ОБЩЕСТВО

Что мы знаем о самом нерешительном заговорщике XX века Геннадии Янаеве

Пресс-конференция ГКЧП. Глава МВД Борис Пуго и и.о. президента Геннадий Янаев. Через три дня Борис Карлович вместе с женой покончат с собой, а Янаев проживет еще 19 лет Пресс-конференция ГКЧП. Глава МВД Борис Пуго и и.о. президента Геннадий Янаев. Через три дня Борис Карлович вместе с женой покончат с собой, а Янаев проживет еще 19 лет
Ставший формальным главой «путчистов» вице-президент СССР на роль бесстрашного лидера подходил плохо

80 лет назад, 26 августа 1937 года, в селе Перевоз Горьковской области родился человек, который почти через 54 года попытается повернуть вспять ход мировой истории. Геннадий Янаев, лидер Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП), до сих пор остается фигурой малоизвестной и загадочной. Как бывший горьковский механизатор оказался причастен к судьбам всего Советского Союза?

Была ли болезнь?

19 августа 1991 года высшие руководители СССР и КПСС объявили о тяжелой болезни президента страны Михаила Горбачева. Согласно Конституции, при таких обстоятельствах верховная власть должна была перейти к вице-президенту, которым являлся Геннадий Янаев. Янаев начал свою деятельность с введения в стране чрезвычайного положения и создания ГКЧП. Строго говоря, ни одного советского закона при этом нарушено не было – другой вопрос, что фактически эти законы к тому времени перестали действовать, а почти половина республик, включая РСФСР, уже провозгласила независимость. Но был ли Горбачев действительно болен? Сам он категорически отрицает это.

Кто вы, мистер Янаев?

Карьера Янаева – типичный для СССР подъем усердного коммуниста из низов. Как  Горбачев и Ельцин, Геннадий Иванович постепенно поднимался через разнообразные комсомольские и партийные комитеты. Янаев специализировался на работе в профсоюзах и в обществах дружбы с зарубежными странами. За пост вице-президента он конкурировал в 1990 году с министром иностранных дел Эдуардом Шеварднадзе. Горбачев склонялся к кандидатуре Шеварднадзе, но тот в последний момент сам ушел в сторону, чтобы заняться делами родной Грузии, стремительно двигавшейся к независимости.

У Янаева была редкая для руководства позднего СССР репутация бессребренника. Но, в отличие от другого «нищего партийца» Михаила Суслова, серого кардинала при Леониде Брежневе, Янаев не был фанатичным идеологом. Пока боссы ездили по заграницам и решали серьезные вопросы, Янаев делал всю рутинную работу.

Ходили устойчивые слухи о пристрастии Янаева к алкоголю, мол все дела с ним надо решать только по утрам – после обеда бесполезно. Многие помнят, как дрожали руки Геннадия Ивановича во время знаменитой пресс-конференции ГКЧП. Впрочем, тогда 53-летний аппаратчик, неожиданно для себя оказавшийся лидером заговорщиков, испытывал огромный стресс, так что психосоматические реакции могли и не быть связанными с частым употреблением алкоголя. «Да, ручонки действительно подрагивали… Бессонная ночь, нестандартное решение – это же вам не высморкаться!» – объяснялся он позже. Но трезвенником Янаев точно не был.

Лидер поневоле

Неформальным руководителем ГКЧП был не вице-президент Янаев, а председатель КГБ СССР Владимир Крючков. Тем не менее, стараясь соблюдать видимость законности, заговорщики были вынуждены доверить формальную власть нерешительному «вечному заму», что стало одной из причин их поражения. Фактор личности играет огромную роль в истории: робкий Янаев с трясущимися руками не выдерживал никакого сравнения с Борисом Ельциным на танке перед Белым домом. Впрочем, Янаев искренне верил в правоту своего дела: он прожил всю жизнь при советской власти и не мог представить себе другого строя в своей стране. Как он позже вспоминал, решение о введении ГКЧП было принято в обход его – он узнал об этом в самый последний момент, когда «группа товарищей» уже слетала в Форос к Горбачеву. По словам Янаева, его «уламывали в буквальном смысле до 12 ночи» - чтобы он поставил свою подпись на соответствующих документах.

