ОБЩЕСТВО

Коренные немцы сбежали из-за политики канцлера Меркель в Россию

 Вот уже семь месяцев, как немецкая семья из восьми человек пытается получить политическое убежище в России. Поселившись в столичном хостеле на Новой Басманной, семья ГРИСБАХ вынуждены были переселиться в мини-вэн, на котором приехали из Германии. «Экспресс-газета» попыталась разобраться, почему эти люди сбежали из благополучной Германии.

Историю немцев Грисбах обсуждают не только российские, но и немецкие СМИ. На немецких форумах, правда, люди высказывают разные  мнения. «Переезд из Германии в Россию можно сравнить с переездом из красивой квартиры в сарай», «Кто знает, может, окажется, что скоро это будет единственным безопасным местом на земле». Я узнала об этой истории от сотрудницы хостела, которая обратилась с письмом о помощи семье, оставшейся на улице. Поскольку никто толком не мог понять, что заставило восемь человек с маленькими детьми просить убежища в России, я решила разобраться в этой истории.

 

Малышу шесть месяцев

Семью Грисбах я застала во дворе того самого хостела «Синема», о котором писалось в письме. Поскольку на улице стояла жара свыше 30 градусов, Грисбахи занавесили лобовое стекло в машине, чтобы спастись от палящего солнца. Когда я пришла, взрослые как раз допивали кофе, а малыши, самому маленькому только шесть месяцев, мирно сидели в детских креслах. Наверное, для представителей Средней Азии ситуация вполне обычная, но не для немцев, совсем не привыкших к бытовым сложностям. Старшему мальчику Андре Лука, внуку главы семейства, – 8 лет. Все это время он учит школьные предметы самостоятельно, теперь сидя в машине. Правда, с едой у семьи все в порядке: узнавшие о беде русские приносят каждый день продукты и воду, а также предлагают ночлег. Этой ночью им повезло: дети будут ночевать в детском садике.             

- Мы жили в маленькой деревне Ной Калис, что находится в земле Мекленбург-Передней Померании, - объяснил отец семейства, геофизик по образованию, Андре Грисбах. Со времени объединения Германии мы понимали, что живем в стране, где господствует режим «фашизма». Берлинская стена была защитой от этого режима. В 2013 году мы участвовали в митинге против немецких законов, которые остались еще со времен Третьего Рейха. Это была манифестация, в которой принимала участие небольшая группа активистов. Мы хотели привлечь людей с помощью плакатов: «Мы не освободились от фашизма», «Какое у тебя гражданство?». Протестовали против высоких налогов, за счет оплаты которых Германия финансирует войны в Афганистане, Ираке, Сирии. Войны развязывает Америка, а мы платим. После этого митинга у нас начались проблемы.

- Читала, вы не согласны с политикой Ангелы Меркель?

- Если ты канцлер страны, должна делать все, чтобы народ жил хорошо. У нас, и эти данные есть на сайте архива парламента, более 2,5 миллионов детей живут за чертой бедности. Это значит, что они только один раз в день получают нормальное горячее питание. (Тут Грисбахи не совсем корректны. Бюджет семьи складывается из общих доходов. Если на 4 человек, из которых 2 детей до 14 лет, приходится меньше чем 1 тысяча 926 евро нетто, семья попадает под критерий «черты бедности», - Н.М.). Что касается наплыва беженцев, мы понимаем - надо помогать. Но среди простых людей почти 80 %, а это 800 000 хорошо натренированных солдат -контрактников.   

- Скажите, какие угрозы вы получили от государства?

- Конечно, речь идет не о прямом насилии. Семью начали давить налогами. Сначала без согласия мой дом подключили к общей канализации, за которую выставили большой счет. (Германия обязала граждан в целях сохранения грунтовых вод пользоваться общим водоотводом, - Н.М.).Потом оказалось, мы обязаны платить штрафы за счета, которые якобы мы не оплатили. Иначе сядем в тюрьму. Вот такое давление нам пришлось испытать на себе из-за политических взглядов. У нас образовался долг в 39 000 евро. Учетных книг больше нет, поэтому проверить счета нельзя, есть только электронные письма. Недавно в Германии в связи с наплывом беженцев обсуждали вопрос использования частных помещений, где никто не живет. Я не хочу, чтобы у меня забрали мой дом, и поселили в него сирийцев.  

- Причина в том, что выставили счет, или все же политическая?

