ОБЩЕСТВО

Не клевета, а свобода слова?

Абсурдные обвинения, предъявленные к двум московским учителям, суд назвал «частным мнением»


В марте этого года в школе № 847 на севере Москвы, где более трети учащихся – дети приезжих с Северного Кавказа и из других государств, в основном из Азербайджана и Средней Азии, директор уволила двух учительниц. Одну - за то, что не побоялась объяснить детям, привыкшим жить «по законам гор», что в России так вести себя нельзя. Другую – за то, что поддержала коллегу (подробности).


Педагогов уволили в один день «за аморальное поведение», после чего они подали заявление в Тимирязевский районный суд. В июне обе учительницы были восстановлены на работе.
Когда шло разбирательство, директор школы Ирина Жданенко выложила в суде нехилый «компромат». Светлану Шамаеву обвинила в появлении на уроках в пьяном виде и наркотическом угаре, назвала аферистской. Марине Ступич поставила в вину создание «пыточных условий пребывания детей». И обеих до кучи зачислила в члены «преступной группировки».
В этой школе Светлана Станиславовна проработала восемь лет, Марина Александровна – десять. Раньше ни в чем «таком» директор их не замечала.






Фото: Андрей КАРА/«Комсомольская правда»

Фото: Андрей КАРА/«Комсомольская правда»

Женщины снова обратились в суд – теперь с иском о клевете и защите чести и достоинства. Но добиться справедливости пока не смогли.
- Всего через 15 минут после начала заседания судья объявила: в удовлетворении иска нам отказать, - говорит Светлана Станиславовна. - Она вышла с решением, уже подшитым к делу. И пояснила, что оскорбления, которые высказали в наш адрес директор Жданенко и ее зять – завуч Константин Садретдинов - носят субъективный характер, это оценочное суждение. На мой вопрос: «Получается, можно безнаказанно порочить людей, и никто за эту грязь отвечать не будет?» - судья ответила, что директор и завуч не распространяли оскорбления в СМИ, а значит, не было и клеветы. Нормальное положение, да? Мы с Мариной Александровной будем обращаться в городской суд.