ОБЩЕСТВО

Жена Анатолия Кучерены борется за жизнь детей

Ольга Майдан подала на развод и призывает мужа-адвоката не травмировать психику дочки и сына


В семье 54-летнего столичного юриста, члена Общественной палаты России Анатолия КУЧЕРЕНЫ и 39-летней Ольги МАЙДАН наступил очередной кризис. В 2006 году они уже расходились и на всю страну делили дочку Настю. К счастью, тогда им удалось примириться, и Ольга, которая в ту пору была лишь любовницей, стала законной женой. Казалось, у супругов начался новый виток в отношениях, ведь уже через год после громкого скандала Майдан родила Кучерене сына Никиту. Но, судя по всему, то было затишье перед очередной бурей…


«Экспресс газета» - первое и единственное издание, которое девять лет назад осмелилось написать о судебной тяжбе Анатолия Кучерены с тогда еще любовницей Ольгой. Майдан молила о помощи, ведь силы в их схватке были неравными: он - член Общественной палаты, защитник Иосифа Кобзона, Никиты Михалкова, Анатолия Чубайса, а она - обычный фитнес-инструктор.
Когда их роман сошел на нет (напомним, влиятельный юрист был женат на предпринимателе Наталье, когда стал встречаться с Ольгой), Кучерена пригрозил любовнице, что отнимет у нее их общую дочь. И едва не сдержал обещание. В октябре 2005-го Анатолий приехал в Сочи, где двухлетняя Настенька вместе с мамой гостила у бабушки, и силой забрал дочь у Майдан.






Сейчас Ольга с детьми отдыхает в Монако - там для страдающих сильнейшей аллергией Никиты и Насти самый благоприятный климат. Фото: Instagram.com

Сейчас Ольга с детьми отдыхает в Монако - там для страдающих сильнейшей аллергией Никиты и Насти самый благоприятный климат. Фото: Instagram.com

- Толик схватил Настю, запрыгнул в машину и захлопнул за собой дверь, - вспоминала ужасную картину Ольга. - Меня тут же окружили люди в форме, но чудом я вырвалась и легла на капот, тем самым перегородив путь водителю Кучерены. Кричала что есть мочи, звала на помощь, и в какой-то момент это подействовало: Анатолий все же впустил меня в машину, чтобы я не поднимала шум. Спрашиваю его: «Зачем ты отбираешь у меня Настю?» А он сухо отвечает: «Для престижа!»
Разобраться, не вынося сор из избы, у любовников не получилось. Дело дошло до суда. Кучерена обвинял Ольгу во всех смертных грехах и требовал, чтобы дочка жила с ним в московской квартире, а в его отсутствие находилась под присмотром мачехи или няни. Влиятельного юриста не смущало, что материнское сердце Майдан разрывалось от боли, не учел он и того, что девочка по совету врачей некоторое время должна находиться на грудном вскармливании.






В 2009 году Анатолий КУЧЕРЕНА с супругой пожелали молодожёнам Дмитрию и Полине ДИБРОВЫМ такой же крепкой семьи, как у них

В 2009 году Анатолий КУЧЕРЕНА с супругой пожелали молодожёнам Дмитрию и Полине ДИБРОВЫМ такой же крепкой семьи, как у них


Страшные минуты


- Настя - серьезный аллергик, поэтому я так долго кормила ее грудью, - рассказала мне Ольга. - Сейчас ей уже 11, а у нее реакция на 95 процентов аллергенов. Это значит, что дочь не может дышать, если в здании не установлена определенная система вентиляции, есть нормальную еду, ей даже климат не каждый подходит. После того конфликта нам с Толей все же удалось спасти наши отношения. Не могу сказать, что я простила ему все обиды, но ради дочки старалась не вспоминать былое. Мы поженились, я родила Никиту, который, к сожалению, тоже стал аллергиком. Все эти годы я занималась воспитанием и лечением детей. Чтобы вы понимали: полгода мы живем в Москве на лекарствах, а на остальные шесть месяцев я вывожу Настю с Никитой за границу - в страны с благоприятным для них климатом. Пока дети были маленькие, это было удобно всем. Но ребята растут, им нужны друзья, привязанности и дом, а не бесконечные мытарства по отелям с аптечкой наперевес. Настя трижды была на грани жизни и смерти (у нее случался отек Квинке), и только я в эти страшные минуты находилась с ней рядом. Дети звонят папе, который, разумеется, не может оставить дела в России, но он редко им отвечает. В общем, я оказалась наедине с этой проблемой. Дети каждый день спрашивают про отца, интересуются, как долго они будут болеть, и почему мы с Толей не можем им помочь. Я больше не могу жить в этой неопределенности.
- Вы не боитесь, что история повторится и в случае развода муж попытается отнять у вас детей? - поинтересовалась я.
- Да, главный вопрос, который мы должны решить с Толей, - как и где будут жить наши дети. К счастью, Настя и Никита уже взрослые - могут самостоятельно принимать решения. Надеюсь, что в этот раз нам удастся разойтись цивилизованно, но пока Кучерена даже разговаривать со мной не желает. Его позиция такова: дочь и сын должны жить в России, но он не понимает, что они погибнут, если не создать необходимые условия. Я знаю, что Толя любит детей и не оставит их без своей поддержки, а мне от него в плане финансов ничего не нужно. Очень хочу развестись мирно, не травмируя детей, потому что понимаю: мама и папа одинаково важны для ребенка.