ОБЩЕСТВО

Бизнесвумен заказала убийство

Жительница Нижнего Новгорода наняла киллера, чтобы разделаться с мужем-скандалистом


Со дня на день состоится судебное заседание, на котором рассмотрят прошение жительницы Нижнего Новгорода Ирины ГУНИНОЙ об условно-досрочном освобождении. Три года назад 37-летняя женщина была осуждена за покушение на убийство собственного супруга. Причину называли банальную: хотела заполучить его деньги. Тогда мало кто задумывался об истинных мотивах поступка молодой, предприимчивой бизнесвумен. Чего ради она решила рискнуть свободой и лишить сына родного отца? Желая разобраться в тайниках загадочной женской души, в колонию к Ирине выехал наш корреспондент.


Колония на окраине Нижнего Новгорода. Колючка по периметру. Патруль на вышках. Много женщин в одинаковых зеленых робах. Здесь около 800 заключенных, многие сидят за убийство.
Гунина в колонии на хорошем счету. Ей разрешают дополнительные свидания и звонки домой. «Занимаюсь в отряде дезинфекцией, - докладывает она мне. - Матрасы прожариваю!»
Ирина отбывает наказание по уголовной статье «Приготовление и покушение к убийству». Слово за слово, женщина возвращается в события прошлого.
- С будущим мужем мы познакомились в 1996 году на свадьбе подруги, - вспоминает Ира. - Высокий, светловолосый - он мне тоже понравился. Я училась в Академии водного транспорта, а Михаил уже неплохо зарабатывал: торговал запчастями для автомобилей.






До жестокого избиения Ирина ГУНИНА выглядела очень эффектно

До жестокого избиения Ирина ГУНИНА выглядела очень эффектно

Вскоре новый знакомый предложил Ирине пожениться. Но Гунин был патологически ревнив и любил выпить, и это ее останавливало. Еще до свадьбы Михаил избил парня, с которым его невеста просто оказалась рядом. Дело удалось замять. Женское чутье не подсказало тогда Ирине: от этого человека надо держаться подальше.
- Когда забеременела, поехала на аборт, - вспоминает Ира. - Но Миша узнал и примчался в больницу. Сказал, что любит, пообещал закатить свадьбу. Я поставила условие: он закодируется и перестанет пить.
Нарколог гарантировал: Гунин лет шесть не притронется к спиртному.
Когда Ирина родила сына, Михаил открыл два предприятия - по реализации цветных металлов и производству картонных упаковок. Ира стала коммерческим директором одного из них.
Дела шли неплохо. Гунины обзавелись дорогим автомобилем, ездили отдыхать за границу. Ирину пугали только вспышки немотивированной агрессии, которые случались у Михаила.






Пластические хирурги пока не смогли вернуть измученной пациентке былую красоту

Пластические хирурги пока не смогли вернуть измученной пациентке былую красоту


Осталась с носом


В тот весенний вечер они вернулись из гостей.
- Сын был дома, - продолжает Ирина. - Я поставила на плиту кастрюлю и вдруг получила сильнейший удар по носу. Михаил поднял на меня руку! Почему, зачем?! Я не знаю. Хлынула кровь, на мгновение я потеряла сознание. Боль, обида - все было, но в милицию обращаться не стала. Врачу я наврала о бытовой травме.
Лицо было изуродовано, нос не дышал, Ирину мучили головные боли. Встал вопрос о ринопластике. Начался кошмарный бег по кругу, от врача к врачу, в очередной раз отправляясь в операционную, отчаявшаяся женщина не хотела выходить из наркоза.
- В нижегородской клинике «Анастасия» за сто тысяч рублей хирург по фамилии Михайлов наложил мне на нос гипс и отправил домой, - рассказывает Ира. - Гипсовую повязку должны были менять каждый день, но врач об этом не предупредил. Через неделю гипс соскочил, а нос остался кривым и не дышал.
Ира решила ехать в столицу. В известной клинике профессора Александра Тепляшина фигурировали уже другие суммы: 500 тыс. руб.
- Тепляшин заверил: «Я вижу каждую грань алмаза и все сделаю ювелирно». После операции подскочила температура, и меня срочно отправили в Нижний Новгород в отделение челюстно-лицевой хирургии Больницы им. Семашко, - с содроганием говорит Ирина. - Оказалось, мне зашили ноздри. Была вероятность заражения крови. Месяц я провела в больнице. Ноздри мне «открыли». Но кожа на лице просто висела.






На людях Ирина с мужем производили впечатление счастливой пары

На людях Ирина с мужем производили впечатление счастливой пары

После вмешательства очередного пластического хирурга, Альбины Катичевой, которой Гунина отдала 100 тыс. руб., левая сторона лица не двигалась, и женщина снова оказалась в Москве. В клинике Владимира Корчака ей сделали круговую подтяжку, поправили нос. И снова неудачно: перетянутая левая сторона и обвисшая правая. Нос совсем «съехал», а кожа на нем почернела. Врачи поставили диагноз: некроз тканей.
За полгода Ирина Гунина перенесла четыре операции, за которые отдала 2 млн. руб., но так и не вернула былую красоту.
В отчаянии она обратилась к пластическому хирургу Цицино Шургая.
- Мы постараемся помочь Ирине. Когда она приехала ко мне, ей надо было не только нос переделывать, но и залечивать душевные раны, - вспоминает доктор. - Будь моя воля, я бы не Иру посадила, а ее мужа. Это было бы справедливо!






