ОБЩЕСТВО

Тайные последствия любви советских лидеров к охоте

Даже близкая смерть не становилась препятствием для поездки в охотничье хозяйство

В России охотились не только цари и дворяне – советские вожди тоже очень уважали это развлечение. Умение стрелять уважалось; пригласить поохотиться высокого гостя из-за границы считалось хорошим тоном.

Дедушка Ленин и зайцы

Владимир Ульянов-Ленин полюбил охотиться в ссылке, в Шушенском. Больше всего ценил заячью охоту. По весне нередко выступал в роли антагониста некрасовского деда Мазая – плавая на лодке во время ледохода, убивал косых, сбившихся на мелких островках, ударами весла или приклада. Крупская вспоминала, что однажды он добыл столько зайцев, что лодка под их тяжестью чуть не перевернулась.

А. Моравов. Ленин на охоте
А. Моравов. Ленин на охоте

Придя к власти, он снова начал ездить на охоту – тайно, в сопровождении двух-трех человек. Охота помогала вождю поправлять здоровье; на природе он чувствовал себя намного лучше, чем в городе. И это несмотря на стояние по пояс в холодной воде во время утиной охоты, долгое лежание в засаде.

Уже будучи сильно больным, потерявшим подвижность и речь человеком, Ленин подавал ухаживающим за ним людям знаки, что очень хочет на охоту; за три дня до смерти он получил возможность побывать на заячьей охоте – разумеется, в качестве зрителя.

Дорогое удовольствие

Ездил в ссылках на охоту и Иосиф Джугашвили – хотя охоты не любил; добывая пушного зверя, он зарабатывал себе на хлеб. Будучи главой государства, Сталин предпочитал охоте застолья – однако по его воле охоту активно окультуривали. Уже в конце 1920-х годов появились первые охотничьи хозяйства – для творческой интеллигенции и ближайшего окружения вождя. В частности, для Ворошилова и Буденного, прекрасно стрелявших – гораздо лучше, чем сам вождь.

На охоту сталинское окружение ездило в Карпаты, в район Минвод, Беловежскую пущу. Организаторами охотничьих развлечений были Берия, Ягода, Ежов; Сталин не считал нужным с ними ездить.

Узнав, во сколько обходится государству содержание охотничьего хозяйства в Завидове, Сталин пришел в ярость – хотя в то время никаких роскошеств там не было. Не меньше вождь сердился из-за того, что его сын Василий просто обожал экстремальную охоту и рыбалку – в том числе и в Завидове. В 1951 году он даже приказал закрыть это охотничье хозяйство – после очередного загула любимого сына. Однако сразу после смерти генералиссимуса в Завидове снова засвистели пули.

Привет из Югославии

В 50-е в СССР начался всплеск интереса к элитной охоте. Началось с того, что в 1956 году югославский лидер Иосиф Броз Тито пригласил Хрущева и Микояна в королевские охотничьи угодья на архипелаге Бриюни. Гости из СССР по достоинству оценили и охотничий дворец, и егерей, и вышколенную прислугу; в Союзе ничего подобного не было. Уже в 1957 году с легкой руки Хрущева в СССР создается сеть охотничьих хозяйств. Вскоре советские бонзы начинают ездить охотиться в подмосковное Завидово, крымское охотничье хозяйство, в Черноморский заповедник, в Беловежскую пущу. Для охотников строятся рестораны и гостиницы, а также новые дороги – чтобы было не совестно пригласить на охоту гостей «оттуда».

В 1962 году в СССР приехали поохотиться первые иностранные гости – члены югославской делегации во главе с самим маршалом Тито. Завидово еще не обустроено, поэтому гостей повезли в Крым. Хрущев высоко оценил меткость охотников из Югославии, на что Тито ему ответил: «Не зря же мы столько времени в партизанах ходили!». Самого Хрущева, впрочем, егеря тоже уважали за меткость, считая настоящим охотником. Больше всего Никита Сергеевич ценил утиную охоту; был страстным стрелком и очень огорчался, если кто-то убивал больше дичи, чем он; секретарь ЦК КПСС Подгорный, например, считал нужным поддаваться генсеку.

Кремлевскую охоту при Хрущеве сопровождали около 500 человек. Генсеку отдавалось лучшее место, на него специально гнали зверя – чтобы Никита Сергеевич получил максимальное удовольствие от забавы.

Дважды побывал в Завидове Фидель Кастро. Правда, пламенному кубинцу не очень везло – накануне его визитов дичь почему-то пряталась.

Синяки Брежнева

Леонид Ильич охотиться предпочитал на крупного зверя – кабана, оленя, лося. Однажды задумал пойти на зубров, что чуть было не закончилось плачевно. Любил также и гусиную охоту в Астрахани. В Завидове для него выстроили целый дворец с бассейном и баней.

Брежнев ценил дорогие ружья, хорошую экипировку. При нем в Завидове выстроили цех по производству мясных полуфабрикатов – надо было как-то утилизировать огромное количество забитых животных; там делали охотничьи колбаски и паштеты высокого качества.

Однажды генсек чуть не погиб во время охоты – подстреленный кабан, к которому Брежнев подошел почти вплотную, внезапно бросился на него. Спас Брежнева охранник, давший главе государства спасительного пинка.

Мало кто знал, что в последние годы жизни генсека перед каждым выходом на публику «дорогого Леонида Ильича» гримировали – замазывали синяки. Вождь-орденоносец охотился до последнего – даже еле удерживая ружье в руках. Охота была для него главной страстью жизни.