ОБЩЕСТВО

Секс-забавы столичного андеграунда

Модные писатели сначала спят друг с другом, а потом знакомятся

Большое литературное жюри обнародовало список претендентов на ежегодную премию «Русский Букер». Имя лауреата будет названо только 4 декабря, но победу и премию 1,5 млн. руб. уже давно прочат Николаю БАЙТОВУ за роман «Любовь Муры» - о жизни двух лесбиянок в сталинскую эпоху.
Байтов широко известен в узких кругах креативного класса как основатель совместно с любовницей, поэтессой Светланой ЛИТВАК, «Клуба литературного перформанса» - места, где богема голышом читает стихи или же просто мочится друг на друга. Попасть на такую вечеринку невероятно сложно, но для репортера «Экспресс газеты» никаких преград не существует.

Акции «Клуба литературного перформанса», главными участниками которых неизменно являются Николай Байтов и Светлана Литвак, насквозь пронизаны эстетикой декадентствующего садомазохизма. К примеру, она надевает на затылок маску и становится спиной к зрителю. На ней - платье с открытой спиной, оттопыренные лопатки имитируют грудь. «Маска» начинает читать стихотворение Сергея Есенина «Колодцы»: «Ну, целуй меня, целуй, Хоть до крови, хоть до боли. Не в ладу с холодной волей Кипяток сердечных струй...» При этом Байтов, согласно смысловым акцентам стиха, стегает ее по спине красным кожаным ремнем. К концу чтения удары учащаются, на теле видны явные красные полосы. На последней строке Света разворачивается, срывает маску. Так рождается искусство под названием «перформанс».

Номинант «Русского Букера» Николай БАЙТОВ на фоне своего портрета кисти Светланы ЛИТВАК

Номинант «Русского Букера» Николай БАЙТОВ на фоне своего портрета кисти Светланы ЛИТВАК

Самое часто исполняемое Светой произведение - «Японская киноактриса». Его чтение переходит в «групповое насилие». Света выходит в шляпке-канотье, на которой стоит торт с горящими свечками. Она начинает читать длинный стих про японскую киноактрису. Постепенно ее окружают интеллигентные люди из зала, режут торт, раскладывают по тарелочкам, едят, а также кормят саму поэтессу. Но даже с набитым ртом Света пытается донести поэтическое слово до публики. Порой данный номер заканчивается размазыванием крема по лицам участников и грехопадением поэтессы под напором ложек, втыкающихся ей в лицо и тело.
Через какое-то время Литвак снова выходит на сцену и, обращаясь к Байтову, декламирует: «От Черного моря до Балты, где только меня не е... ты...»
Света не скрывает, что все ее вирши автобиографичны и в основном посвящены Байтову. К примеру, рассказ «Это любовь» повествует об их знакомстве на литературном фестивале в Смоленске, где они сначала переспали, а потом представились друг другу.

Заседания «Клуба литературного перформанса» проходят по-разному. Иногда Николай БАЙТОВ сначала бьёт любовницу ремнём...

Заседания «Клуба литературного перформанса» проходят по-разному. Иногда Николай БАЙТОВ сначала бьёт любовницу ремнём...

«...Наконец, нарушив затянувшуюся игру, Леночка воскликнула в сердцах: «Ну, засунь же его, гад!» Очкарик от неожиданности рассмеялся. «А скажи мне, - полюбопытствовал он, - что вы делали с Лехой, когда сбежали от нас?» - «Он мне кончил в рот», - простодушно ответила Лена. Писатель снова рассмеялся. «Чего ты смеешься?» - обиделась Лена. «Ты удивительная, - прошептал он. - Женщины не умеют так говорить. Они отмалчиваются или выражаются туманно, обиняками давая понять, о чем идет речь». Леночка улыбнулась. А писатель начал... целуя взасос и проталкивая свой также длинный язык меж Ленкиных губ и зубов... Лена, растерянная, лежала в объятиях почти незнакомого мужчины, снова полная семени, чувствуя, что произошло что-то непоправимое. Писатель спал, постанывая у нее на плече, а она не могла уснуть. Оказалось, что она ложилась чуть ли не со всеми подряд в течение этих двух дней именно для того, чтобы добиться его, этого нелюдима и воображалы. Так сладко, так спокойно лежать рядом, зная, что неминуемо скоро расставанье. «Это любовь», - испугалась Лена, а писатель, очнувшись, крепче прижал ее к себе, положив свободную руку ей на живот, мизинцем и безымянным пальцем касаясь волосиков на лобке...»
На обратном пути в Москву Света и Николай безудержно занимались любовью в купе, но постеснялись обменяться контактами - боялись разрушить романтику. Нашли друг друга в Москве только неделей позже. Когда встретились во второй раз, Света написала портрет писателя обнаженным.

