ОБЩЕСТВО

Женщина подделала свидетельство о смерти ребёнка

Она не хотела отдавать сына бывшему мужу, и испуганный мальчик боялся, что его сварят в кастрюле


Принимая решение в бракоразводных делах о детях, судья, как правило, действует в интересах матери. Но должен ли суд вставать на сторону женщины, которая представила поддельные документы о смерти своего ребенка - лишь бы мальчик не увидел родного отца? 33-летний житель подмосковного города Королева Александр ЮРЧЕНКО рассказал чудовищную историю, как с того света «воскрешал» сына Тимофея.


С будущей супругой Анной Дьяконовой Александр познакомился в 2006 году.
- Аня пришла на выставку в Новосибирске в качестве журналиста, - вспоминает программист Александр Юрченко, начальник развития торговой сети компании «Электросистемы и технологии». - Через год, в 2007-м, мы сыграли свадьбу, и я переехал к ней из Королева. На тот момент мне исполнилось 25 лет, и я, конечно, хотел карьерного роста. В Новосибирске мне не хватало размаха.
Александр принял решение вернуться с женой в Подмосковье.






ЮРЧЕНКО уверяет, что его бывшая жена Анна за полтора года ни разу не навестила сына. Из личного архива Александра ЮРЧЕНКО

ЮРЧЕНКО уверяет, что его бывшая жена Анна за полтора года ни разу не навестила сына. Из личного архива Александра ЮРЧЕНКО

- Я мечтал о сыне. Когда Анна забеременела, возникла угроза выкидыша, и врачи запретили ей перелеты, - продолжает Юрченко - Поэтому к нам в гости приезжала ее мама Надежда Николаевна. В какой-то момент теща стала мне указывать, как назвать сына. Случился скандал. Жестко высказавшись, я напомнил, что я - хозяин в доме. Теща не вытерпела и уехала к себе в Искитим. И началось... Жена постоянно «висела» на телефоне, стали приходить непомерные счета. Когда Александр высказал претензии, беременная Анна улетела к маме.
- Оставила записку. Мол, больше с таким диктатором жить не может. Я решил, что жене надо спокойно родить. Позже оплатил роды и сам на них присутствовал. Передать не могу, сколько счастья я испытал, когда на свет появился мальчик, - рассказывает Александр.
Однако новый конфликт не заставил себя долго ждать.
- Мы поссорились. Я улетел обратно домой. Через неделю Анна сообщила, что ребенок назван Тимофеем. Просила выслать денег. Через два месяца я прилетел в Искитим, чтобы поставить вопрос ребром: либо ты живешь с мамой, либо со мной. Считал, что полностью обеспечивал семью и имею право настаивать на том месте жительства, где я работаю. Анна долго думала и прислала мне SMS, что остается с мамой.
Александр подал на развод. Но жена была против.
- Следующее заявление о разводе написала она, - вспоминает Юрченко. - В этот раз я оказался против. С третьего раза нас развели автоматически. Сын остался жить с матерью. На протяжении полугода я приезжал в Искитим и видел сына. Потом Анна заявила, что я должен ей заплатить миллион рублей - ту долю за квартиру, которую она вносила при оформлении ипотеки. Я взял кредит и вернул. На следующий день бывшая жена отключила телефон. Моя жизнь с этого момента превратилась в кошмар. За четыре года я ни разу не увидел сына! Теща на порог не пускала, швыряла в меня тряпки, когда я приезжал к своему мальчику. Через закрытую дверь я просил выслать хотя бы фотографию. Ноль эмоций! Я оставлял сумки с подарками за дверью и уезжал в Москву. Я выполнял все обязательства: платил алименты на сына и на содержание бывшей супруги.
Устав от бесплодных попыток договориться, Александр подал в суд. Для общения с ребенком ему выделили лишь четыре дня в год.
- Женившись второй раз, я не забыл о сыне. И вот, на мое счастье, суд Искитима, изучив документы о явных нарушениях со стороны бывшей супруги, постановил: ребенок должен жить с отцом!






