ОБЩЕСТВО

Почему муж ревновал знатную трактористку Пашу Ангелину к Сталину

Паша Ангелина, Иосиф Сталин и свекловод Мария Демченко на трибуне X съезда ВЛКСМ в 1936 году. Фото Ивана Шагина. Источник: wikimedia / РИА Новости Паша Ангелина, Иосиф Сталин и свекловод Мария Демченко на трибуне X съезда ВЛКСМ в 1936 году. Фото Ивана Шагина. Источник: wikimedia / РИА Новости
Пока страна носила Ангелину на руках, собственный муж ее чуть не застрелил, а в дом ездили врачи обследовать семью на предмет «дурных болезней»

Паша Ангелина была родом из греческой семьи, но об этом не упоминали. Она стала символом индустриальной советской эпохи – девушка в рабочем комбинезоне, держащая в крепких руках рычаги трактора. От героинь того времени она отличалась еще и тем, что ее никто не создавал и не приукрашивал искусственно. Паша была от рождения такой: любившей технику, глубоко преданной и обладающей высочайшим чувством долга. Это и оборвало ее жизнь в 46 лет.

wikipedia

Парень в юбке

Первый ребенок у нее был приемным. Паше едва исполнилось 18 лет, когда ее сестра отказалась от сына. Ангелина всегда была готова протянуть руку каждому, кому нужна была помощь. Но и за себя постоять умела.

В их христианской греческой семье, давно осевшей в селе Старобешево Мариупольского уезда, на Донбассе, и свято сохранявшей патриархальные традиции, она росла самым упорным и настойчивым ребенком. Пошла против воли родных, которые настаивали, что бабе место у плиты, а совсем не возле железных машин, появившихся на селе. Ее дразнили «парнем в юбке», но она окончила курсы механизаторов и стала первой женщиной-трактористкой в СССР.

Родилась Паша 12 января 1913 года, а за руль трактора взялась в 16 лет. И ровно 30 лет, до самой смерти 21 январе 1959 года, Прасковья Никитична не оставляла этого своего главного «рабочего места».

Знатная трактористка Паша Ангелина (2-я слева) в перерыве совещания в ЦК ВЛКСМ. Фото Ивана Шагина, 14 июля 1936. Источник: wikimedia / РИА Новости
Знатная трактористка Паша Ангелина (2-я слева) в перерыве совещания в ЦК ВЛКСМ. Фото Ивана Шагина, 14 июля 1936. Источник: wikimedia / РИА Новости

 Нелегко быть символом

1929 год, когда юная трактористка поразила односельчан, появившись в поле на «железном коне», был особым в истории страны: разворачивалось движение ударников-новаторов. Почин Паши Ангелиной оказался как нельзя кстати. Ее примеру последовали и другие девушки, и в 1933 году Паша возглавила женскую бригаду, которая в первый же год показала высокие результаты, а бригадир Ангелина получила звание «Отличный тракторист». О ней стали писать и столичные газеты.

Молодежь как заклинание повторяла имена шахтера Алексея Стаханова и других рекордсменов. В список кумиров вошла и Паша Ангелина. Она стала символом женщины новой эпохи – свободной, сильной, технически подготовленной, не уступающей ни в чем мужчинам.

Почтовая марка СССР, посвященная 50-летию стахановского движения. Источник: wikimedia.org
Почтовая марка СССР, посвященная 50-летию стахановского движения. Источник: wikimedia.org

За успехи в труде Прасковья была удостоена высшей награды страны – ордена Ленина Ее приняли в члены ВКП(б), а в 1938 году она прославилась лозунгом «100 тысяч подруг – на трактор!» На призыв откликнулись не 100, а 200 тысяч женщин. Она неоднократно встречалась со Сталиным, даже могла звонить ему лично. Но Паша стеснялась своей громкой славы и практически только раз воспользовалась ею: надо было вызволить арестованного брата-председателя колхоза. Его выпустили, но поздно: он быстро умер от полученных в тюрьме побоев.

Больше для себя она никогда ничего не просила, но всегда выручала других К ней часто обращались за помощью, и она не раз использовала свое влияние, чтобы достать сельчанам путевки, посодействовать поступлению в вузы, найти работу. Сама она выкраивала минутки, чтобы подогнать знания и сдать экзамены в «Тимирязевке». Из Москвы, куда ее приглашали на сессии, слала домой посылки. Односельчане сначала думали, что с дефицитом, оказалось – с книгами. Став знаменитой на всю страну, Прасковья Никитична все так же оставалась бригадиром своей женской бригады и, возвращаясь из столицы, днем и ночью наверстывала свою норму пахоты, не отставая от подруг.

