ОБЩЕСТВО

Чего вы не знали о кровавой Варфоломеевской ночи

«Утро у ворот Лувра»: Екатерина Медичи одобряет проделанную работу. Картина Эдуарда Деба-Понсана «Утро у ворот Лувра»: Екатерина Медичи одобряет проделанную работу. Картина Эдуарда Деба-Понсана
Минувшей ночью, с 23 на 24 августа 2017 года, исполнилось 445 лет одному из самых ужасных событий, которое запомнило человечество

Речь идет о ночи, предшествующей Дню святого Варфоломея 1572 года в Париже. К тому времени во Франции вроде бы закончились войны между католиками и протестантами; среди последних наиболее сильны были кальвинисты, которых называли гугенотами (именем «Гуго» французы пренебрежительно называют швейцарцев). Протестантские движения были узаконены, да что там – сама дочь короля Карла IX Маргарита Валуа со всеми подобающими празднествами вышла замуж за 18-летнего гугенота Генриха, короля Наварры. Но всего через шесть дней началась резня: католики буквально уничтожили своих соседей-протестантов.

EG.RU собрал 10 малоизвестных фактов о причинах, событиях и последствиях Варфоломеевской ночи.

По ком звонил колокол

Сигналом к началу резни стал звон колокола в королевском дворце – он прозвучал на полтора часа раньше обычного. В каком-то смысле этот удар в колокол можно сравнить с символическим залпом «Авроры» в 1917 году.

Королевская ошибка

Инициатор бойни известен – это Екатерина Медичи, мать тогдашнего короля Франции Карла IX. Она долго вела политику примирения конфессий, настояла на свадьбе своей внучки Маргариты (она же – «королева Марго») и Генриха Наваррского и планировала обойтись малой кровью, устранив лишь лидера гугенотов Гаспара де Колиньи. Даже после неудачного покушения на де Колиньи 22 августа она еще не требовала расправы со всеми гугенотами, только с их верхушкой. Однако маховик народных волнений остановить не удалось. Де Колиньи погиб в Варфоломеевскую ночь одним из первых.

«Убийства в Варфоломеевскую ночь». Картина Франсуа Дюбуа
«Убийства в Варфоломеевскую ночь». Картина Франсуа Дюбуа

Сами себя выдали

Многих гугенотов погубила их привычка носить черную одежду. Именно по этим одеяниям протестантов легко было узнать на улице.

Мародеры ничем не брезговали

Большинство убитых лежали на улицах голыми – убийцы снимали с них одежду, чтобы потом ее донашивать.

До чего доводит зависть

Гугеноты с их строгой кальвинистской этикой, ставящей во главу угла тяжелый честный труд, жили в среднем зажиточнее своих соседей-католиков, что вызывало дополнительное озлобление против них. По сей день родина и цитадель кальвинизма Швейцария остается самой благополучной страной мира.

Расплата за предательство

У гугенотов была репутация национал-предателей – считается, что в борьбе за власть они получали поддержку Испании и Англии в обмен на будущие территориальные уступки. Например, Испания претендовала на Бургундию и Прованс, Англия – на возврат территорий на севере Франции. Католиков, в свою очередь, активно поддерживала папская Италия.

Только цифры

За одну ночь погибло порядка 30 тысяч человек – каждый пятисотый француз. В последующие дни было убито еще несколько десятков тысяч людей, 200 тысяч вынуждены были бежать. Таким образом, за месяц страна избавилась примерно от 2% своего населения. Ни на одной войне ни одна крупная европейская нация не теряла людей с такой ужасающей скоростью.

Ужаснули самого Грозного

Русский царь Иоанн IV, более известный как Грозный, был в шоке от французского кровопролития. Он писал: «… Несколько тысяч и до сущих младенцов избито; и о том крестьянским государем пригоже скорбети, что такое безчеловечество Француской король над толиком народом учинил и кровь толикую без ума пролил».

Почему Париж стоит мессы

Генрих Наваррский, тот самый гугенот, свадьба которого стала спусковым крючком трагедии, в конце концов вынужден был принять католичество – иначе его не короновали бы. Именно об этом он сказал свою знаменитую фразу «Париж стоит мессы». Генрих стал основателем династии Бурбонов, которая правила Францией (с перерывом на Робеспьера и Наполеона) до середины XIX века.

Породили атеизм

Все эти варварства не могли не наложить отпечаток на дальнейшую историю Франции. Уже через два века уставшая от религиозных кровопролитий страна стала оплотом рационализма и скептицизма (Руссо, Дидро, Вольтер), а в 1789 году здесь началась первая в истории атеистическая революция. Сейчас Франция является страной с самым большим процентом атеистов в Европе (исследование «Евробарометр» 2005 года).