ОБЩЕСТВО

Какие женщины пленяли воображение Людовика XIV

Шарль Лебрен. Портрет Людовика XIV Шарль Лебрен. Портрет Людовика XIV
Сердце «короля-солнца» можно было тронуть не только красотой

Он был хорош собой, остроумен, прекрасно образован, танцевал как бог – и помимо всего этого был королем Франции. Многие женщины почли бы за счастье вызвать его благосклонность – однако монарх останавливал свой царственный взор лишь на некоторых. Чем же они оказались лучше остальных?

Жениться по любви…

…Не может, как пелось в песне, ни один король. Людовик XIV не стал исключением из этого правила. Незадолго до своего брака в 1660 году с Марией Терезией, дочерью короля Испании, он был горячо влюблен в Марию Манчини, очаровательную племянницу кардинала Мазарини.

Якоб Фердинанд Фуэ. Портрет Марии Манчини
Якоб Фердинанд Фуэ. Портрет Марии Манчини

Будь он простым смертным, возможно, ему и позволили бы связать с черноглазой прелестницей свою судьбу – но он был вынужден думать о том, что его брак даст стране. Так что кардиналу Мазарини поручили договариваться с испанцами о браке Людовика, его племяннице настоятельно рекомендовали покинуть столицу, а юный король отправился под венец с испанской инфантой, которая, хотя и обладала приятной внешностью и кротким нравом, не могла похвастаться ни острым умом, ни обаянием.

Шарль Бобрен. Мария Терезия
Шарль Бобрен. Мария Терезия

Уже через год после свадьбы Людовик начал заглядываться на других женщин. Первой была жена его родного брата, Филиппа Орлеанского, Генриетта Английская, урожденная Стюарт: она была в обиде на законного супруга за его открытое пристрастие к мужчинам (однажды он даже переоделся в дамский наряд и плясал со своим любовником на балу – едва ли таким поведением можно завоевать привязанность жены!) и охотно принимала знаки внимания от короля.

Пьер Миньяр. Генриетта Английская, герцогиня Орлеанская
Пьер Миньяр. Генриетта Английская, герцогиня Орлеанская

Вскоре, однако, Филиппа стал раздражать откровенный флирт супруги с Людовиком, и он пожаловался матери, Анне Австрийской. Чтобы отвести подозрения от Генриетты, король начал ухаживать за одной из ее фрейлин – кроткой белокурой девицей де Лавальер.

Очаровательная хромоножка

Луиза де Лавальер была родом из Турени и с детства обожала лошадей. Любовь к этим животным сыграла с девочкой злую шутку – однажды норовистый конь сбросил ее наземь. Луиза сломала ногу и ушибла позвоночник; нога срослась неправильно, результатом стала заметная хромота.

Клод Лефебр. Портрет Луизы-Франсуазы де Лабом Леблан, герцогини де Лавальер, в образе Дианы
Клод Лефебр. Портрет Луизы-Франсуазы де Лабом Леблан, герцогини де Лавальер, в образе Дианы

Была ли она красива? Одни утверждают, что да – несмотря на хромоту, другие отмечают ее большой рот, худые руки и следы оспы на бледном лице. Так или иначе, Луиза обладала редким очарованием и чудесным характером.

Согласно легенде, король, еще до начала ухаживания за Луизой, случайно услышал, как та пеняет другим фрейлинам, – мол, как они могут обсуждать присутствовавших на вчерашнем балу мужчин, если там был сам король, перед которым все другие меркнут, как звезды перед солнцем? Людовика это тронуло.

Скромная Луиза долго не пускала короля в свою спальню, не любила принимать от него подарки – ей нужен был только он. Единственной ее мечтой было стать законной супругой Людовика – но как раз этого он дать ей не мог. Она жила в своем дворце, купленном для нее королем, рожала от него детей, которых тут же разлучали с матерью, – и все чаще плакала, все чаще молилась. А когда Людовик не на шутку влюбился в маркизу де Монтеспан, Луиза и вовсе ушла в монастырь.

Властная и прекрасная

Франсуазу Атенаис де Монтеспан никто бы не решился назвать кроткой. Решительная и коварная, она задалась целью завоевать внимание короля, ради чего не гнушалась интригами и, как поговаривали, даже прибегала к черной магии. Луиза де Лавальер вытерпела от нее немало издевательств – маркиза была весьма остра на язычок. Она с готовностью принимала от короля богатые подарки и даже пользовалась своим влиянием на монарха; ее волею 18 июля 1668 года в Версале состоялся великолепный праздник, благодаря ей были выстроены Банные апартаменты и Версальские боскеты.

Пьер Миньяр. Портрет мадам де Монтеспан
Пьер Миньяр. Портрет мадам де Монтеспан

Даже когда король охладел к маркизе как к женщине, он не рискнул открыто рвать с ней отношения – эта властная дамочка как-никак родила ему восемь детей, а «король-солнце» нежно любил всех своих отпрысков – и законных, и незаконных. Он крутил на ее глазах многочисленные мимолетные романы, но позволял де Монтеспан жить в ее шикарных апартаментах и даже регулярно к ней заглядывал.

Королева-гувернантка

На Франсуазу Скаррон, вдову поэта Поля Скаррона и гувернантку королевских детей, Людовик обратил внимание уже будучи почтенным немолодым монархом. Он давно устал от интрижек с красотками и в какой-то момент не без удивления обнаружил, что госпожа Скаррон, женщина редкого ума, способна внушить ему не меньшую страсть, чем какая-нибудь юная чаровница.

Пьер Миньяр. Портрет маркизы де Ментенон
Пьер Миньяр. Портрет маркизы де Ментенон

Король, недолго думая, пожаловал своей последней фаворитке поместье и титул маркизы де Ментенон, а после смерти королевы сочетался с Франсуазой тайным браком. Он опасался открыто провозгласить ее своей женой – однако госпожа де Ментенон, женщина мудрая и религиозная, фактически стала самой настоящей королевой Франции; она смело вмешивалась в политику страны, а когда короля сломили многочисленные болезни, государством негласно правила Франсуаза.

Именно к ней были обращены последние слова короля: «Вы плачете? Неужели вы думали, что я буду жить вечно?»