Можно провести параллель между поведением Геннадия Янаева в 1991-м и Виктора Януковича в 2014-м. Оба могли бы удержать власть в своих руках, отдав соответствующий приказ армии и внутренним войскам, – и оба предпочли этого не делать. «Пойми мой характер, если хоть один погибнет – я жить не смогу» – цитирует журналист Михаил Леонтьев слова, сказанные в дни путча Янаевым боссу КГБ Крючкову. Позднее Янаев не раз подчеркивал, что очень жалеет о трех молодых ребятах, погибших в те дни.

Геннадий Янаев в следственном изоляторе. Кадр телеканала РТР
Геннадий Янаев в следственном изоляторе. Кадр телеканала РТР

Горбачев знал?

В 1992 году руководство свободного российского телевидения запретило к показу передачу «Момент истины». В ней Андрей Караулов беседовал с Геннадием Янаевым, находившимся тогда в статусе подследственного с подпиской о невыезде, о подноготной ГКЧП. Янаев, в частности, сообщил, что все документы «путчистов» разрабатывались под личным руководством Михаила Горбачева, а введение чрезвычайного положения было одним из основных сценариев, одобренных президентом. Если это действительно так, то можно предположить, что Горбачев решил просто самоустраниться от исторического решения – «заболев» в Крыму, он оставался невиновным в случае любого развития событий.

Последний бой

Единственный состоявшийся суд по делу ГКЧП привел к полному оправданию подсудимого. Речь идет о Валентине Варенникове, который отказался принять ельцинскую амнистию. Впрочем, Варенникова оправдали, потому что он, во-первых, выполнял приказ вышестоящего начальства, а во-вторых, «не располагал достоверными данными, позволяющими считать, что происходящие события фактически противоречат воле Президента СССР». Далеко не факт, что Геннадий Янаев отделался бы столь же легко. Сам он говорил, что принял амнистию, потому что иначе Ельцин обязательно расправился бы с ним через суд.

Свою автобиографическую книгу «ГКЧП против Горбачева. Последний бой за СССР» Янаев увидел в больнице за день до смерти от рака легкого в 2010 году. Скромный тираж в 7000 экземпляров был раскуплен очень быстро.

Могила Геннадия Янаева на Троекуровском кладбище в Москве
Могила Геннадия Янаева на Троекуровском кладбище в Москве

В своих воспоминаниях Янаев не раз «забывал» и «путал» факты. Достаточно вспомнить его программное заявление, в котором он сообщил, что члены ГКЧП «не разогнали ни одну структуру государственную, не посадили ни одного должностное лицо, даже Попова, мэра Москвы, не освободили от работы, хотя он деликатного свойства информацию таскал американскому послу по 5-6 раз в день».

На самом деле члены ГКЧП официально запретили «мэрии, префектуры и прочие антиконституционные образования», а воплотить этот запрет в жизнь («разогнать и посадить») им просто не хватило времени и воли. Скажем, взятие московской мэрии привело бы к огромному количеству жертв: она располагалась тогда рядом со зданием российского парламента («Белым домом»), перед которым скопились десятки тысяч москвичей, готовых защищать российскую власть от советской.

А если бы?..

Применив военную силу, ГКЧП вполне мог победить: если сопротивление в Москве было сильным, то «на местах» власти в основном поддержали «новый старый порядок». В то время Москва не играла решающей роли: это сейчас в столичной агломерации живет 20% населения страны, а в 1991 году этот показатель не превышал 4%. Вернуть Прибалтику уже не удалось бы, но остальные 12 республик могли бы остаться в составе СССР – возможно, под воздействием военной силы. Но в составе и окружении ГКЧП не было ни одного грамотного экономиста, способного решить проблемы уже обнищавшей страны. Для сохранения экономической модели СССР нужна была сильная, безжалостная «сталинская» рука – таковой тоже не наблюдалось. Поэтому вряд ли победа ГКЧП привела бы к процветанию страны, хотя остановить межнациональные столкновения, скорее всего, удалось бы.