ОБЩЕСТВО

Чьими руками Сталин расправлялся с лучшими советскими врачами

Иосиф Сталин и Андрей Жданов у гроба Сергея Кирова. wikimedia Иосиф Сталин и Андрей Жданов у гроба Сергея Кирова. wikimedia
Откуда взялось одно из самых позорных в отечественной медицине «дело врачей»м

В начале 50-х годов Иосифу Сталину было уже за 70. Болезни давали о себе знать, работоспособность заметно уменьшилась. И советский вождь откровенно боялся, что окружение его изолирует, как некогда он проделал это с больным Лениным. Страх породил новые репрессии. Иосиф Виссарионович, бывший уже, по сути, больным человеком, опасался не только соратников, но и врачей, резонно полагая, что те могут стать орудием в руках его противников.

Доносчица или патриотка?

Лидия Тимашук стала основным «винтиком» в «деле врачей». wikimedia
Лидия Тимашук стала основным «винтиком» в «деле врачей». wikimedia

4 декабря 1952 года вышли секретные постановления ЦК КПСС «О вредительстве в лечебном деле» и «О положении в МГБ». Знаменитое «Дело врачей» стало началом большого террора и масштабного гонения не только на медиков, но и на лиц еврейской национальности. Начало было положено еще за несколько лет до того, как начались массовые аресты лучших советских врачей и светил науки.

29 августа 1948 года на стол начальника Главного управления охраны Министерства государственной безопасности (МГБ) генерал-лейтенанта Николая Сидоровича Власика попало письмо от врача-кардиолога кабинета кардиографии Кремлевской поликлиники Лидии Тимофеевны Тимашук. Медик сообщала, что 28 августа она снимала электрокардиограмму члену Политбюро ЦК ВКБ Андрею Александровичу Жданову, который находился на лечении в правительственном санатории на озере Валдай.

 Андрей Александрович Жданов. wikimedia

Андрей Александрович Жданов. wikimedia

Тимашук писала, что после изучения кардиограммы диагностировала у Жданова инфаркт миокарда. Однако профессор Петр Иванович Егоров (генерал-майор медицинской службы, терапевт Сталина) и лечащий врач Жданова Гавриил Иванович Майоров с этим диагнозом не согласились. И прописали знаменитому революционеру прогулки в парке, а не постельный режим.

Казалось бы, рядовой медицинский спор о правильной постановке диагноза. Но Тимашук, оказалась женщиной принципиальной и решила отстаивать свою точку зрения в вышестоящих инстанциях. За что поплатилась: ее тут же понизили в должности и отправили в менее престижный филиал поликлиники. Стоит добавить, что с письмом Тимашук ознакомился не только Власик, но и министр госбезопасности Виктор Семенович Абакумов и сам Сталин. Донос отправили в архив.

Возможно, о нем бы все забыли, но 31 августа Жданов скончался. Причиной смерти главного идеолога Советского Союза был инфаркт.

Еврейский след

Летом 50-го министр Абакумов прислал тогдашнему председателю совета министров Георгию Максимилиановичу Маленкову записку, в которой говорилось, что во многих клиниках нарушен большевистский принцип подбора кадров, и там царит семейственность и групповщина. В основном работают врачи-евреи, и к ним обращаются больные той же национальности. После этого в правительстве были выдвинуты предположения, что в смертях их революционных товарищей могут быть виноваты те самые врачи «не той» национальности.

 Доносчик и карьерист Михаил Рюмин. wikimedia

Доносчик и карьерист Михаил Рюмин. wikimedia

Восьмого ноября 1950 года арестовали Якова Гиляриевича Этингера, ученого, лечащего врача Кирова, Орджоникидзе, Буденного и других представителей партийной элиты. Этингера обвинили в преступном лечении начальника Главного политуправления Красной Армии Александра Сергеевича Щербакова, который умер еще в мае 1945 года от инфаркта. Следователем профессора был один из самых страшных палачей министерства госбезопасности Михаил Дмитриевич Рюмин, которого коллеги за глаза называли Кровавым карликом. Сегодня историки предполагают, что именно этот садист и закрутил «дело врачей», чтобы выслужиться.

Неожиданный поворот

Рюмин изощренно пытал и избивал профессора Этингера, которому на тот момент было 62 года. Следователь не давал ученому спать, обливал его ледяной водой, держал по многу дней в наручниках и карцере, жестоко бил. На допросы периодически приходил министр Абакумов. В январе он отдал приказ прекратить следствие по делу Этингера ввиду отсутствия фактов, доказывающих «вредительское лечение». Но Рюмин не остановился и впоследствии припомнил своему начальнику «еврейское сострадание». Этингер скончался в марте 51-го после трех месяцев пыток. Вскрытие показало, что за это время он перенес 29 сердечных приступов.