13-летний сын Кирилл стал свидетелем семейной трагедии

13-летний сын Кирилл стал свидетелем семейной трагедии


Палец с татуировкой


Ира в очередной раз собиралась кромсать свой истерзанный нос, когда супруг устроил скандал. «Ты деградируешь! Видела себя в зеркало?» - наступил он на больную мозоль.
Слова резанули по живому. На улице, как на грех, к Ире подошла цыганка. Гунина позолотила той ручку, излила, как полагается, душу.
- Лиза мне погадала, потом дала что-то выпить, - рассказывает Ирина. - И как бы между делом шепнула, что у нее есть знакомый, который смог бы проучить Мишу. У меня сорвалось: «Привезите яда, я сама…» Речь зашла об убийстве.
Да, в тот момент женщина была готова лишить благоверного жизни. В качестве доказательства смерти Михаила Ирина попросила отрезать и привезти его палец, на котором была выбита наколка. Замочить Гунина должен был некий Валентин. За эту «работу» Ирина обещала отдать подельникам «лексус».
Но события развивались, как в крутом детективе: цыганка Лиза и «киллер» Валя оказались агентами правоохранительных органов. Пока Гунина сходила с ума от волнения, следователи обрабатывали ее супруга.
- Они увезли Михаила из ресторана пьяного, - делится Ирина. - Наплели ему, что я выхожу замуж за этого Валентина, а Мишу хочу убить. Тот согласился поучаствовать в оперативном эксперименте. Вызвали гримеров из ТЮЗа, мужу нарисовали оранжевое пятно у виска.
Когда Гуниной показали фото якобы убитого мужа, она спросила: «А где отрезанный палец?» Вместо него ей протянули паспорт и телефон Михаила. Гунина подписала документы на «лексус», но, когда передавала машину «подельникам», женщину арестовали и доставили в отдел дознания, где заставили писать явку с повинной. И настоятельно «рекомендовали» признаться в корыстных побуждениях. Завели уголовное дело. Муж, осознав, что грозит супруге, написал признание, что «жену избивал, нос ей ломал, и ее психологическое состояние явилось результатом случившегося».






Михаил ГУНИН написал заявление, в котором признался в физическом насилии над супругой

Михаил ГУНИН написал заявление, в котором признался в физическом насилии над супругой


Смягчающие обстоятельства


- Следователь рассматривал в качестве мотива покушения на убийство только стремление заполучить недвижимость и деньги, - сокрушается моя собеседница. - Прокурор требовал максимальный срок. Но судья не был таким категоричным. Он указал в приговоре, что противоправные действия моего мужа являются и мотивом преступления, и смягчающим обстоятельством.
Михаила она увидела в зале суда. При всех произнесла: «Прости...» Гунин попросил не лишить Иру свободы.
- Мне дали пять лет, - вздыхает Ирина. - Михаил регулярно передавал посылки и при первой возможности примчался в колонию на свидание. Он сказал: «Я обещал сыну вытащить тебя на свободу! Но не сдержал слово!»
Я отсидела половину срока и имею право на условно-досрочное освобождение. Но прокурор по надзору Михаил Баранов предупредил: «Не пишите жалоб - уйдете со второго суда». Речь о моих заявлениях, в которых я сообщала о бездействии оперативного сотрудника Игоря Антонова, занимающегося моим делом. Он знал, что муж меня избивал, но даже не пытался его вразумить. Получается, цель наших правоохранительных органов - не пресечь преступление, а выполнить план раскрываемости. На днях я получила судебное решение, обязывающее следствие провести проверку в отношении Антонова и определить в его поведении признаки преступного бездействия.
- Знаете, - неожиданно улыбается Ирина, - сейчас я очень хочу жить, потому что после трехлетнего молчания сын сказал мне: «Мама, я тебя уважаю!»


КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТОВ


Сергей ЕЛИСЕЕВ, адвокат:
- Принимая решение об УДО, суд оставил без внимания, что со стороны потерпевшего претензий нет. Смягчающим основанием для досрочного освобождения можно считать наличие несовершеннолетнего ребенка. Если администрация колонии считает, что осужденная уже понесла наказание и заслуживает УДО, непонятно, почему упорствует суд. Судебно-психологическая экспертиза доказала: решение об убийстве мужа Ирина Гунина приняла, оказавшись в тяжелой психотравмирующей ситуации. В колонии она многое переосмыслила и сейчас нужнее всего своему сыну.


Анетта ОРЛОВА, психолог:
- Женщина совершила преступление не в состоянии аффекта, но в состоянии человека, доведенного до края. В этой паре четко просматривается модель отношений «демон - жертва», причем супруги часто меняются ролями. Не всегда Ирина - жертва. Муж боялся потерять красивую жену, поэтому вел себя как тиран. Часто люди такого склада притягивают друг друга. Не удивлюсь, что, когда Ирина выйдет на свободу, они снова будут вместе.


Ваше мнение очень важно для нас!


Можно ли оправдать женщину, готовую убить мужа, поднимающего на нее руку? Сталкивались ли вы с подобными историями? Мы с интересом будем ждать ваших откликов по электронному адресу eg@eg.ru или на читательском форуме на нашем нашем сайте. А можете просто старым дедовским способом написать на бумажке, заклеить в конверт и послать по адресу: 125993, Москва, Старый Петровско-Разумовский проезд, д. 1/23, стр. 1, «Экспресс газета».