ОБЩЕСТВО

Дорогой страшных сказок

Садясь в машину к бомбиле, девушка должна быть готовой к интимной исповеди


Наш питерский колумнист Екатерина Сергеевна, ведущая популярный интернет-дневник «Кэт. Записки шлюхи», считается лучшим блогером, пишущим о сексуальных проблемах общества. Этих проблем так много, что приходится сталкиваться с ними буквально на каждом шагу.


Я не очень жалую общественный транспорт, а еще я очень ленива. Поэтому, бывает, по нескольку раз в неделю я езжу на такси. Но официальное такси вызываю не всегда. Иногда проще идти, махнуть рукой, да поймать какого - за двести пятьдесят до места.
Ловлю.
А эти, по двести пятьдесят, - сплошные приколы. Это порой даже не смешно, ибо страшно. Количество озабоченных среди бомбил зашкаливает.






Женщины давно голосуют за право ездить в такси безопасно, но дёшево. Официальные же извозчики дерут с них три шкуры, поэтому дамам приходится рисковать и соглашаться на услуги частников

Женщины давно голосуют за право ездить в такси безопасно, но дёшево. Официальные же извозчики дерут с них три шкуры, поэтому дамам приходится рисковать и соглашаться на услуги частников


Фотомонтаж


- А вы вот пользуетесь Интернетом? - спрашивает меня дистрофичный седовласый гость города чуть за пятьдесят. - Да... Ай-яй-яй. А там же ведь все есть, вы знаете... Ну все. Я в свое время книги читал, много. Пятьдесят тысяч книг за жизнь точно прочел, може, больше. А теперь книги в Интернете есть любые. Даже запрещенные, - шепчет заговорщицки. - А еще я там роды видел и кесарево. Прямо на живой женщине видел, ее берут и режут, и все показывают в мелочах. И секс... - на секс он перешел как-то сразу после кесарева и мелочей. - А секса там сколько! На любой вкус. Да... А еще с лошадьми и собаками даже! Как думаете, фотомонтаж? Или они правда с лошадьми и собаками?..
Вот почему, почему каждый так и норовит со мной на тему секса перейти? Начали за здравие, блин...






Таксисты в нашей стране всегда были больше чем просто водители...

Таксисты в нашей стране всегда были больше чем просто водители...


Дырки


Едем еще с одним, едем-то собственно недолго. Стоит девушка на улице, голосует.
Он проезжает мимо, естественно, меня ж везет и говорит:
- Видела?
Я спрашиваю:
- Что?
- Ну, чудо это раскрашенное.
Я говорю:
- Нет, а чего там было?
А он:
- Да там деваха стояла, ничего такая, сочная, только у нее на плече татуировка.
И так говорит эмоционально, будто впервые видит.
- Ну и что? - спрашиваю флегматично.
- Ничего. Не люблю я татуировки. Они меня отвлекают.
- В каком смысле отвлекают?
И он начинает рассказывать, эмоционально так:
- Ну вот прикинь. Трахаю я, значит, телку. А у нее там, на спине, бабочка, а я ее, например, раком. И вхожу как будто в бабочку. Фу, блин. Или фигня какая на плече. Мне трахаться надо, а я рассматриваю это на плече. Не могу. Женщина не должна быть с татуировками.
- А пирсинг? - спрашиваю я несмело.
- Фу! - говорит он и морщится. - А если я ее спереди? А в пупке у нее блестит? Я ж так никогда не кончу. Буду рассматривать. Нет, я люблю нормальных, скромных телочек. С натуральным цветом волос, без косметики, без наколок и дырок. Девственниц, короче.
Ааа... ну-ну. Любит, значит, девственниц. А чего, как раз почти без дырок...






...раньше у них можно было среди ночи купить водку, а сейчас арендовать машину для интимного свидания

...раньше у них можно было среди ночи купить водку, а сейчас арендовать машину для интимного свидания


Кабачок


Мне вообще везет на «Волги», откуда они берутся в наше время в таком количестве, я даже не рискну предположить. Но если останавливается «Волга», мне становится страшно. Но я смело сажусь.
Вот и тут. Торможу машину - останавливается черная «Волга», еще какого-то старого образца. Говорю:
- До «Маяковской» за двести.
- Фриса, - отвечает.
- Чего? - говорю.
Тот показывает три пальца и повторяет:
- Фриса!
Ах, триста. Думаю, ну нет. Совсем офигел. Чего тут ехать-то?
- Нет, двести, - и готовлюсь закрыть дверь.
- Шажись...
Сажусь.
Дядька. За сорок. Пухлый, даже очень. Подбородок серьезный такой - проблемы с щитовидкой, видимо. Нос длинный, как у Бабы-яги, и нескладушки с дикцией. Ну, думаю, сейчас точно будем ехать молча. Этому разговаривать не с руки.
Как же я ошибалась!
- Йап квлдад лапдла орварв оррап бууууу ква-ква... - начал говорить дядька. Уж очень у него произношение сложное. Над больными грешно смеяться, поэтому я серьезно спрашиваю:
- Чего?
А это он, оказывается, мне историю какую-то начал рассказывать. Типа, поболтать ему охота.
И я начала вслушиваться, и даже разбирать какие-то слова. Неудобно ж не понимать человека. Когда вслушиваешься специально, понимаешь очень многое, хоть и с трудом.
Ниже пишу уже без дефектов, чтобы была понятна вам его история:
-Я ее любил, а она со мной быть не хотела. Говорила мне, Гриша, ты кто - просто шофер, мало зарабатываешь, а Эдик - много.
И что ты думаешь? Сама же ко мне прибежала. Говорит, что Эдик много зарабатывает, но так - не умеет. И правильно, а все почему? Потому что я ей ручки целоваю, ножки целоваю, ах как я ласкаю, и так, и так. А еще, оказывается, - шепчет заговорщицки, - у Эдика пиписка маленькая. А у тебя, говорит она мне, пиписка большая и красивая! - И мой таксодрайвер начинает снимать руки с руля и показывать полуметровый кабачок руками.
- Хватит, - говорю я. Слушать про большую пиписку, смотреть на то, как он руками изображает ее, и все это с охренительным дефектом речи - выше моих сил.
- Что? - спрашивает. - Тоже хочешь? Это нормально. Меня все бабы хотят. Со мной многие мужьям своим изменяют... У них у всех пиписки маленькие, а у меня большая...
Я выхожу из машины, потому что нет моих сил больше это слушать. Дойду пешком. Лучше пешком.