ОБЩЕСТВО

Страшная болезнь «F63.9»

Женщины очень любят истории о любви. Наш питерский колумнист Екатерина Сергеевна, ведущая суперпопулярный интернет-дневник «Кэт. Записки шлюхи», не исключение.


- Да у каждого было что-то такое, - говорит Вера и с остервенением тушит сигарету. - Меня вообще шесть лет не отпускало. Представляете, шесть лет жить человеком...
И мы все вдруг как-то интуитивно понимаем, что надо молчать.
Только я заказываю еще бутылку вина. У нас что-то вроде девичника, нас трое, и мы вспоминаем каждая о своем.
И атмосфера у нас та самая, когда хочется не просто рассказать - вывернуться наизнанку. Я чувствую это кожей.
- Знаете, я до сих пор думаю: что это было? Иногда, когда спокойна, я даже думаю, что это была не любовь, а потом вспоминаю это все... Ну а что это было, если не она?
Мы на «Мамбе» познакомились. Вообще все по-дебильному вышло, если честно.
Я тогда уже жила со Славиком, к тому времени уже три года как жили, жениться собрались. Да мы нормально жили, в общем-то, уютно. Сосуществовали. Планировали. Так, знаете, живешь и живешь.
А в тот вечер мы поругались из-за пустяка какого-то: то ли я полотенце бросила не там, то ли что - не помню. Славка, в общем, развернулся и ушел спать в другую комнату.
А мне так зло стало, и я полезла на «Мамбу» - у меня анкета там была, старая, еще до Славки. Я хотела просто с кем-то пообщаться.
И он мне пишет: «Привет, как дела?»
И я думаю: «Очередной дебил» И начинаю хамить. Я же знаю, что мы никогда не встретимся в реале. А он вдруг оставляет телефон и пишет: «Если ты такая смелая - позвони, скажешь лично».
А я злая, понимаете? Я со Славиком поругалась, и он спит в соседней комнате, и так мне хочется на ком-то эту злость сорвать. И я позвонила. И мы поругались сразу же. Я нахамила ему, он - мне. Я бросила трубку. Пошла на балкон, покурила. И поняла, что чем-то таким он меня зацепил - то ли тоном, то ли голосом.
Сейчас я понимаю, что это именно то, что называется энергетика.
И я перезвонила. Зачем-то.
И мы как-то очень спокойно, как будто не полили друг друга три минуты назад, договорились встретиться. Через полчаса.
Я тихо собралась и ушла из дома. Славик спал. Я знала, что мы с тем поболтаем максимум час, я вернусь домой и пойду к Славику в другую комнату, под бок, тоже спать.






Женщина, найдя своего мужчину, готова терпеть любые неудобства и лишения, лишь бы быть с ним рядом

Женщина, найдя своего мужчину, готова терпеть любые неудобства и лишения, лишь бы быть с ним рядом


Майка наизнанку


Он мне не понравился совсем. Ничем не понравился. Вы же видели Славку: спортзал через день, фигура, внешность, стиль - ну все...
Сашка этот и близко не стоял, если объективно. Высокий, некрасивый, худой. Просто никакой. И одет никак.
Он и на встречу-то пришел уже подвыпившим, и мы засели в каком-то дешевом кабаке. Взяли водки и сока. И говорили вообще о фигне какой-то.
И я, убейте, не понимаю, что произошло, но, когда он предложил мне продолжить у него, я согласилась. Согласилась, даже не думая о том, что живу не одна.
А потом вдруг позвонил Славик. Мы еще в кабаке сидели. А я просто увидела его имя на экране и выключила телефон. Без раздумий, без жалости.
И поехала к Сашке.
Он жил один в трехкомнатной квартире. Это и квартирой-то было не назвать - по сути, жилая всего одна комната, в остальных - что-то непонятное, триста лет без ремонта.
До кровати мы с ним не дошли. Прямо на полу, в коридоре, только успели зайти в эту квартиру. Прямо так, среди обуви какой-то.
Я не знаю, что произошло. Но он сказал мне встать на колени - и я встала. И это был п…ц. Это был полный п…ц.
Верите - я просто плакала от этих ощущений. Я до сих пор не понимаю, что это было. Он вообще не делал ничего особенного, он просто был со мной, и я плакала. От того, как это было сильно. По страсти, по эмоциям, по ощущениям.
Нет, дело даже не в сексе, я не могу объяснить в чем, но ни до него, ни, чего уж, после я никогда такого не чувствовала. Меня просто не было - каждая клетка, каждый нерв, верите...
Мы так и не ушли из коридора.
Говорили о чем-то. Я сказала, что живу с мальчиком, что все у нас неплохо и что мы собираемся пожениться.
Дура, какая же дура...
В начале пятого утра я заставила себя уехать домой. Прийти позже - это было бы чересчур. К тому времени я жила со Славиком три года. Он не заслужил такого.
Славик уже не спал, ждал меня.
Я сказала, что просто гуляла по городу. Одна.
Уже днем, когда проснулась, заметила, что майка моя были надета наизнанку. Я была настолько не в себе, что легла спать прямо так, не раздеваясь.
Я знаю, Славка тоже заметил эту майку. Он меня очень любил. Это я сейчас понимаю.