Вторая супруга Александра, Настя, сумела быстро найти подход к детям. Из личного архива Александра ЮРЧЕНКО

Вторая супруга Александра, Настя, сумела быстро найти подход к детям. Из личного архива Александра ЮРЧЕНКО


Фальшивки из Чечни


Однажды к судебным приставам пришла Надежда Николаевна. В руках она держала свидетельство о смерти ее дочери Анны и внука Тимофея. В этом случае судебное производство прекращалось бы автоматически.
- Когда мне это сообщили, думал, с ума сойду, - вспоминает Александр. - Я обратил внимание, что свидетельства о смерти жены и сына выданы в Чечне. Тут же купил билет, чтобы лететь в Грозный. Но мои друзья из Чечни узнали, что эти свидетельства не выдавались. Тогда я выслал опровержение судебным приставам и написал заявление в полицию о розыске сына. Мне ответили, что Тимофей умер и выписан из квартиры, а само жилье продано.
С этого момента Александр начал поиски сына. У него была только одна фотография мальчика, которую экс-супруга когда-то выложила в Интернет.
-  Сначала я вскрыл ее страничку в социальной сети, - объясняет Юрченко. - Прочитал, как театрально Анна со всеми друзьями прощается. Тогда еще больше поверил, что сын жив. Ее же друзья думали, что она разбилась. Вскоре я узнал, что на протяжении нескольких месяцев моя бывшая набрала кредитов больше чем на два миллиона! Купила авиабилеты сразу в несколько городов на одно и то же число, чтобы запутать следы. Неожиданно помог дед-казак Александр Брониславович, он сообщил, что моя теща живет в его селе под Пятигорском. Я тут же вылетел на место. В тот же день мы с полицией вошли в дом. Навстречу выбежал ребенок, в котором я тут же узнал сына. Прабабка, увидев меня, стала прятать мальчика со словами: «Вы ошиблись, это Тимофей Горный, вот документы, он не Юрченко».
Единственное доказательство, которое имел на руках Александр, - это свадебный альбом. Увидев фотографии, мальчик тут же заговорил, тыча пальцем в снимки: «Это бабушка Шура, это бабушка Надя. А это мама Аня».


Обманули мошенники


В селе все знали Анну Горную как предпринимателя из Сибири. Купив дом и машину, она открыла свою фирму. Занялась продажей бытовой техники.
- Мне пришлось двое суток караулить, чтобы теща не скрылась из дома с сыном. Анна за эти двое суток не объявилась. На третий день прилетела моя мама, и через судебных приставов мы оформили акт приема-передачи ребенка.
На суде Анна Дьяконова назвала случившееся недоразумением:
- Мы с мамой поругались, и я уехала жить к дяде. Маме сообщили мошенники, что я погибла, и дали документы. А Анна Горная - моя подруга, она просто похожа на меня, а ее сын - на моего.
- Когда я летел в Пятигорск, у меня не было цели забрать ребенка, - утверждает Юрченко. - Но после ТАКОГО я больше не желал ее видеть. Мы забрали ребенка и улетели... Первое время мальчик все время спрашивал, есть ли большая кастрюля в доме. Боялся, что из него сварят суп. Но моя вторая жена Настя  нашла к нему подход.
За полтора года Анна Дьяконова ни разу не приехала навестить сына. Зато подала заявление в суд - об определении порядка общения с ребенком.
- Сначала она не платила алименты, но я ее заставил, - говорит Александр. - Каждый месяц перечисляет две тысячи. Анне судья дал несколько дней в году и пару периодов, когда она может забирать ребенка с ночевкой. Кроме того, в отношении Анны в Грозном возбудили уголовное дело по факту получения паспорта по поддельному свидетельству о рождении... Сын не знает о том, что сделала мама. Недавно у нас с супругой родилась дочь. Тимофей любит сестренку. Могу сказать, что я счастлив.






Из личного архива Александра ЮРЧЕНКО

Из личного архива Александра ЮРЧЕНКО


Другое мнение
У тещи свой взгляд на эту историю.
- Александр пользуется родством с бывшим губернатором Новосибирска Василием Юрченко, - говорит Надежда Дьяконова. - Аня сбежала из Искитима, потому что зять решил забрать сына. Даже я не знала, где находится дочь. На продаже квартир настаивал зять, а деньги были нужны, чтобы найти мою дочь. Я ездила с Сашей, зятем, в агентство недвижимости, и именно он предоставил фальшивые свидетельства о смерти. Саша врет, что он предлагал Анне переехать после родов в Москву. Когда Анна забеременела, Юрченко приходил домой в два часа ночи. Он с кулаками на нее кидался! И приезжал зять в Новосибирск не к ребенку, а в командировки... Я видела Тимочку в июне, пришла в детский сад. Мне показалось, что внук психологически подавлен. После этого Саша написал заявление, что тещу подпускать к ребенку нельзя. Если Юрченко не даст нам встречаться с Тимой, мы будем судиться.