ОБЩЕСТВО

Мать-израильтянка запретила дочке-россиянке приближаться к внучке

Первые годы жизни Ася воспитывала Полину сама…
Девочка повторила судьбу своей героини из сериала «Верное средство»

50-летняя российская поэтесса Ася АКСЕНОВА три года борется за право воспитывать девятилетнюю дочь Полину. В этом ей отказывает суд, куда подала мать Аси, 72-летняя гражданка Израиля Светлана АКСЕНОВА-ШТЕЙНГРУД. EG.RU попытался разобраться, кто виноват в конфликте.

В сериале «Верное средство» Полина Аксенова сыграла девочку, которую делили между собой мать и бабушка. Кто бы мог подумать, что в жизни она повторит судьбу героини. Мама Поли - Ася Аксенова три года добивается, чтобы бабушка - литератор Светлана Аксенова-Штейнгруд отдала ей ребенка.

В 90-е годы Светлана Аксенова-Штейнгруд эмигрировала в Израиль, где вскоре стала жить гражданским браком с бывшим мэром города Ариэль - Яковом Файтельсоном.

- Мама хотела, чтобы и я покинула Россию, но я не собиралась этого делать. Однако мать все же уговорила меня, чтобы Полина в пятилетнем возрасте приехала к ней в гости, - рассказывает Ася. - Дочь съездила в Израиль, после чего мама предложила сделать ей израильский паспорт. Я думала, мама хочет добра, и оформила Полине второе гражданство, после чего мы сразу вернулись в Россию. Через какое-то время Поля сама попросилась в Израиль, так как ей там очень понравилось. Я отвезла ее к матери на два месяца, оформив доверенность на ее имя на три года. Но позже я узнала, что мама отдала Полю в школу с религиозным воспитанием. А внучке сказала: «Твоя мать никогда бы тебя в школу не отдала. Ты бы выросла, как Маугли».

...а теперь девочку взяла под опеку Светлана АКСЕНОВА-ШТЕЙНГРУД

Киднепинг

Когда в 2014 году Ася решила приехать в Израиль к дочери, Аксенова-Штейнгруд категорически стала возражать, ссылаясь на то, что гражданский муж не хочет, чтобы она у них останавливалась.

- Я все же поселилась у них, но через три недели произошел скандал, - вспоминает Ася. - Я ушла к друзьям в надежде, что завтра все уладится, но, когда я пришла, меня выставили за дверь. Я час звонила, наконец окрыли, однако, когда дочь бросилась мне на шею, моя мать завопила: «Полина, вырывайся, кричи, чтобы мы вызвали полицию!» В итоге Яков силой вырвал ребенка из моих рук, и они вызвали полицейских. В тот момент, когда они приехали, мать говорит Поле: «Скажи, что Ася тебя била, иначе мы сядем в тюрьму».

В полиции Израиля Яков предъявил ту самую доверенность на вывоз из страны ребенка на три года. Дескать, все по закону.

- Полицейские нас отпустили, но сказали, что я не имею права приближаться к дому ближе чем на 500 метров. Не дали даже забрать вещи. Доверенность я сразу отозвала, надеялась, что заберу дочь и вернусь с ней в Россию. Но мать с Яковом подали на меня в суд на лишение родительских прав. Я же подала в суд по статье «Киднепинг».

В мать сапогом

- Я описала в социальной сети чудовищную ситуацию и упомянула, как мама в годы работы в одной из газет сотрудничала с КГБ, - говорит Аксенова. - Мать подала на меня иск в израильский суд за клевету и потребовала компенсацию морального вреда - 200 тысяч долларов. По предписанию суда мне запретили упоминать имя дочери в «Фэйсбуке», а когда я нарушила требование, мать опять подала иск... Полину так обработали мать и Яков, что, когда она вошла во двор органов опеки, где я ее ждала, дочь замахнулась на меня ногой с такой силой, что слетел сапог. После этого свидания отменили и назначили психиатрическую экспертизу. Она признала, что Ася неадекватна, поэтому суд назначил Светлану Аксенову-Штейнгруд опекуном Полины сроком на один год.

Полина с удовольствием отправлялась с мамой (в центре) и её подругами в пешие походы

- Я вожу машину, работаю риэлтором, поэтому не раз ходила к подобным специалистам. Я здорова! - возмущается Ася. - Вскоре, правда, первую экспертизу опровергла израильский профессор психиатрии. Сейчас нам с матерью назначили беседы втроем именно у этого профессора, после которых будет решаться дальнейшая судьба Полины... Скоро два года, как я приезжаю в Израиль, чтобы видеть дочь хотя бы издали. Я не лишена родительских прав, а сроки опекунства бабушки прошли. Но она ходит в органы опеки и говорит, что у Полины все хорошо, потому что она отлично учится, и что ребенок к ней привык. В России же мне ничем помочь не могут, говорят, дело находится в юрисдикции Израиля, так как у Полины двойное гражданство. Думаю, для матери Полина - средство, чтобы получить мои квартиры в «Триумф-Паласе» и на Таганке.

Филькина грамота

- Если бы Ася хоть часть таланта потратила на написание книг, стала бы известной писательницей, - считает Светлана Аксенова-Штейнгруд. - Только любовь к внучке движет мною. Как любая бабушка, я могла бы взять ребенка на три месяца в гости, а все время бы ездила по миру и отдыхала. Забрала Полю к себе, потому что та жила в чудовищных условиях. В Израиле, если бы я украла ребенка, то уже сидела бы в тюрьме. На последнем суде адвокат Аси потребовала Полю забрать у нас и отдать в интернат… Да, мужа Аси - Андрея Яшина (родила она от женатого на тот момент поэта Дмитрия Мельникова. - Н. М.) Поля считает папой, и он больше занимался ею, чем моя дочь, но удочерение им произошло тогда, когда ребенок уже два года жил у нас. Это филькина грамота по законам Израиля. Поля просила от матери только одного: признать, что та ее била ремнем за детскую фантазию. У Поли травма, и она мне еще в пятилетнем возрасте признавалась: «Я жду, когда вырасту и сбегу из дома»... Раз в неделю я вожу Полю к психологу, и она о маме ничего слышать не хочет. Поля сама не захотела уезжать из Израиля. Ася - богатая женщина, сдает четыре квартиры, получает в Израиле на ребенка деньги, не воспитывая ее. Прощаю Асю, потому что я - мать, а вот Поля - нет.


Из первых уст

- Могу заверить, что Ася - хорошая мама. Никто из нас на Полину руку не поднимал, но Светлане нужно такое признание, чтобы забрать девочку навсегда, - говорит Андрей Яшин.