- вспомните отношение к этому Куприна, Бунина, традиции русского изобразительного искусств с богатейшим опытом чувственных полотен . Это искусственное табу, абсолютно безосновательное и ложное, ведь детей в России зачинают таким же способом, как и в странах, прошедших через сексуальную революцию или в племенах, где стыда вообще нет. Если мораль и нравственность – понятия вечные, то лицемерие и ханжество всегда работают на конкретное государство,особенно самовластное. В том числе и прививкой вранья – во всем.
-- Так вот какую революцию нам нужно делать в первую очередь – сексуальную!
-- Сексуальная революция в цивилизованных странах понималась как равенство полов, а в России почему-то как стремление к распущенности. Для меня это был протест против лицемерия и ханжества. Зачем считать стыдным то, что прекрасно, то, что дает полноту, радость жизни и счастье? И что, в итоге сексуальной революции люди пришли к свальному греху? Нет, просто они стали раскрепощеннее, научились называть вещи своими именами. Может быть, даже слишком. Но институт семьи сохранился и даже окреп, при том, что партнеры стали более взыскательны друг к другу. Так и у нас должно быть.

-- У вас-то с семьей все в порядке, и многих как раз интересует вопрос: вам-то зачем нужны эти откровенные съемки? Каковы мотивы и какова цель? Еще раз продемонстрировать миру и сохранить на века свою красоту? Или это вызов общественной морали? Вы нас дразните? Пиаритесь? Зачем – при муже-миллионере? Или такова ваша миссия – служить красоте? Желание чему-то научить зрителя?
-- Ой, сколько вопросов! А ответ один. Меня в этом деле волнует только одно – прикосновение к Творчеству. Это запредельное удовольствие. Хотя… есть соблазн на большинство ваших вопросов ответить «да». Особенно о сохраненной красоте. Ведь прав был классик: красота спасет мир. И Россию тоже спасет… если люди в ней от ненависти придут к  терпимости, от неприятия к любопытству и смогут  понимать красоту в ее многообразных обличьях , уважать ее, любить и беречь.