ОБЩЕСТВО

Ростов-на-Дону. Власти не разрешают погорельцам отстраивать разрушенные огнем дома

Прошло почти два месяца после пожара 21 августа. Сейчас о том страшном дне в Ростове-на-Дону напоминают развалины на улицах 7 февраля, Красных Зорь, Седова переулках Крепостном, Чувашском и других

692 человека остались без крыши над головой. Кто-то живет сейчас в предоставленной муниципалитетом гостинице, кого-то приютили родственники, кто-то перебивается на съемных квартирах. Наступают холода. Ростовские погорельцы уверяют: о них забыли. Они уже выходили на митинг с требованием дать разрешение на восстановление разрушенных домов, но все без толку.

Кстати, любопытная деталь. В числе наиболее пострадавших районов значится место, известное в Ростове как Говнярка. Свое неблагозвучное название она получила из-за когда-то находившегося здесь предприятия, ведающего канализацией. Говнярка расположена на границе Кировского и Пролетарского районов – как раз рядом со строящимся элитным жилым комплексом. Она выгорела почти полностью.

В другом районе, Кировском, пострадали в основном дома, расположенные на пересечении улиц, – по два-три сразу. Таких угловых пожаров я насчитала не менее шести. Это идеальное место для строительства многоэтажки, что говорит о том, что поджоги были умышленные, а исполнителями выступали сразу по нескольку человек. Свидетели утверждают: кто-то бросал бутылку, раздавался холопок, после чего строение вспыхивало, как спичка. К слову, у прибывших на места происшествия пожарных почему-то не оказалось воды. Местную канализацию тоже зачем-то отключили, в результате сбивать пламя начали только спустя четыре часа после начала возгорания.

Потерпевшие говорят: при поджогах злоумышленники использовали смесь в стеклянных бутылках, похожую на «коктейль Молотова». Но исполнителей до сих пор не нашли. Кстати, глава строительной фирмы – той самой, чьи высотки наступают на частный сектор, по словам следователей, сбежал за границу.

Нина СЕРГЕЕВА на пепелище родного дома

Люди, потерявшие в огне все, почти два месяца ждут официального разрешения от властей города, чтобы начать восстановление. Однако в Департаменте архитектуры и строительства им не говорят ни «да», ни «нет», а только гоняют по инстанциям, где их вежливо отфутболивают и посылают за очередной справкой. Это подтвердили все, с кем мне довелось пообщаться. Многие в отчаянии и не скрывают слез.

От дома 66-летней Аллы Полянской на улице Седова, 175 остался один фундамент.

- Подвал у нас добротный. Только он и уцелел. После пожара я даже смогла кое-какую закрутку спасти. В прошлом году юбилей мужу праздновали, 70 лет, – вот тут, прямо во дворе, за большим столом. Но даже фотографий не осталось, - вздыхает пенсионерка.

Частный сектор мешает застраивать город многоэтажками

В доме Полянской (у женщины шестеро детей, четверо внуков) было прописано восемь человек, а проживало 11. Компенсацию – 150 тысяч рублей – выдали только тем, кто зарегистрирован официально.

- Эти деньги мы не тратим, ужимаем себя во всем. Все пойдет на стройматериалы. Мы уже сборный домик присмотрели. Только вот разрешение нужно на восстановление, а его не дают, - жалуется пожилая женщина.

Сейчас Алла Васильевна и еще десять членов ее семьи разместились в квартире младшего сына. Всего 13 человек в маленькой «двушке».

Нина Сергеева, чей дом на углу Красных Зорь и улицы 7 февраля тоже сожрало пламя, приходит сюда каждый вечер. С ней на поводке верный пес – хозяйка смогла его спасти.

- Мы не стали переселяться во временный фонд. Предлагали переехать в район площади Второй пятилетки, но нас приютила соседка, - поделилась Нина Леонидовна. – Уезжать отсюда не хотим, но нам сказали, что заново строить здесь нельзя, хотя земля приватизирована. Решили пойти на прием к губернатору Голубеву, чтобы все выяснить. Нас, инициативную группу, к нему не пустили, записали только на декабрь.

По словам женщины, обидно, когда пишут, что погорельцы – в большинстве своем асоциальные типы.

- Я похожа на такую? - возмущается Сергеева. На ней добротная курточка, не модные, но вполне годные туфли – из «гуманитарки». - Мы с мужем всю жизнь работали. 10 октября у меня был день рождения, исполнилось 55 лет. И вот такую дату я встретила на пепелище родного дома.

У врача-патологоанатома Татьяны Диденко тоже не осталось ни кола ни двора (улица Седова, 82). Когда она узнала о пожаре, тут же помчалась домой – строения только начинали дымиться. Успела вынести часть документов. Татьяна с мужем – беженцы: в 1996-м приехали в Ростов-на-Дону из Махачкалы. Купили дом, но прописаны были в области, где работала Татьяна. Теперь им не выдают жилищный сертификат: надо доказать, что они здесь проживали постоянно.

На приём к мэру КУШНАРЕВУ не пробиться

Дом инвалида второй группы Владимира Андреевича Ключникова по адресу: улица Красных Зорь, 126, тоже, наверное, кому-то приглянулся... А 85-летний старик после пожара почти полностью ослеп.

На днях состоялось совещание по проблемам погорельцев. «Власти Ростовской области планируют принять закон, который позволит эффективно решить проблемы людей», - его официальные итоги. К сожалению, это пока одни слова.

Фото автора


Вас обманули местные чиновники? Вы стали жертвой бюрократии в госорганах или самоуправства на работе? Напишите нам! ⇓⇓⇓