Наталья ГРОМУШКИНА не могла забыть Александра  ДОМОГАРОВА и много раз возвращалась к нему после развода

Наталья ГРОМУШКИНА не могла забыть Александра ДОМОГАРОВА и много раз возвращалась к нему после развода


Слезы счастья


Потом меня неделю штырило. Мне все было пофиг. Я жила, непонятно чем и как. Я жила той встречей, я ждала, что ОН позвонит. А он не звонил.
Славка не сказал мне ни слова о той ночи. Как будто я и не уходила никуда.
Сашке я позвонила сама, днем, когда была на работе. Через десять дней. Просто позвонила и сказала, что хочу его видеть. И мы встретились.
Я пришла с работы, быстро переоделась и ушла из дома. Встреча с Сашкой была через три часа, но я знала, что вот-вот придет с работы Славик, и не хотела дома с ним пересекаться. Как бы я ему объяснила, куда я иду? Я уже точно знала, что ночевать дома не буду. Чуйка, что ли. И мне было пофиг.
Мы взяли бухло и поехали к нему, к Сашке.
Я помню эту ночь до мелочей, до каждого касания. Я помню, как думала о том, что утром приеду домой, просто соберу вещи и уйду к нему, к Сашке. Мы говорили с ним об этом. Я до сих пор думаю: была ли это просто пьянка, или он был серьезен?
Я струсила.
Когда я вернулась домой и зашла на кухню, Славик был совершенно опухший. Знаете, когда плачешь...
И мне стало его жалко. Я подошла, обняла его, мы постояли, помолчали, и я пошла спать.
Потом мы дня три не разговаривали. Совсем. Я барахталась между желанием уйти прямо сейчас или чего-то подождать. Не знаю чего. Если б он мне позвонил и сказал: «Бросай все, приезжай», я б ни минуты не думала.
Но он не звонил.
Я сейчас понимаю: я была слишком проблемной. Я ведь жила не одна. Это нам кажется, что нужно за человека бороться, но вот так, положа руку на сердце, вы б стали бороться за человека, которого видели два раза в жизни и у которого, по сути, семья?
В те дни я просто сходила с ума. Позвонить ему самой мне не позволяла гордость, но каждый раз, когда я слышала звонок телефона, меня накрывало. От надежды, что ли.
Я решилась через три недели. Я подумала, что будь что будет - я просто позвоню ему.
И я позвонила. А он был не один.
Он перезвонил мне через два дня. Просил приехать. И я приехала. И снова выключила телефон. И это была такая встреча, когда, знаете, плачешь от счастья, что снова с ним, но каким-то чутьем понимаешь, что это - все. Больше ничего не будет.


Пропавшее время


Потом были полтора года, которых я просто не помню. Я не жила. Я делала что-то, ходила на работу, смотрела фильмы, мы выходили куда-то со Славиком, я даже спала с ним иногда. Очень редко. Раз в два месяца или в три. Я просто не помню те полтора года.
Когда Славка в очередной раз предложил мне дойти наконец до загса и подать заявление, я отказалась категорически.
Я сказала, что нам и так хорошо, без печатей.
И знала: я буду ждать. Ждать того. Что бы ни случилось. Однажды он поймет, что лучше меня нет.
Я недавно прочитала про «F 63.9». Якобы именно под таким номером во всемирный реестр заболеваний включена любовь.
Любовь - болезнь.
Я болела. Я не жила.






Мария ГОЛУБКИНА пять лет надеялась вернуть Николая ФОМЕНКО

Мария ГОЛУБКИНА пять лет надеялась вернуть Николая ФОМЕНКО


Просто дружба


Он позвонил через два с половиной года. Я все так же жила со Славиком. Мы нормально жили, без ссор. Но когда у меня зазвонил телефон - я долго смотрела на экран и не верила глазам. Потому что так быть не могло.
Сашка за это время женился. Его жена уехала куда-то.
И мы встретились. Просто выпить кофе.
И я снова пришла в ту квартиру. Там все изменилось - они сделали ремонт, и квартиру было не узнать.
Мы полночи пили, а потом еще полночи трахались. Молча, страшно, зло. До утра.
И в этот раз я не плакала. Я просто утвердилась в мысли, что буду с ним всегда.
Даже если он не со мной.
Я пришла домой утром, с синяками на руках. Славик ничего мне не сказал, как и тогда, два с половиной года назад. Но я до сих пор уверена: он понял, с кем именно я была. И я сказала Славику, чтобы он собирал вещи. Жить с ним дальше я не могла. И пошла спать.
Сейчас мы встречаемся иногда, по-дружески, хотя уже столько лет. Славик находит каких-то телок, трахается с ними, но он сказал мне как-то, что до сих пор мог бы вернуться ко мне, если б я захотела.
Я улыбнулась и промолчала.
Пусть это будет просто дружбой. Время прошло.


Подобие секса


Сашка позвонил мне через полгода. Потом еще через полгода. Потом еще.
Я никогда не знала, когда он мне позвонит, а звонить ему самой у меня не хватало дури.
Я жила от встречи до встречи.
У меня были мужчины. Ни один из них не переехал ко мне. Ни к одному из них не переехала я.
Я всегда знала, что он мне еще позвонит.
Последний раз он позвонил семь месяцев назад. Мы встретились, он снял квартиру на ночь. И мы впервые за эти шесть лет поговорили. Как люди. Я не знаю, как это объяснить. Мы говорили о работе, о друзьях. О нас.
А потом у нас было какое-то подобие секса, и я в первый раз обратила внимание на то, что как любовник он довольно посредственен.
И мы просто легли спать. И я лежала на его плече, спиной к нему, и обнимала его руку. Его руку, которой он обнимал меня до утра. И я до сих пор помню эту руку - грубую, шершавую руку, с жесткими светлыми волосками и шелушащейся на локте кожей. И я, когда он спал, извернулась и поцеловала этот его локоть.
И я помню, что в ту ночь у меня было такое состояние, что мне было не страшно даже сдохнуть.
Вот верите: если б мне кто-то в тот момент сказал, мол, Вера, тебя сейчас расстреляют - мне было бы пофиг. В мире не было ничего, кроме его руки. И вот этих лет, которые я провела с ним.
Утром на следующий день он отвез меня домой.