ОБЩЕСТВО

Дисбат для попов

В Свято-Екатерининском мужском монастыре перевоспитывают провинившихся священников. Корреспонденты "ЭГ" постарались узнать, каким образом.

Свято-Екатерининский монастырь коммунисты закрыли в 1935 году. Тогда он был женский, и с монашками поступили просто - изнасиловали и расстреляли. В храме перед алтарем Николая Угодника установили паровозную топку для уничтожения трупов, а в кельях сделали камеры. В секретных сводках НКВД бывший монастырь называли тайной политической Сухановской тюрьмой. В палатах игуменьи для наркома НКВД Ежова устроили кабинет и даже установили лифт, чтобы главный палач мог спускаться со второго этажа прямо в подвал - к пыточным камерам. Позднее Ежов сам попал туда, уже в качестве обвиняемого. Его кабинет занял Лаврентий Берия. Кстати, корпус и по сей день зовется бериевским, хоть и командует там епископ Тихон.
В обстановке очень хорошего евроремонта палат приемную владыки сторожит симпатичная улыбчивая секретарша, наводящая на весенние - греховные, по здешним определениям, мысли.

ОТСЮДА НЕ УБЕЖИШЬ: решетки везде

ОТСЮДА НЕ УБЕЖИШЬ: решетки везде

Подмосковный Освенцим в 12 верстах от столицы

По разным оценкам, через пыточную Сухановскую тюрьму прошли от 20 до 40 тысяч человек. Примерно каждого десятого замучили до смерти. Трупы бросали в паровозную храмовую топку. И хотя монастырь возродили десять лет назад, до сих пор в яме у церкви лежат тысячи человеческих костей, прикрытые сверху куском железа. Среди них покоятся останки бывшего главного редактора "Правды" Николая Бухарина, писателя Бориса Пильняка, начальника охраны Ленина Абрама Беленького и мужа Марины Цветаевой - Сергея Эфрона. Под этой жестянкой пока еще не упокоились кости жен Маршалов СССР Тухачевского и Уборевича, детей абхазского лидера Нестора Лакобы. Полный архив Сухановки до сих пор засекречен.

Тумбочка, койка, и никакого кагора!

ЗВОННИЦА: по ком гудят колокола?

ЗВОННИЦА: по ком гудят колокола?

Попов на Руси много. Понятно, что не все строго следуют уставу. И вот именно для таких провинившихся существует Свято-Екатерининский монастырь с его режимом и трудотерапией.
- Здесь хуже тюрьмы, - рассказал нам один такой провинившийся, по-церковному "трудник" Василий. - Что обед, что ужин - всегда картошка да капуста. Если не пост, раз в неделю бывает жареная рыба. Никакого тебе кагора или свиной отбивной. Выйти никуда нельзя. В шесть утра подъем по "будильнику" (специальный служитель с колокольчиком) - строем на молитву. Поклоны бьешь и каешься до десяти часов, потом дадут поесть и на работу. Лопаты для снега делаем, кресты деревянные или в тачке землю возим. В четыре снова на молитву, а в семь вечера ворота закрывают наглухо, и тут начинается "разбор полетов". Владыко может дать дополнительный "наряд": сто поклонов лбом в пол или читать всю ночь, стоя на коленях, Псалтырь или Акафист… Вслух-вслух, чтобы дежурный монах слышал, как ты бубнишь…

БЕРИЕВСКИЙ КОРПУС: здесь придумывали новые пытки

БЕРИЕВСКИЙ КОРПУС: здесь придумывали новые пытки

Келья два на два метра: тумбочка и двухъярусная койка. Туалет и умывальник в конце длинного, узкого, унылого и обшарпанного коридора с полусотней дверей келий-камер - не в пример сверкающим хрустальным люстрам бериевского, а ныне епископского корпуса. В пролете между вторым и первым этажами вместо лика Иисуса Христа висит детальный план расположения жилых отсеков. Пожалуй, он остался еще в наследство от Берии.
Среди всей братии лишь одному - иеромонаху Владимиру - позволено иметь книжный шкаф, приемник и письменный стол. Правда, содержание шкафа может быть проверено в любой момент владыкой Тихоном. Не дай бог, попадется детектив или любовный роман (некоторые послушники попадались с "Плейбоем") - бей сто земных поклонов. Что бывает за "Плейбой" - догадайтесь сами.
- Детей без наказания не воспитаешь, - улыбаясь, приговаривает иеромонах Владимир.

Владыко на колокольню не пустил

ОСТАНКИ ЖЕРТВ: под жестянкой у стен храма

ОСТАНКИ ЖЕРТВ: под жестянкой у стен храма

Пока мы бродили по полным скорби дорожкам и коридорам монастыря и мирно беседовали с братией, нас заметил сам владыко Тихон: "Что вы хотите, журналисты?" Мы уже ничего не хотели, но у высокого начальства принято что-то просить: "Пустите на колокольню…" Там мы уже были, но, немного слукавив, решили проверить его открытость.
- Нельзя! - строго ответствовал епископ. - Вы поезжайте в Москву и запишитесь на прием к митрополиту Крутицкому и Коломенскому Ювеналию. Когда он вам даст бумагу, приезжайте - тогда и поговорим.
Мы раскланялись и отправились прочь от владыки в сторону монастырского столярного цеха. Ровно через две минуты к нам прибежал монах Гермоген со стражником-послушником в черном костюме охранника и милицейском бушлате. Мы не сопротивлялись, и нас благополучно выпроводили из божьего дома в мир. Железные ворота на этот раз заперли раньше, чем обычно, на четыре часа.

Владимир ПОЖАРСКИЙ,
Паата АРЧВАДЗЕ (фото)