Но ретивый следователь Рюмин уже закусил удила и всеми правдами и неправдами пытался выбить необходимые «показания». Арестованный 70-летний терапевт Лечебно-санитарного управления Кремля и личный врач Сталина академик Владимир Никитич Виноградов не выдержал пыток и подписал против себя обвинения, что он вместе с Этингером был недоволен политикой партии, развитием медицины и т. д. Цель была достигнута.

Одновременно давил Сталин, требуя окончательно разобраться. Тут и вспомнили о письме Тимашук, которое лучше всего подтверждало «факты» террористической деятельности врачей – якобы членов международной еврейской организации, контролируемой американской и английской разведками.

Тимашук вызвали на допрос, она дала показания – на их основе Рюмин и построил дело. Начались массовые аресты, пытки, доносы.

Месть палача

В начале 1952 года газета «Правда» открыла всем советским гражданам глаза на «злодеяния» убийц в белых халатах, их называли «американскими наймитами», «подлыми шпионами» и извергами, осквернившими честь советской науки. Сообщалось, что все «участники террористической группы» разоблачены.

«Кровавому карлику» Рюмину показалось малым раскрыть «сионистский заговор». Он пошел дальше и донес на своего начальника, министра госбезопасности СССР Виктора Абакумова. В секретном письме Сталину садист писал, что Абакумов развалил дело Этингера, который признался, что являлся убежденным еврейским националистом, ненавидел советское правительство и сокращал его членам жизнь.

Рюмин писал, что Абакумов запретил допрашивать врача и приказал прекратить дело по его обвинению. «Он является опасным человеком для государства, тем более на таком остром участке, как министерство государственной безопасности», - резюмировал Рюмин в своем доносе. Этого хватило для исключения Абакумова из партии и отстранения от работы, а затем и ареста.

Министр подвергался жесточайшим пыткам, его держали на морозе, несколько месяцев в кандалах, побои превратили его в инвалида, но он не признавал «заговор врачей». Начались массовые аресты и в МГБ. А Рюмина назначили заместителем министра госбезопасности. Но ненадолго. Справедливость все-таки восторжествовала. Правда, неизвестно, произошло бы это, если бы не неожиданная кончина «вождя народов». Потому что уже шептались, что врачей-убийц скоро прилюдно казнят – чуть ли не на Красной площади, а евреев ждут массовые депортации…

Виктор Семенович Абакумов. wikimedia
Виктор Семенович Абакумов. wikimedia

Арестованы без законных оснований

После смерти Сталина 5 марта 1953 года в правительстве еще несколько дней обсуждали «дело врачей». Началась массовая проверка собранных материалов. Арестованных вновь допросили, но теперь на предмет их недовольства следствием. 31 марта 1953 года Берия подписал постановление о прекращении «дела врачей», а 3 апреля было принято решение о реабилитации 37 медиков и членов их семей.

На следующий день МВД официально сообщило, что в ходе «тщательной проверки всех материалов» привлеченные «по делу врачей» (далее следовали фамилии пострадавших), которых обвиняли во вредительстве, шпионаже и терроризме в отношении «активных деятелей» Страны Советов, были арестованы ошибочно и без законных на то оснований.

Через две недели после смерти Сталина Рюмин был арестован, а 22 июля 1954 года - расстрелян.

Тимашук лишили ордена Ленина, который она получила незадолго до этого за помощь, которую оказала «в разоблачении врачей-убийц». Практически всю жизнь, до смерти в 1983 году, Лидия Феодосьевна прожила с клеймом доносчицы. Хотя, как считают некоторые современные историки, она была принципиальным врачом, верила в свою правоту и была мало причастна к тому, что спор из-за диагноза Жданова перерос дело общесоюзного масштаба.

Специалисты, изучавшие впоследствии печально известное дело, отмечали, что в истории с кардиограммой Тимашук могла быть не права – данные, на которые она тогда обратила внимание, могли быть следствием сразу нескольких сердечных заболеваний, не обязательно инфаркта.

Абакумову кончина вождя спастись от расстрела не помогла. По доносу Рюмина его обвиняли в сионистском заговоре и государственной измене, а после смерти советского лидера бывшему министру госбезопасности припомнили «ленинградское дело», им сфабрикованное, по которому были репрессированы многие руководители, выходцы из Ленинграда. Бывшего министра расстреляли в декабре 1954 года.