ОБЩЕСТВО

Внучек бабушку шваброй убил

ВАНЯ АНТОШКИН: в праздник старушку насмерть забил

ВАНЯ АНТОШКИН: в праздник старушку насмерть забил

Манера будить спозаранку своего внука закончилась трагически для 90-летней Тамары Петровны ранним утром наступившего Нового года. Горячо любимый внучек - 36-летний Иван Антошкин, с горького похмелья забил бабулю насмерть. После чего с чувством выполненного долга отправился спать дальше

Весело, весело встретим Новый год

31 декабря, Иван, который и в будние-то дни частенько закладывал за воротник, напился до полусмерти. В компании с соседом, таким же хануриком, как он сам, 24-летним дворником Петькой, Антошкин начал встречу Нового года с утра пораньше. К вечеру, когда пришло время садиться за праздничный стол, Иван уже лыка не вязал. Так, что застолье в кругу семьи - жены Надежды и бабушки он помнит туманно. Помнит только, что ругался о чем-то с женщинами. А измученные борьбой с разошедшимся бухим Ванькой женщины только в четыре утра кое-как уложили его спать. Посидев на кухне, в тишине еще немного, Надежда и Тамара Петровна отправились на боковую.
На следующий день, с утра пораньше, Надя отправилась в магазин за пивом и хлебом. А Тамара Петровна запамятав, что внук ее злится когда его будят с бодуна, начала расталкивать его в бок ровно в девять часов утра. Надо сказать, что была такая привычка у пожилой женщины, прожившей нелегкую жизнь. Не могла она спокойно чувствовать себя, когда кто-то праздно тратил драгоценное время. И в выходные она всегда будила внука ровно в девять часов и всегда он осыпал ее за это бранью. К ругани Тамара Петровна привыкла также, как к своей многолетней традиции, поэтому отчаянно принялась пихать внучка в бок и читать нравоучения. Однако, в это утро дело не ограничилось словесной перепалкой.

Антошкин выбрал швабру для сатисфакции

В ответ на бабкины бдения, сонный внучек традиционно обложил бабушку отборным матом:
- Ты что, старая, озверела? Иди ты на ….!
Разозлившись, старушка, вместо обычных нравоучений высказала Ивану все, что думает о нем в унисон - матом и треснула по морде. И тут Иван взбесился. Со словами: "Сейчас, сволочь, ты у меня получишь", он рванул в туалет, схватил швабру и, сломав об колено черенок, и орудуя двумя палками, как нунчаками, начал бить ими бабку. Первым же ударом он рассек ей висок. После четвертого удара Тамара Петровна упала. Однако, внучек не остановился: присев на корточки, он продолжал молотить по бабкиной голове палками. Они окрасились кровью, но взбешенный Иван этого не замечал. Только когда руки устали, он отбросил черенки и отправился на диван досматривать похмельные новогодние сны.
Пришедшая из магазина Надя, войдя в комнату, закричала и упала в обморок от увиденного - комната была забрызгана кровью, а на полу лежала Тамара Петровна. Ее растрепанные седые космы были окрашены кровью. Лицо бабушки превратилось в страшное месиво. Она была еще жива - кровавая пена пузырилась на бледных губах - старушка дышала. А на диване беззаботно храпел Иван. Придя в себя, Надежда вызвала милицию и "скорую". Пока те ехали Тамара Петровна скончалась. Оперативники растолкали сонного, матерящегося, на чем свет стоит, Ивана. Второй раз за утро разбуженный Антошкин очнулся уже в наручниках. И у его постели стояла не родная бабка, а грозные менты. Тупо глядя по сторонам, заспанно-пьяный мужик не мог понять, что происходит и почему его куда-то уводят из дома в выходной день.

Я не думал, что она умрет от пятнадцати ударов

Через трое суток Ивана отпустили домой под подписку о невыезде. Решили видно, что никуда он не убежит.
- Я не думал убивать ее, - уверяет Иван Антошкин. - Решил, что она просто потеряла сознание и все. Она сама виновата: нечего было меня так рано трогать. Знала же, что пил накануне, значит злой проснусь. Еще и наорала на меня и по морде дала. Старая дура. Когда бил ее, то у меня в глазах двоилось все и пятная черные плавали - не заметил даже, что у нее кровь текла из головы. Сколько раз ударил - не помню. Наверно раз 15. Помню лишь, что после четвертого удара она свалилась на пол и стала просить пощады. Но я был очень зол. Бил еще и еще.
Собутыльник его с трудом вспоминает сколько они выпили накануне:
- Пили прилично. Примерно, по литру водки на каждого. После еще пивка накатили и винца немного. Ванька как всегда матерился на свою бабку - он ее жутко ненавидел. А она о нем все-равно заботилась. Она вообще хорошая женщина была. Бывало, придешь к ним, так Петровна всегда за стол посадит, рюмку-другую нальет. Все с полуслова понимала. С ней можно было и за жизнь поговорить и денег она в долг всегда давала. Антошкины сюда, в наш дом, в 86 году переехали - через год после смерти родителей Ивана, которые погибли в автокатастрофе. Через пару месяцев после переезда Тамары Петровны с внуком, я Ваньку пьяного на улице встретил и домой отвел. Тогда и познакомился с бабкой. Она мне частенько на него жаловалась. Мол, пьет много, работать не хочет, жену обижает. С Надей он в позапрошлом году познакомился и свадьбу сыграли. Ох мы там веселились - всем двором. Надюха младше Ивана на 14 лет. Детей у них не было - Надя бесплодной оказалась. Сначала Ванька с ней развестись хотел из-за этого, но я его отговорил. Ведь он кроме нее и бабки никому не нужен был на этом свете. Теперь вот она на развод подала после бабкиного убийства. Испугалась, что он в следующий раз ее прибьет.

Антон ГОНЧАРОВ