...а потом кормит тортом...

...а потом кормит тортом...

Мокрая месть

Говорят, Байтов влюбился в Литвак заочно, услышав о ее выходках от коллег.
Художник Олег Мавроматти с восторгом рассказывал знакомым о том, как на вечере, посвященном Джойсу, Света Литвак долго и вызывающе мочилась ему на ноги, а он при этом продолжал вести с ней светскую беседу.
- Я была одета в открытое вечернее платье и очень хотела в туалет, в который стояла большая очередь, - с улыбкой вспоминает Светлана. - Я увидела в зале Олега Мавроматти, который накануне нахамил мне, и у меня родился перформанс - я освободилась от трусиков, подошла к нему вплотную, так что его нога оказалась между моими, завела разговор и, не прекращая диалога, начала писать ему прямо на кроссовки. Олег, отдать ему должное, даже не сдвинулся с места.
Однако перформанс самого Мавроматти закончился для него самого весьма печально - он распял себя на кресте напротив храма Христа Спасителя, реально пробив гвоздями ладони.  На обнаженной спине Мавроматти бритвой были вырезаны слова: «Я не сын бога». В таком положении он находился, пока боль не стала окончательно нестерпимой. Его вылечили и хотели отдать под суд, но безумный художник сбежал в Болгарию, где долгое время скитался без каких-либо документов.

...а иногда - наоборот, сначала кормит, а потом бьёт

...а иногда - наоборот, сначала кормит, а потом бьёт

Девушка с веслом

Литературные критики уверены, что лесбийско-эротическая идея романа Байтова «Любовь Муры» взята им под влиянием Литвак. Именно такой была ее первая любовь, которая  настигла поэтессу в военном городке в Калужской области, где она преподавала ИЗО детям офицеров.
- Вера, мама одного из учеников, неожиданно явилась ко мне домой. Она с порога обрушила на меня признания в любви, я не знала, как реагировать, в моей жизни это было впервые. «Вы вчера пришли, у вас на плече сидел котенок, которого вы подобрали, вас осветило солнце, и я поняла, что вы мне очень нужны...» - горячо говорила Вера. Она была очень хороша собой, стервозна, старше меня на 10 лет, мужчины не давали ей прохода, а она выбрала меня. Я быстро сдалась под напором ее чувств, мы стали любовницами, - совершенно буднично, без стеснения повествует Светлана.
За этот ли сюжет или за что-то еще Байтов подарил Литвак весло, которое она берет с собой на выступления и даже сделала героем рассказа «Поймай меня»:
«У Полинки был день рождения. Они ходили с Петей по «Детскому миру», разглядывая игрушки, подростковую обувь и все, что попадалось на пути. Полина загляделась на детское двухлопастное весло для байдарки. Чем-то оно ее заворожило... На выходе из отдела Петя догнал и тронул ее за плечо, в руках у него было новенькое очаровательное весло, длиной в Полинин рост.

Поэтесса ЛИТВАК знает, чем привлечь публику на литературные чтения

Поэтесса ЛИТВАК знает, чем привлечь публику на литературные чтения

Они пошли домой, привлекая внимание прохожих, провожаемые улыбками и репликами типа: «Девушка увлекается греблей!» Дома, сидя на диване у телевизора, перебравшись на колени к Петру, Полина не выпускала из рук полюбившуюся игрушку. Петр расстегнул ширинку, привычным движением спустил Полине трусики до колен, приподнял и посадил снова. Теперь они раскачивались взад-вперед, Полина не выпускала весло из рук и не отрывала взгляда от телевизора. Петя целовал ее сзади в темя и ложбинку на шее, взялся руками вместе с нею за весло, и они начали грести, прижавшись друг к другу. Завораживающее ритмичное движение, покрикивание, мучительно-сладкие ощущения в низу живота отключили Полю и Петю от реального мира. Слышался равномерный всплеск весла о поверхность воды и общее усилие, откидывание назад, наклон вперед создавали эффект быстрого скольжения вперед в живой байдарке, составленной из тел гребцов...»
К подобной запредельной откровенности можно относиться по-разному. Но прежде следует понять, что жизнь богемы была такой во все времена. А доступ туда простому человеку всегда закрыт. Поэтому все волнения излишни.

Сюжет для романа о двух лесбиянках «Любовь Муры», который могут признать лучшим произведением года в России, БАЙТОВУ подсказали Светлана (справа) и её подруга

Сюжет для романа о двух лесбиянках «Любовь Муры», который могут признать лучшим произведением года в России, БАЙТОВУ подсказали Светлана (справа) и её подруга