ОБЩЕСТВО

«Депутыня» скоро войдёт в наш язык

Люди, у которых нет возможности говорить правду, начинают материться


Есть мнение, что русский язык «уже не тот». Мол, ушла речевая культура, снижается грамотность. Современный новояз - порождение Интернета - вытесняет классические стандарты, а кризис школьного образования не отставляет юным носителям шанса в будущем назвать наш «великий и могучий» поддержкой и опорой. «Не пора ли спасать язык ПУШКИНА и ТОЛСТОГО?» - спросила я доктора филологических наук, профессора Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Гасана ГУСЕЙНОВА.






Филолог ГУСЕЙНОВ: «Не мы владеем языком - он нами»

Филолог ГУСЕЙНОВ: «Не мы владеем языком - он нами»

- Гасан Чингизович, что сейчас происходит с русским языком? Иной раз кажется, что он уже в реанимации, подключен к аппаратам жизнеобеспечения и периодически слышны крики: «Доктор, мы его теряем!»
- С языком ничего не происходит - происходит с людьми, которые на этом языке говорят. И постепенно эти изменения проявляются в языке. При этом сам язык не меняется, потому что есть другие люди, которые говорят так, как говорили раньше. А потом наступает момент, когда все начинают говорить по-новому. Вот только когда это произойдет, никто даже не заметит - потому что не с чем будет сравнивать.
- Тогда так: какие изменения ожидаются?
- Приведу пример из немецкого языка. Раньше в нем, так же как в русском сейчас, для описания профессий использовались слова в мужском роде: водитель, министр, канцлер. А лет 30 назад началась борьба за так называемое гендерное равноправие. Есть слово «учитель» - должна быть и «учительница», и так далее. В русском языке большинство людей, в том числе моих коллег, с пеной у рта доказывают, что род здесь обозначен формально, что нет слова «председательница», нет слова «министра» или «министерка». И слово «поэтесса» - плохое, уничижительное. И не надо вводить эти новшества. А немцы не побоялись перемен, так что федеральный канцлер-женщина теперь у них называется «бундес канцлерка» - Bundeskanzlerin. А ведь русский язык обладает огромным количеством суффиксов женского рода: император - императрица, герцог - герцогиня. А вот женщина-депутат - почему не «депутыня»? Или «депутатка», «депутатша». Но нет - это ужасно уничижительно сказать «депутатка», невозможно смешно сказать «депутыня». Но рано или поздно к этому придут. Через сопротивление, оплевывание, однако так будет.






В 1917 году около половины жителей страны были неграмотными. В 1939-м таких осталось всего 10 процентов

В 1917 году около половины жителей страны были неграмотными. В 1939-м таких осталось всего 10 процентов

- Звучит как посягательство на основы.
- Ну что вы. Возьмите Пушкина: «...так Постумия велела, председательница оргий». Председательница! И никакого уничижения. Прижившееся у нас правило соответствует мужскому шовинистическому взгляду на мир и потому должно быть подвергнуто изменениям. Такие вещи не сразу занимают свое законное место под солнцем. Но общество, в котором не может существовать гендерное равноправие, тормозится в своем развитии.
- Ох, не думаю, что в русском языке скоро приживется «депутыня». А вообще, когда говорят о человеке, мол, он прекрасно владеет языком, что это означает?
- Мы с вами говорим «солнце село», «солнце взошло», хотя прекрасно знаем, что это не солнце ходит по небосводу, а Земля вращается вокруг Солнца. То же с языком. Это не мы им владеем - это он нами владеет. Нам дан язык - и нам кажется, что мы им владеем. А дальше возникает вопрос: можем ли мы сказать что-то хорошее на этом языке? Говорим ли мы правду или врем? Язык содержит в себе всякие устройства, чтобы контролировать то, что мы говорим. Это не мы контролируем язык, а он нас контролирует.






Множество ошибок...

Множество ошибок...

- Как это происходит?
- Вот важные дяди и тети с самым серьезным видом говорят, дескать, нельзя употреблять некоторые слова. Мы не можем допустить, чтобы наши дети их слушали и повторяли. Но стоит нам сеcть в электричку, пройти по улице, мы увидим, что очень много людей беспрерывно используют этот язык. И никакие запреты помешать им не могут.
- А почему, кстати? Отчего многим людям не хватает обычного языка и они переходят на матерный?
- Одна из гипотез состоит в том, что язык - это очень тонко организованная серия сообщающихся сосудов. И когда кто-то узурпирует право на высокую речь, люди, которые не имеют возможности говорить правду на своем языке, начинают сквернословить. Это как две стороны одной медали. Если ты все время обманываешь и пустосвятствуешь - есть такое старое русское слово, ты поминаешь высшие ценности всуе, поминаешь их лукаво. Ты говоришь о любви - на самом деле ты не любишь никого. Ты говоришь о духовном - а сам погряз в материальном. Ты говоришь о том, что надо духовные ценности беречь, а на самом деле нет у тебя никаких высших ценностей. Другие люди, такие же носители языка, чувствуют, что им врут. И они на это отвечают вот этим низменным языком.
- Но мат в ходу во всех социальных слоях. Некоторые высшие чиновники и топ-менеджеры прославились в Интернете его виртуозным владением.
- Ну, так они чувствуют себя хозяевами языка. Считают себя вправе им распоряжаться. Конечно, они ошибаются, но свое чувство превосходства они могут выразить только с помощью низкого языка.






