ОБЩЕСТВО

Что унесло жизни хоккеистов ярославского «Локомотива»

Стена памяти у ярославской «Арены 2000» Стена памяти у ярославской «Арены 2000»
Для всех хоккейных болельщиков 7 сентября навсегда стало днем скорби и траура

Именно в этот день в 2011 году трагически оборвались жизни 44 человек, находившихся на борту ЯК-40, потерпевшего крушение при взлете. В этом самолете хоккейная команда летела на матч с минским «Динамо». Спустя шесть лет после катастрофы не утихают споры о том, что же стало причиной трагедии. Многие эксперты не верят официальному заключению следственной комиссии МАК.

Разбившийся самолет за пять лет до трагедии
Разбившийся самолет за пять лет до трагедии

Как гром среди ясного неба

Ярославский «Локомотив» был одной из самых успешных команд Континентальной хоккейной лиги. В ее составе помимо коренных ярославцев были спортсмены из Германии, Чехии, Словакии, Латвии, Украины и Белоруссии. Молодые, красивые, полные жизненной энергии и планов на будущее. Их гибель потрясла весь мир.

Это был обычный штатный полет – чартерный рейс Ярославль – Минск авиакомпании «Як Сервис». Хоккеисты уже не первый раз летели этой авиакомпанией и именно этим самолетом. Всего за несколько дней до трагедии 27 августа они возвращались на нем из Риги, где завоевали Кубок Латвийской железной дороги.

Помимо восьми членов экипажа и 26 хоккеистов на борту были четыре тренера во главе с главным тренером – канадцем Бредом Маккриммоном, четверо массажистов, врач, методист и администратор.

Повсюду служили панихиды по погибшим и отменяли спортивные и развлекательные мероприятия. Многие команды после трагедии посвящали «Локомотиву» свои победы. Тяжелее всего произошедшее переживали в Ярославле. В одночасье город лишился своей любимой хоккейной команды. Многие здесь лично знали погибших.

Дмитрий Медведев (в 2011 году – президент РФ) на месте катастрофы
Дмитрий Медведев (в 2011 году – президент РФ) на месте катастрофы

Уходят лучшие

Страшно, когда гибнут молодые. У многих погибших в авиакатастрофе остались маленькие дети. Некоторые из них сами еще были «малышами» для своих родителей. Самому младшему члену команды Максиму Шувалову было всего 18 лет. Нападающий Павел Снурницин отметил 19-й день рождения. Мать погибшего форварда Сергея Остапчука, которому был 21 год, перенесла сердечный приступ. СМИ даже сообщали о ее смерти, но позже эту информацию опровергли.

Иван Ткаченко
Иван Ткаченко

31-летний нападающий Иван Ткаченко всего три месяца не дожил до рождения долгожданного сына. С супругой Мариной они были вместе со школьных лет. У них уже было две дочери, Александра и Варвара. Иван мечтал назвать сына Николаем, и его супруга исполнила волю погибшего. После трагедии выяснилось, что незадолго до рокового полета Иван анонимно перевел 500 тысяч рублей в благотворительный фонд, оказывающий помощь детям, больным лейкемией. В фонде сообщили, что от этого адресата регулярно приходили крупные суммы, но его фамилия была до того дня им неизвестна.

Чудом выжили

20-летний нападающий Максим Зюзякин должен был лететь вместе с командой в Минск, но буквально накануне вечером ему позвонил генеральный менеджер клуба Юрий Лукин и сообщил, что руководством клуба принято решение перевести его в молодежную команду. Таким образом он чудом избежал того злополучного рейса. Также в последний момент отказался лететь тренер вратарей – финн Йорма Валтонен. Он остался, чтобы поработать с молодежной командой «Локомотива», и это спасло ему жизнь.

Одному из находившихся на борту людей удалось выжить. Александр Сизов не являлся членом экипажа и не имел отношения к хоккейной команде. Он работал в авиакомпании «Як Сервис» инженером по наземному обслуживанию радиоэлектронного оборудования. Сизов отправился в этот чартерный рейс для того, чтобы в Минске выполнить все необходимые технические мероприятия по межрейсовому обслуживанию самолета. В результате катастрофы он получил множественные переломы грудной клетки, перелом основания черепа, ребер, обоих бедер и ожоги 15 % поверхности головы.

Прибывший на место крушения экипаж «скорой помощи» доставил его ярославскую больницу имени Соловьева, а оттуда бортом МЧС мужчину переправили в реанимацию НИИ им. Склифосовского в Москву. В течение нескольких дней Сизов находился в стабильно тяжелом состоянии. Врачи вынуждены были ввести его в медикаментозный сон, чтобы он не умер от болевого шока.

12 сентября опасения за его жизнь остались позади и его перевели в обычную палату. После излечения он продолжил работать по профессии в ОКБ им. Яковлева в аэропорту Жуковский.

Александр Галимов (фото от 2 сентября 2011 года)
Александр Галимов (фото от 2 сентября 2011 года)

Был и еще один выживший в катастрофе. 26-летний нападающий Александр Галимов cамостоятельно сумел выбраться из-под обломков.

Кости его были целы, но тело сильно обгорело. Его подобрали полицейские на патрульном катере (катастрофа произошла на берегу реки). Он назвал им свою фамилию. Галимова госпитализировали, переправили в Москву в институт имени Вишневского, но даже там не сумели его спасти. По заключению врачей, его тело было обожжено более чем на 80 % ожогов.

Как это случилось?

Согласно официальному заключению следственной комиссии МАК, причиной катастрофы стала ошибка второго пилота, нажавшего тормоз во время разгона самолета. В подтверждение эксперты указали, что экипаж прошел недостаточную переподготовку для управления этим типом самолета. Кроме того, по данным экспертизы, в крови второго пилота было обнаружено присутствие фенобарбитала, оказывающего затормаживающее влияние на нервную систему. Хотя, согласно правилам, человек, употребляющий медикаменты, содержащие это вещество, не может допускаться к пилотированию самолета.

Многие эксперты с выводами следствия не согласились, полагая: Межгосударственный авиационный комитет пытается отвести от себя обвинения в том, что к полету был допущен борт, имеющий технические неисправности.

О том, что с самолетом что-то было не все в порядке, свидетельствует расшифровка аудиозаписи переговоров экипажа. Бортовые самописцы зафиксировали последние секунды жизни пилотов. Между командиром судна и вторым пилотом явно возникли разногласия. Второй пилот говорил о возникших проблемах и явно пытался предостеречь командира от взлета, но начальник не послушал своего подчиненного и поднял машину в воздух. Самолет не успел набрать высоту и врезался в радиомаяк, после чего рухнул на берегу реки Туношонки.