Коса на камень

А вот ее мужу, Сергею Чернышеву, слава жены была поперек горла. Он сам был по натуре лидером – энергичным, толковым, по несколько часов мог выступать без всяких шпаргалок, отлично рисовал, сочинял стихи. Да и должность приличную занимал – второй секретарь райкома партии. В 1935 году взял в жены Пашу Ангелину, у которой на руках уже был приемный сын Гена.

Вроде бы все хорошо, и мог бы уверенно чувствовать себя главой семьи. Да только оказалось, что ни его таланты, ни должность цены не имеют. Он для всех просто – Пашин муж. И в приглашениях, которые получала знаменитая трактористка, обычно указывалось: «Прасковья Никитична Ангелина с мужем». Еще бы – ведь с 1937 года его жену стали регулярно избирать депутатом Верховного Совета.

Все это буквально выводило Сергея из равновесия. Забот у Паши все прибавлялось, росла семья – перед войной у них было двое своих детей – Валерий и Светлана, а она все так же от зари до зари пропадала в поле.

В сентябре 41-го Сергей Чернышев ушел на фронт. А Прасковья с детьми эвакуировалась в Казахстан и там продолжала ставить свои рекорды, хотя на руках уже было четверо детей. Последнюю дочь она чуть не потеряла. Дело в том, что ее, беременную, уже на критическом сроке, летом 1942 года, вызвали в Москву, на сессию. Она, побоявшись ослушаться поехала, а на обратном пути прямо в дороге родила. Поезд под Саратовом разбомбили. Страшно сказать, что пришлось пережить Прасковье за те несколько месяцев, что она добиралась с новорожденной обратно до Казахстана. Назвали девочку Сталиной.

«Ниже трактора не упадешь»

Окончилась война, и Прасковья Никитична вернулась в родной Донбасс. Ее довоенная женская бригада распалась, и она возглавила мужской коллектив. Показатели работы «ангелинцев» по-прежнему зашкаливали, и даже в засушливом 1946 году они собрали рекордный урожай. Ангелина стала сначала лауреатом Сталинской премии, а на следующий год получила звезду Героя Социалистического труда. Паша приходила домой за полночь, а уходила в четыре утра.

В семье это вызывало постоянные скандалы; муж, вернувшийся домой в 1946 году, упрекал Пашу, что та мало внимания уделяет семье. Однако это не помешало ему привезти с собой и «фронтовую» жену с младенцем на руках. Не обращая внимания на сплетни односельчан, Прасковья помогла ей деньгами. А мужа простила.

Может быть, и потому, что понимала: ей нельзя быть одной. Слишком много завистников вокруг. Говорили, что она любовница Сталина, что и дети не от мужа, писали грязные анонимки. Все это подогревало ревность Сергея.

К тому же с войны он вернулся законченным алкоголиком. Однажды в угаре на глазах у старшей дочери выстрелил в жену из именного браунинга. Пуля чудом прошла мимо, девочка от страха потеряла сознание. Этого Прасковья простить ему не могла. Она отказалась от алиментов, перевела детей на свою фамилию и больше с бывшим мужем не встречалась.

Замуж она больше не выходила, хотя к ней не раз сватались. Ей приходилось быть очень осторожной, ведь в течение 22 лет ее избирали депутатом высшего органа власти страны, в каждой поездке по делам приходилось участвовать в застольях. Чтобы сохранить свежую голову, Прасковья незаметно меняла водку на воду, а в командировку обязательно брала с собой кого-то из своих детей, считала, что никому не придет в голову приставать к женщине с ребенком.

Но даже эти меры предосторожности порой не спасали от зависти местных партийных органов: уж больно независимо она себя вела. Ее дочь Светлана рассказывала в одном из интервью, как однажды в 1949 году, в их дом в Старобешеве, куда нередко приезжали гости со всех концов страны, нагрянули врачи. Они взяли у всех домашних анализ крови… на сифилис (!). Объяснили: мол, был сигнал, что в доме часто бывают пьянки и гулянки и вообще неизвестно чем занимаются. Только после обращения Ангелиной к Никите Хрущеву, который в то время возглавлял Компартию Украины, травля знаменитой трактористки прекратилась.

Прасковье Никитичне неоднократно предлагали повышение – стать, например, председателем колхоза или даже заместителем министра сельского хозяйства республики. Но она отказывалась, считая, что «держаться надо за землю», «трактор низенький, ниже не упадешь». А вот своим детям она мечтала дать полноценное высшее образование. И это почти сбылось. Дочь Светлана стала филологом, Сталина – медиком, Геннадий – инженером. Только Валерий не получил диплома.

Умерла Прасковья Ангелина, когда ей было всего 46 лет. Никогда не жаловалась, на ногах дважды переносила болезнь Боткина, буквально сгорела на работе. Когда кинулись ее спасать, оказалось, у нее цирроз печени – от многолетней работы с дизельным топливом и машинными маслами.