...на всех «столбах» сегодня никого не смущает

...на всех «столбах» сегодня никого не смущает


На одной волне


- Сейчас еще и Интернет влияет на развитие языка.
- Мы с вами стали свидетелями огромной информационной революции. Я бы ее сравнил с двумя другими революциями. Первая - это появление письменности. Вторая - распространение книгопечатания. И вот наша эпоха, в которой носители языка как бы разучились забывать слова. У нас сейчас оперативная память, которой мы пользуемся, знает гораздо больше слов, гораздо больше вариантов их написания и произнесения. И одновременно с этим сокращается роль авторитетов. Я уверен, что вы назовете десяток имен известных в интернет-сообществе людей, о которых я ничего не знаю. Но вам созвучно то, что они говорят, и вам импонирует манера, в которой они это делают. А у меня есть свои авторитеты. И мы с вами можем ими обменяться.




В том случае если вам приглянутся мои авторитеты, а мне - ваши, то пропорционально наши с вами прежние авторитеты потеряют в своей авторитетности и появятся другие. И вот в условиях, когда у вас нет жестких авторитетов в области языка, вас выпускают в это море, и вы начинаете там дрейфовать под парусом в маленькой лодочке, испытывая совершенно новые переживания. Ваш личный опыт речевого общения невероятно обогащается. Сегодня люди становятся, если воспользоваться лингвистическим термином, полиглоссичными. У них возникает много диалектов на их родном языке. С кем-то вы будете говорить, употребляя всякие интернетные словечки и американизмы. С кем-то стараться беседовать на народном, простом наречии. С кем-то практиковаться в правильном литературном языке. То есть вы все время переключаете регистры. Раньше такой возможности не было.





ЕГЭ - конец развития


- Про авторитеты. На филфаке меня обучали языку по классическим образцам. Но почему-то манера Толстого или Бабеля излагать свои мысли не переходит в бытовую речь.
- Язык Бабеля - это язык писателя, которому можно подражать. Но сейчас мы находимся в другой среде. У нас другие властители дум, причем они как писатели могут оказаться слабее Бабеля. Авторитеты в истории литературы вовсе не обязательно оказываются авторитетами в общественно-политической реальности нашего времени. И у нас нет инструментов, с помощью которых мы можем заставить язык оставаться таким, каким он был во второй половине XIX или в начале XX века.
- Вы работаете со студентами в одном из ведущих вузов Москвы. Как вы оцениваете их навыки владения русским языком?
- Есть студенты с хорошо поставленной речью, много читавшие. За этими ребятами видишь учителей, в диалоге с которыми они росли - интеллектуально и эмоционально. Лев Иосифович Соболев, Тамара Натановна Эйдельман - их учеников ни с кем не спутаешь. Есть и неизвестные мне учителя далеко от Москвы, но через их учеников я тоже получаю от них «привет». К сожалению, средства массовой информации транслируют нам совсем другой язык и при этом обладают огромной проникающей способностью. Многие талантливые журналисты, режиссеры, актеры приняли решение, что они будут служить этому языку.




- Чем вас не устраивает язык масс-медиа?
- У языка есть четыре функции, о которых говорили еще Платон и Аристотель. Есть выразительная (экспрессивная) функция, есть коммуникативная, управляющая и познавательная. И люди, говорящие с нами из телевизора, демонстрируют в основном лишь две функции - экспрессивную и управляющую. А коммуникативная и познавательная у них придавлены. И это представляет огромную опасность для языкового сообщества, потому что дискуссию, диалог они подменяют агрессивной индокринацией - впихиванием простыми риторическими методами своей точки зрения - и мгновенным затыканием рта человеку, который пытается этому воспротивиться. Такой язык может вызвать у собеседника только сильнейшие эмоции, спровоцировать на что-то. В конечном счете своим речевым поведением они отрицают ценность речи. По сути это демагогия, язык вражды и угроз. Такому языку учиться не надо. Учиться нужно искусству дискуссии.
Дети очень пострадали от ЕГЭ. Главная проблема поголовно всех студентов - они смотрят на преподавателя и спрашивают: что вы хотите от нас услышать? Что вы хотите, чтобы мы вам сказали? Они не себя спрашивают: как нам лучше ответить? Как нам это решить? Это форма того же политического ожидания, когда люди задумываются, что бы им сделать, дабы сделать приятное начальнику. А это - конец жизни, конец развития.





Трудности перевода


Особенности произношения и транскрипции, принятые в разных языках, подчас создают неловкие ситуации даже при общении на высшем уровне.


* В начале 1970-х в Тегеран прилетел Председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин. Перед выступлением по ТВ его попросили в слове «космос» делать ударение на втором слоге: «касмОс», так как в иранском языке «кос-мос» обозначает женский детородный орган. Фамилию советского премьера в Иране писали как Касыгин - дабы исключить дурные ассоциации.
* Члена Политбюро ЦК КПСС и главного казахского коммуниста Динмухамеда Кунаева тоже стали величать Канаевым: «кун» по-персидски - попа.
* Фамилию Председателя Госкомитета СССР по науке и технике Владимира Кириллина писали и произносили как «Керилин», поскольку «кир» на фарси - мужской половой орган.




* В Болгарии прикольно звучит фамилия теннисистки Курниковой: «кур» по-здешнему - член. Не все хорошо и с фамилией Спичкин: «пичка» - неприличное обозначение влагалища. Фраза «Юноша прикуривает от спички» - за гранью приличия.
* Фамилия классика немецкой литературы Гете напоминает узбекское «гет», что означает «задница».
* Советским дикторам нелегко давались имя и фамилия руководителя ЦК Компартии Китая товарища Ху Яобана.
* А вот фамилия Путин, созвучная с китайским «Пу цин», означает «Объединитель столиц» - то, что надо для главы государства.
* В англоязычных странах ржут над фамилией хорватского биатлониста, когда слышат объявление диктора: «Яков Фак
* В России известен писатель Олдос Хаксли и его дед - биолог Томас Гексли, а ведь это одна и та же фамилия.