ОБЩЕСТВО

Битая правда

Узнав себя в колоритных персонажах, жители калининградского села поколотили писательницу


Светлана ВИКАРИЙ - известный в Калининграде журналист. Выйдя на пенсию, перебралась в село Калужское, что в 100 километрах от областного центра. В тишине и покое села за повесть о русской деревне. Писала, что видела, без прикрас. За правду и поплатилась.


«Веселая повесть об умирающей России», как определяет свою книгу «Вот моя деревня» автор, написана смачно, с множеством пикантных подробностей и колоритных типажей. Повесть Светлана Викарий закончила два месяца назад и сразу выложила в Интернет. Местные прочитали и решили разобраться: заявились группой в 20 человек, вызвали писательницу во двор.
- Кто с палкой пришел, кто кулаки распустил, - жалуется Светлана. - Толкнули меня, я упала - и головой об забор. Еле ноги унесла! Слышала, как грозили подловить меня, чтобы «надрать капсулу» и «настучать по харе». Разве этим людям объяснишь, что такое художественный вымысел? Теперь они собираются в суд за клевету на меня подавать, но я законы не нарушала. У меня ни одного реального имени - только клички.
В Калужском Викарий больше не появляется, мириться с соседями не хочет. Написала заявление в полицию о побоях. А дом решила продать: боится, что местные его подожгут.






60-летняя писательница оказалась далека от реалий современной деревни

60-летняя писательница оказалась далека от реалий современной деревни


Выдержки из книги Светланы Викарий «Вот моя деревня»


«Лечиться от хандры приходилось по-народному, так как на всех жителей, а их в поселке Калужское было около 700 особей, приходился один фельдшерский пункт и одна фельдшерица Татьяна. Глаза у нее были грустные-грустные, наверняка по причине сексуальной неудовлетворенности. А мужика на ее высокие требования в деревне не находилось».


«Нормальных-то людей здесь по пальцам пересчитать... Полудурки, беспробудные пьяницы, немые, тубики, неграмотные и полуграмотные, одни потерявшие совесть, другие, как Ленька Вака, беспаспортные, ни разу за жизнь не выехавшие за пределы деревни. Что за кругозор у них? Что за чувства? Человеческий сброд, мусор. И в каждой семье отродье...»


«Жанка Осинкина и ее сестра Райка, да и не они одни, находились в шаговой доступности для любого желающего мужика. Рожать начали рано, регулярно, и к двадцати годам у них во дворе бегал выводок общим числом в шестерых сопливых и голожопых ребятишек».


«Вака, или Ленька Кошелев... недавно схоронил свою вторую жену. Детей у него не было по причине заболевания, которое он и выговорить... не мог - крипторхоз яичек. Но до баб, несмотря на болезнь, Ленька был неизменно охоч и, как утверждали некоторые, весьма зол в этом усердии. Ничего другого толком Ленька делать не мог, потому как умом не отличался и воспитание вместе с брательником получил государственное».