- Наша конституция вступила в силу после войны. Но ее принимали не немцы, а страны, победившие в ВОВ - американцы, французы, англичане. Личное мое мнение: конституция не недействительна. Законы - старые, еще со времен Гитлера, когда он единолично принимал решение. У нас нет демократии. В Германии эту тему не воспринимают серьезно, смеются. Это тактика государства: манипуляция гражданами.

- Что стало последней каплей, когда вы собрали вещи, и решились, по сути, сбежать?

- Стали поступать угрозы, что наша служба надзора за несовершеннолетними, так называемая югендамт, заберет детей (В документах есть сведения, что у старшей дочери Доминик происходили регулярные скандалы из-за ребенка с отцом, - Н.М.). Дети – шопинг, который процветает в Германии. За каждого изъятого из семьи ребенка поступают большие деньги из казны на его содержание.

- Кто первым в семье заговорил о «побеге»?

- Уехать в Россию решила жена Карола. Если бы она предложила в Америку, мы бы не поехали. Но мы жили в ГДР, поэтому Россия нам ближе, много знакомых среди российских немцев. Это действительно был побег: собрали вещи за пару часов, отключили коммуникации, закрыли дом и уехали.

 

Против уроков секса

Я была удивлена, что старший сын дочери Доминик 8-летний Андре Лука пропускает занятия в школе. Но молодая мама по этому поводу не так сильно переживает.

- Я поддержала идею мамы уехать из Германии, - говорит Доминик Грисбах. - До этого мы не разу не посещали Россию. Мой сын занимается уроками здесь, в машине, - на полном серьезе мне ответила 27-летняя дочь Доминик. Это лучше, чем в школе. У нас сейчас в Германии ввели уроки секса, где показывают, как правильно надевать презерватив, рассказывают, как предохраняться. Я не хочу, чтобы моим детям, а у меня их двое, даже на куклах показывали половые органы. Но даже если ты против, ребенка заставят на эти уроки ходить. Чтобы было ясно: ребенок в Германии  принадлежит, прежде всего, государству, а не родителям. Мы и сейчас боимся того, что из немецкого консульства придут, чтобы забрать детей.      

- Тебе понравилась наша страна?

- Да. Люди тут в хорошем смысле сумасшедшие. Охотно и много пьют. Мы не видели еще достопримечательности, потому что приехали по другим причинам.

- Неужели вам так плохо на родине?

- Я выхожу на улицу последнее время с ножом, - говорит Доминик, и достает мне свое оружие. – Мы боимся сирийцев.

 

В убежище отказали

Семья Грисбах – странные люди. Вместо того, чтобы проконсультироваться с юристом, как правильно начать процедуру оформления документов, они решили действовать в лоб. Только судьба Жерара Депардье им не улыбнулась: в убежище им отказали.

- Мы сделали туристическую визу, встали на учет в ФМС по месту нашего пребывания в хостеле, - объяснил Андре Грисбах. -  Потом подали документы, чтобы нам дали  убежище в России. В это время наша виза закончилась. В ФМС выдали справку о том, что мы имеем право находиться в стране до окончания проверки документов. В хостеле снимали номер за 80 тысяч рублей в месяц, но с конца мая нам отказали, потому что виза – просроченная. Если хозяин нас поселит, ему грозит штраф.

- И вы оказались в автомобиле?

- Да. Хорошо, что нам помогает сотрудница хостела - Лена: дает возможность сходить в туалет, приготовить еду, принять душ. В убежище нам отказали, говорят, нет войны в Германии, не видим угрозы вашей жизни на родине. Оказалось, что мы нарушили миграционный режим. Нам выписали еще штраф в 20 тысяч рублей. В течение 10 дней мы обязаны покинуть Россию. Я думал, что за четыре месяца мы получим вид на жительство. Но я не знал, что в это время не имею права официально работать, потому что в случае нарушения режима нас бы депортировали.  

- Что будете делать, ведь в течение 10 дней, вы обязаны покинуть Россию?

- Мы не можем вернуться в Германию, иначе у нас заберут детей. Не поедем также ни в одну из стран Евросоюза. Но если останемся в России, нас депортируют из-за нарушения режима. Но мы не сможем тогда въехать в Россию в течение пяти лет. Есть друзья в Африке, поэтому планируем туда. Но у нас есть еще в запасе четыре дня. К нам приезжают люди, готовы нам помочь. С одним депутатом ездили в Государственную Думу, где написали прошение дать нам ПМЖ, вчера отправили письмо на сайт Президента РФ Владимира Путина.

Фото автора