ОБЩЕСТВО

Батарея бутылок, зажигательными — пли!






ХРАНИТЕЛЬ ОФИЦЕРСКИХ ТРАДИЦИЙ ВОВОЧКА КАЗАКОВ: по старой армейской привычке, после горячительного, всегда тянется к холодному оружию

ХРАНИТЕЛЬ ОФИЦЕРСКИХ ТРАДИЦИЙ ВОВОЧКА КАЗАКОВ: по старой армейской привычке, после горячительного, всегда тянется к холодному оружию


Лично для меня праздник 23 февраля ассоциируется не с праздничным салютом. И даже не с до синевы выбритыми и невменяемыми товарищами военными, насвистывающими на улице «Прощание славянки». В памяти сразу всплывают маленькие, стограммовые бутылочки коньяка. Почти во всех конторах и учебных заведениях, где я болтался последние лет 20, сопутствующие дамы от необъятной глубины фантазии дарили мужчинам на праздник исключительно их.

Все было бы хорошо, только женщины не учитывали элементарный факт: из коньячной мензурки с горлышком тоньше мизинца годовалого ребенка пить из «ствола» категорически невозможно. А дергаться из-за каких-то ста граммов в поисках стакана казалось последним делом. Приходилось вытряхивать содержимое бутылочки друг другу прямо в гортань.
Но это все дела, как говорится, дней минувших. Праздник на самом-то деле хороший. И не очень важна первопричина. Что, мол, там в 1918 году Красная Армия разгромила немцев под Псковом и Нарвой. Может, так оно и было, не в этом суть. Главное, что это - День защитника Отечества. И даже всякое мурло, представляя себе защиту Отечества исключительно по штатовскому фильму «Спасти рядового Райана», приосанивается, надувает щеки и начинает рассказывать окружающим дамам, с какой стороны стрелять из автомата Калашникова.

Царские цацки

Всю сознательную жизнь я прожил с этим славным праздником. И в принципе считаю, что праздновали 23 февраля всегда. Даже во тьме веков. Когда я внимательным взглядом неврастеника вглядываюсь в историю, то совершенно отчетливо вижу, как отмечался этот день, к примеру, во времена Ивана Васильевича Грозного. Перво-наперво - торжественное собрание. Куда ж без него? Естественно, в Кремле. Докладчик - Малюта Скуратов. Отчет «О мерах по укреплению обороноспособности русской армии». Малюта говорит о модернизации осадных катапульт, об успехах отечественных алхимиков в производстве новых модификаций кипящей смолы для поливки вражеских голов, о повсеместном внедрении в дружины нового оружия - меча-кладенца третьего поколения. Бояре в зале чавкают, чешут сальные бороды и, кивая меховыми медвежьими шапками, одобрительно шепчут: «Эх, етить!» Хор участников штурма Казани на бис исполняет популярную песенку «Идет стрелец по городу, по незнакомой улице…» И как пик торжества - вручение Иваном Грозным отличившимся военачальникам почетных наград - шуб с царского плеча.
На сцене царь, рядом адъютант (какой-нибудь предок Никиты Михалкова) с горой шуб. Справа очередь воевод. Под оглушительный вой дудок Ивану Васильевичу передают новую шубу, накидывают на плечи, затем снимают и торжественно вручают очередному претенденту. Красотища!

Шпионские страсти

Вот еще о чем я подумал. О глобальности 23 февраля. Чтоб повсеместно, от тайги до британских морей, чтоб в каждом уголке планеты выпивали и закусывали во славу Советской, Российской армии. Помните, прекрасный эпизод из «Семнадцати мгновений весны», когда Штирлиц 23 февраля ловит по радио Москву, пьет водку, жарит картошку и про себя поет: «Ах ты степь, широкая…» Если учесть, что наши разведчики были и есть во всех странах мира, то можно представить такой прекрасный сюжет. Какой-нибудь английский лорд, естественно разведчик, заперевшись в родовом замке, сняв с башки опостылевший парик, в заветный час ловит Москву, печет картошку, обливаясь ностальгическими слезами, глушит виски и тоже поет про степь.
Японский самурай (наш, естественно, человек), уединившись в роще уже цветущей сакуры с видом на Фудзияму, отложив катану (меч японский), ловит по радиоприемнику голос Родины, жрет саке, в унисон английскому лорду и тоже гортанно затягивает: «Ох ты степь, широкая…» И так по всему миру.
Депутаты разных парламентов, погонщики верблюдов, китобои и чистильщики ботинок, все наши люди, в едином порыве выводят русскую народную песню, занюхивают горькую рукавом и вспоминают о величии России.
Я предлагаю всем мужикам в этот день, наконец-то, встряхнуться, осознать, что живем в великой стране, с самой лучшей армией на свете, несмотря на временный бардак. Хряпнуть по маленькой, как по большой, тут уж как фишка ляжет, и спеть про широкую степь. Ей - богу, будет просто замечательно!