ОБЩЕСТВО

Почему кончилась очередь на выставку Серова

Полевую кухню и еще шатер, где можно погреться, организовали аккурат после визита президента


«Кашу гречневую ели?» - Ребята с какого-то телеканала с мохнатым микрофоном обходят очередь на выставку Валентина СЕРОВА. Для коллег с ТВ появилась «картинка» - к Третьяковке подвезли полевую кухню, где варят гречку с тушенкой. До этого изображение не менялась – длинная вереница людей, много дней одна и та же. Ну, если не считать прошлого четверга, когда самые отчаянные выломали двери. И вот телевизионщикам снова улыбнулась творческая удача.


Гречка, конечно, грела душу – до этого, говорят, ничего горячительного не предлагалось. Полевую кухню и еще теплый шатер, организовали аккурат после визита президента. Совпало так, наверное, просто.
…В общем, мы с сыном приобщились тоже. В субботу, за день до закрытия. Это потом объявили, что выставку продлят еще на неделю, а тогда казалось: все. Еще день – и «Девочку с персиками» опять придется смотреть в Лаврушинском, а не здесь. Наслушавшись рассказов о столпотворении «на Валентина Серова», стратегию выработали такую. Я еду к открытию, занимаю место, потом ко мне подтягивается отпрыск. Три кофты, пуховый платок, шуба – экипировалась я серьезно.
На два с половиной часа моего обмундирования не хватило. Подвели ноги. Но сейчас не об этом.
Я давно не видела таких очередей. Я их в принципе давно не видела, но тут было что-то особенное. Никто не роптал. Ни в длинной - для всех, ни в той, что покороче – для обладателей электронных билетов. В последние дни билеты через Интернет не продавали, и те, кто купил их раньше, пугались, что придется томиться вместе со всеми, как это было день назад. Но все обошлось: для электронных организовали отдельный вход.  
«Картины-то, может, и не все запомню, а что столько стояла, навсегда врежется», - смеется моя пожилая соседка.






Фото Евгении ГУСЕВОЙ/«Комсомольская правда»

Фото Евгении ГУСЕВОЙ/«Комсомольская правда»

Она на нашем участке очереди самая активная - к ней - на шум - снова подваливают телевизионщики: «А что вы рассчитываете увидеть на выставке?» Неожиданно. «Слонов», - надо было ответить. Вместо этого дама принимается рассказывать, как стояла всю ночь, чтобы поклониться поясу Пресвятой Богородицы. А еще раньше – в Пушкинский на Пикассо. А дедушка в кроликовой шапке со спущенными «ушами» вспоминает, как в Москву привозили Джоконду, и тоже была гигантская очередь.
Народ подхватывает беседу, начинает шевелиться. С некоторыми мы познакомились. С кем-то сходили за чаем, который бесплатно наливал МЧС. Потанцевали. Попели вполголоса. Обсудили, где найти репетитора по английскому. Обменялись контактами. Поговорили об общих знакомых. Посмеялись.
Одно на всех приключение как-то быстро нас сплотило.
Расстались, лишь проникнув внутрь. Не без сожаления. Словно провели вместе несколько дней.
«Интересно, а что сказал бы Серов, увидев, как мы к нему ломимся?» – задумчиво спросил сын, глядя на изображение мастера на входе в зал. Смотрел Валентин Александрович с портрета чуточку тревожно. Интересно…
Картины были прекрасны, спору нет. Даже при том что подойти к ним с первого раза не всегда получалось, а смотрительницы то и дело нарушали благостную атмосферу шиканьями «не снимать» (почему, интересно? Везде можно…)
Когда собирались уходить, увидели через стекло, что перед зданием на улице ни души. Было начало седьмого. Очередь рассосалась. Вместо нее плотная компания собралась в гардеробе - не было свободных крючков. Но тут люди стояли хотя бы в тепле. 


В итоге сами собой напросились выводы.
1. Если намечается что-то, что гарантированно привлечет всеобщий интерес, не тянуть до последнего. Это железно.
2. Ходить на подобные мероприятия вечером в выходные – когда всем кажется, что повсюду полно народу, и многие остаются дома.
3. Все, что можно увидеть в спокойной обстановке в другое время, смотреть в спокойной обстановке в другое время, без ажиотажа.
4. Иметь при себе термос.
5. Купить наконец валенки.